Светлана Ганнушкина о волках, Конституции и смертной казни

21 / 07 / 2016

На одном из семинаров Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина прочитала очень интересную лекцию о праве на жизнь. Почему для нас актуален вопрос права на жизнь? Когда о нем впервые заговорили в культуре? Право на жизнь – зона ответственности человека, государства или международного законодательства? Мы записали для вас видео и расшифровали несколько слов.

«Когда я в первый раз готовила такую лекцию, я начала думать – а что же, собственно, человек как биологический вид собой представляет в этом отношении. Почему мы можем вообще убивать себе подобных? Ведь сохранение вида – это один из основных инстинктов. Как получилось так, что человек может убивать человека?»

«Волки не убивают себе подобных. А почему? Как это устроено? Вы видели когда-нибудь, как дерутся два волка? Они насмерть не загрызают друг друга. Я видела, как дерутся собаки. Что происходит? Собака, которая оказывается сверху – она победила. Что делает та, что внизу? Она поворачивает шею и подставляет сонную артерию. Один удар клыка – и конец. Но победитель, видя эту сонную артерию, на уровне инстинкта начинает отступать. И этот инстинкт есть у всех животных, обладающих сильными возможностями убийства – клыками, когтями, клювами».

«Человек – как голубь. Что у него за когти? Об этом смешно говорить. А зубы? Рогов и вовсе нет. Убийство человеку не дано природой, мы инстинктом не защищены. Но в процессе цивилизации мы приобрели такие орудия уничтожения, что никаким волкам, тиграм и медведям это и не снилось. И вот мы начинаем этим пользоваться, от камня до атомной бомбы».

«Мы ходили с внуком по Дрезденской галерее, и увидели картину, где Бог не давал Аврааму убить своего сына Исаака. И я начала рассказывать своему компаньону эту историю. Вот Бог отдал такой приказ, вот Авраам послушался, пошел приносить в жертву этого ребенка. И у мальчика глаза открыты, он слушает внимательно и напряженно – он идет вместе с Авраамом. Авраам идет, и Исаак его спрашивает: а где агнец, которого мы будем приносить в жертву? И Авраам говорит: агнец будет. И вот он заносит руку, и только тогда Бог его останавливает и говорит – не надо. Этот шаг не нужен. И я вижу облегчение на лице моего слушателя! Важно не столько подумать, что и как хотел сделать Бог, а сосредоточиться на том, как эта история влияет на людей, которые ее читают. Это прививка человеку, первый сигнал: «Не убивай!»

«Почему сразу не дано вот это «Не убий»? Только через много лет? Потому что бессмысленно в тот момент было человечеству это говорить. В основу дома тогда клали перворожденного ребенка, это была жертва богам, чтобы лучше стоял дом».

«В Германии был похищен ребенок. И полицейские нашли человека, причастного к этой акции. Но он не хочет ничего рассказывать. А ребенок может погибнуть. И пытки применять нельзя, и еще его надо уважать, сукиного сына. И что делать? Немецкий полицейский приводит его в комнату, где какие-то орудия пыток. Ну не знаю, жаровня там. Мужик пугается и говорит, где ребенок. Ребенка спасли, казалось бы, все замечательно, надо сказать спасибо полицейским. А этот поганец подал в Европейский суд, обжаловал нарушение 3 статьи Конвенции. И выиграл, потому что статья абсолютна».

«Несмотря ни на какие документы, человек решение принимает сам. То же касается адвокатской тайны. Вот адвокату его доверитель или подзащитный рассказывает о готовящемся преступлении. Что делать? Я разговаривала с одним адвокатом, и он сказал: если это прошлое – я не скажу, а если что-то планируется – я скажу. И потом буду готов к санкциям адвокатского сообщества. В конечном счете человек всегда решает сам».

«Однажды мне судья сказал: «Как вы мне надоели со своей Конституцией!»

«Конституционный суд постановил: столько лет жили без смертной казни, и дальше проживем. Ужесточение законодательства невозможно. Хотя дебаты по этому поводу идут до сих пор».

Видео: Александр Федоров. 


Теги: ,,
×
Scroll Up