«Сочувствие не зависит от состояния экономики»

Рубрика Gazeta.ru «Экономика роста» в марте начала публикацию серии интервью с известными людьми о том, как сказался экономический спад на их деятельности. В этой колонке опытом поделилась и председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

«Сочувствие не зависит от состояния экономики»

Наш фонд оказывает консультативную и правовую помощь беженцам и вынужденным переселенцам. Не могу сказать, что кризис особо повлиял на нашу деятельность. У нас как было много обращений, так и остается.

Более того, за последний год их стало ощутимо больше. Оценить в цифрах число обращений нельзя, но если раньше посетители, нуждающиеся в помощи, как-то рассредоточивались по периметру в помещении, где сидели и ждали приема, то теперь у нас постоянно, как в кинотеатре, все помещение заставлено стульями и креслами. Раньше в этом помещении нам даже удавалось поставить детский столик и дети здесь играли. Теперь это невозможно, поскольку повсюду люди. Связано это, скорее всего, с идиотизмом законодателей. Как и раньше, мы работаем в основном с иностранными гражданами и лицами без гражданства, а для них и сейчас остается основным вопрос легализации. За последние два года принято более тридцати различных законодательных новаций, часто противоречивых, и теперь чиновники сами не знают, как их выполнять. Не знают и люди. В связи с этим мы в очень большом затруднении оказались. Как я уже говорила, к нам ощутимо возрос поток обращений.

Если бы рецессия сильно сказалась на мигрантах, то они, скорее всего, к нам бы не обращались, потому что у них не было бы работы, их не нанимали бы помощницами по хозяйству или для ремонта. Однако они обращаются, значит, рассчитывают на то, что работа есть или будет. То есть проблема связана с законодательством, а не с рецессией. Помогать, кстати, сейчас приходится и сотрудникам фонда.

Может быть, конечно, это кризис подействовал на чиновников так, что они еще меньше хотят работать, хотя, скорее всего, это все вызвано вступившими в силу законами. Вот, к примеру, одна из таких законодательных новелл, которая вызвала поток обращений, — с этого года вступили в действие новые условия получения патентов. С 1 января 2015 года, чтобы получить патент на какой-то вид деятельности – например, чтобы работать дворником, и при этом легально находится в Москве, нужно теперь сдать экзамены, а также заплатить государству не тысячу рублей в месяц, как раньше, а 4 тысячи рублей.

То есть с этого года сборы резко повысили.

Кроме того, очень сложно сдать экзамен, совершенно безумные вопросы. Давайте я вам задам вопрос, на которые вы точно не ответите и который задают тем, кто обращается за патентом. Спрашивают, в частности, по истории, где жило в VI веке племя дебриков. Не знает этого почти никто, такие вопросы, по всей видимости — изобретение федеральной миграционной службы. Или дворника, например, просят назвать всех русских лауреатов Нобелевской премии. Даже среди моих знакомых многие этого не знают.

До появления этого закона пенсионеры могли нанять помощницу по хозяйству, с которой они вместе жили, немного ей платили и отчисляли государству тысячу рублей в месяц за патент для нее. Теперь это стоит 4 тысячи рублей в Москве, то есть это минус еще три тысячи от дохода пенсионера. К тому же центры, где выдают патенты, были рассчитаны на пропускную способность в 2 тысячи людей в день, а по факту получается гораздо больше, и это напряжение сказывается на людях.

Что же касается финансирования нашего фонда «Гражданское содействие», то ситуация в экономике на нас не сильно отразилась. Мы получаем по-прежнему основное финансирование от верховного комиссара ООН, также есть проекты, по которым мы работаем. И здесь для нас принципиально ничего не изменилось. А жертвуют люди или нет – зависит не от экономического кризиса, а от того, насколько вы их заставите прочувствовать.

У нас это не очень хорошо получается, поскольку мы занимаемся в основном мигрантами, и им особо не сочувствуют, а, наоборот, считают, что они чего-то у нас отнимают. А когда это ребенок, то сочувствие легко вызвать. Люди охотно жертвуют и сейчас, и им не жалко. Например, когда националисты плеснули в лицо ребенку кислотой, то на лечение ребенка удалось собрать очень много средств.

То есть сочувствие людей на самом деле не зависит от состояния экономики.

Фотография: Кирилл Каллиников/РИА «Новости»

Текст: Наталия Еремина

Читать еще
×
Scroll Up