Суданец отстоял право на убежище в России

В Дарфуре продолжаются кровопролитные конфликты, сотни тысяч людей бежали из Республики. Однако в России их в подавляющем большинстве случаев отказываются признавать беженцами.

Наср родился и вырос в регионе Дарфур, где на протяжении последних 15 лет ведутся жестокие этнические конфликты между правительственными войсками при участии ополчения «Джанджавид» и местного темнокожего населения, к которому и относится Наср. По оценкам ООН, с начала военного конфликта в 2004 году в Дарфуре погибли более 200 тысяч человек.

Суданец был вынужден бежать из родной страны после того, как его отца и брата убили ополченцы «Джанджавид». Сестры и братья Насра также в экстренном режиме покинули страну: сейчас все они живут в разных странах в статусе беженцев.

В июне 2018 года Amnesty International опубликовала снимки Судана со спутников: на фото видны серьезные разрушения поселений в Дарфуре. Двумя годами ранее, в 2016 году, Amnesty International публиковала доказательства об использовании суданской армией химического оружия в отношении гражданских лиц, в том числе малолетних детей, в дарфурском районе Джебель Марра.

По прибытии в Россию Наср обратился в Управление по вопросам миграции ГУ МВД РФ за статусом беженца.  И получил отказ: миграционщики посчитали, что суданец должен был обратиться за статусом в Белоруссии, куда он изначально прилетел из Судана. Тот факт, что Наср был в Управлении по гражданству и миграции Минского горисполкома, и там ему в обращении за убежищем отказали, российские чиновники проигнорировали.

Несмотря на то, что Белоруссия формально приняла на себя международные обязательства по защите беженцев, присоединившись к Конвенции 1951 года и Протоколу 1967 года, в реальности власти страны не дают гражданам Судана возможности легализоваться в республике. Это подтверждают статистические данные на сайте МВД Белоруссии: за период с 1997 по 2015 год ни один гражданин Судана не получил в стране статус беженца. Опасаясь высылки обратно в Судан, Хуссейн Камаль Абдалла принял решение обратиться за статусом беженца в России, куда он приехал в 2016 году.

При поддержке юриста Комитета «Гражданское содействие» Майванда Абудл Гани суданец обжаловал отказ в предоставлении статуса беженца сначала в районном суде, а потом в городском, но все безуспешно. Тогда было принято решение обратиться за временным убежищем (гуманитарный статус, предоставляемый не срок до года).

В результате, Наср стал одним из немногих суданцев-обладателей временного убежища в России: по данным Росстата, на конец прошлого года только 5 граждан этой страны имели этот статус в РФ.

Многим землякам Насра повезло в России меньше: в апреле 2018 годы мы писали о суданце Асафе, который был вынужден уехать из России вместе со своей русской женой и дочерью. А в 2016 году при поддержке «Гражданского содействия», УВКБ ООН и Международной Организации по Миграции в рамках программы переселения удалось получить статус беженца в третьей стране дарфурцу Мохаммеду Омер Али: четыре года он пытался получить этот статус в России, но ему отказывали.

Фото: кадр из фильма «Дарфур: Хроники объявленной смерти»