В Минпросвещения не знают, какие документы нужны, чтобы ребенок из другой страны мог получить дошкольное образование

Верховный суд 23 апреля отказался отменять пункты приказа Министерства образования и науки «Об утверждении порядка приема на обучение по образовательным программам дошкольного образования», согласно которым нужно предъявлять регистрацию при зачислении ребенка в детский сад. Иск к Министерству просвещения подавала правозащитная организация «Гражданское содействие» от лица четырех проживающих в Москве семей. Хотя суд не отменил приказ, он подчеркнул, что отсутствие регистрации не должно быть препятствием для зачисления детей в детские сады. Координатор программы комитета «Гражданское содействие» по доступу к образованию Константин Троицкий рассказал The Insider, что именно не устраивает правозащитников в приказе и будут ли они подавать апелляцию.

В Минпросвещения не знают, какие документы нужны, чтобы ребенок из другой страны мог получить дошкольное образование

В пункте 9 приказа, который регламентирует порядок приема в дошкольные образовательные учреждения, содержатся, во-первых, нечеткие формулировки, а во-вторых, неправомерное требование.

Неясность формулировок заключается в том, что тот, кто имеет документ, подтверждающий регистрацию по месту жительства или по месту пребывания, имеет право на первоочередное зачисление в дошкольное учреждение, которое закреплено за территорией, на которой он проживает. При этом регистрация по месту пребывания может быть только у российских граждан. В отношении иностранных граждан документ, который подтверждает пребывание по тому или иному адресу, это так называемый отрывной талон постановки на миграционный учет. Хотя часто регистрация по месту пребывания и постановка на миграционный учет используются как синонимы, в законодательстве это разные понятия, что, к сожалению, открывает возможности для нарушения права ребенка на дошкольное образование и показывает дефект порядка, который мы обжалуем.

Наш иск преследовал цель либо изменить, либо вообще убрать упоминание регистрации как таковой. Естественно, каждый ребенок должен иметь право ходить в детский сад рядом со своим домом, но это право должно, на наш взгляд, доказываться любым документом, свидетельствующим о факте проживания на закрепленной за детским садом территорией. Например, это может быть договор аренды жилья или тот же отрывной талон о постановке на миграционный учет. В оспариваемом приказе мы видим создание правовой неопределенности, так как непонятно, что требуется. Плюс мы убеждены, что даже если родители не могут предоставить какой-либо документ, подтверждающий проживание по тому или иному адресу, ребенок все равно имеет право на дошкольное образование. На словах Министерство просвещения согласно и утверждает, что оспариваемый порядок такое право не нарушает, но почему не дать более четкую формулировку, не оставляющую пространство для неверных интерпретаций?

В Верховный суд обратилось четыре наших заявителя, трое из них — иностранные граждане, один — российский гражданин. У российского гражданина ребенок имеет инвалидность и справку об инвалидности. Ему семь лет, он до сих пор не говорит. Ему рекомендовано посещать дошкольные образовательные учреждения для общения с другими детьми, чтобы научиться говорить. И его не записывают в детский сад, потому что в Москве Департаментом образования установлено правило приоритета регистрации по месту жительства перед регистрацией по месту пребывания. Остальных, которые имеют регистрацию по месту пребывания либо справку миграционной службы, ставят в очередь, в которой дети находятся годами, часто до достижения ими школьного возраста. Таким образом, они дискриминируются на основе типа регистрации.

Мы пытались добиться в ходе судебного заседания от Министерства просвещения ответа на вопрос о том, что такое «документ, подтверждающий свидетельство о регистрации» и относится ли к нему, например, документ о постановке на миграционный учет. Мы этого ответа не добились.

Неправомерное требование заключается в формулировке оспариваемого порядка, где устанавливается, что иностранный гражданин, который записывает своего ребенка в детский сад, предъявляет документ, подтверждающий его право на пребывание в Российской Федерации. Мы пытались добиться ответа на вопрос — а что доказывает право иностранного гражданина на пребывание в Российской Федерации? Какие документы? Закрытого перечня этих документов в законодательстве нет и, как выяснилось в ходе судебного заседания в Министерстве просвещения, они сами точно не знают, какие бывают документы, подтверждающие право на пребывание в Российской Федерации. При этом образовательные организации, где точно так же обычно не знают, обязывают этот документ истребовать.

Если ясное и исходящее из интересов детей разъяснение будет дано в мотивировочной части решения суда, возможно, мы не будем подавать апелляцию. Но наша позиция в том, что право ребенка на дошкольное образование вообще не должно зависеть от его гражданства или того, может ли доказать его родитель или законный представитель право на пребывание на территории Российской Федерации. И этого, я боюсь, в решении не будет. В ходе судебного разбирательства мы приводили даже конкретные примеры, когда у родителя, иностранного гражданина может не быть документа, подтверждающего право на пребывание в Российской Федерации, а ребенок при этом гражданин Российской Федерации. Получается, согласно Министерству просвещения, что российский гражданин может быть лишен права на дошкольное образование? Но даже если родитель не имеет никакого документа о его миграционном статусе ни для себя, ни для ребенка, как ребенок может быть лишен доступа к образованию, которое, согласно Конституции, гарантируется каждому? Зачем в принципе в праве на доступ к дошкольному образованию делить детей на тех, у кого есть российское гражданство, и тех, у кого нет? Мы полагаем, что это совершенно неуместно, да и Федеральный закон «Об образовании» гарантирует: «Иностранные граждане обладают равными с гражданами Российской Федерации правами на получение дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, а также профессионального обучения по программам профессиональной подготовки по профессиям рабочих, должностям служащих в пределах освоения образовательной программы среднего общего образования на общедоступной и бесплатной основе» (ст. 78).

Ребенок должен социализироваться и развиваться. У троих наших заявителей и их детей родной язык — не русский. Им нужно общаться, играть с русскоязычными детьми. Двое этих заявителей получили убежище в России, еще один находится в процессе процедуры получения. Все они живут в России уже долгие годы и не планируют никуда уезжать. Их дети будут, вероятно, в России расти, воспитываться, работать и любить. Поэтому чтобы они становились хорошими людьми, чтобы они при этом имели высокий шанс на успешную и счастливую жизнь, с самого раннего возраста нужно заниматься их интеллектуальным, физическим, психическим развитием, которое должно осуществляться в том числе и на уровне детских садиков. Среди наших заявителей есть и другие иностранные граждане, которые говорят: «Мы хотим, чтобы ребенок подошел к школе подготовленным, хотя бы научился говорить по-русски». А такие дети, получается, сидят дома, им сложно учить русский язык с родителями, потому что родители часто тоже на русском языке не говорят, а на платные курсы их отдать не могут, так как нет финансовых средств. Мы считаем, что такая ситуация неправильна и грубо нарушает права детей.

Текст: Ива Цой, Insider

Читать еще
×