«Тебе здесь вечно сидеть». Комитет добился освобождения граждан Украины из депортационного центра

Адвокат Комитета «Гражданское содействие» Роза Магомедова добилась освобождения из депортационного центра в Сахарово (Центра содержания иностранных граждан — ЦВСИГ) нескольких граждан Украины. По всей стране в ЦВСИГ в условиях лишения свободы оказались несколько сотен человек, которых сейчас невозможно выслать в Украину. Мы рассказываем историю одного из освобожденных украинцев — Олега (имя изменено), который был вынужден бежать в Россию в 2014 году из-за вооруженного конфликта на Донбассе.

«Тебе здесь вечно сидеть». Комитет добился освобождения граждан Украины из депортационного центра
Роза Магомедова в Сахарово

Олегу в этом году исполнится 23, и последние полтора года своей жизни он провел в депортационном центре.

Олег родился в небольшом поселке в Луганской области Украины. Когда ему было 14, семья была вынуждена бежать на Чукотку. По рассказу мамы, сначала сын был вписан в ее удостоверение о временном убежище, в 18 лет получил отдельный документ, а потом статус ему не продлили. В 2021-м году Олегу позвонили из местного управления по вопросам миграции и вызвали в суд — молодого человека обвиняли в нарушении режима пребывания в России (статья 18.8 КоАП РФ).

Суд вынес решение выдворить Олега в Украину через депортационный центр. Обычно в таких центрах люди ожидают высылки на родину в течение нескольких недель или месяцев, но иногда процесс затягивается. Тогда в ужасных условиях ЦВСИГа можно провести до двух лет. Это максимально возможный срок, установленный Кодексом об административных правонарушениях. Процесс может затянуться из-за проблем с документами или чрезвычайной ситуации, например, пандемии или спецоперации.

Ниже — рассказ Олега о том, как он бежал в Россию из Украины, спасаясь от обстрелов, как жил на Чукотке, и в каких условиях он сидел в ЦВСИГ в Сахарово.

Детство

«Мы жили в поселке *** Луганской области Украины. Там шли боевые действия с начала августа 2014 года. Я помню: мы гуляем с друзьями, а рядом самолеты летают, мины сбрасывают. Иногда были перемирия на неделю-две, тогда все было тихо.

В конце августа 2014 года мы готовились к учебному году, получили учебники. 1 сентября провели линейку. Праздник был, все очень красиво. Мы начали первый урок — русский язык, когда вдруг прилетела ракета в спортзал на том же этаже. Объявили срочную эвакуацию, всех вывели. Учеба больше не возобновлялась.

Я с бабушкой дома занимался русским и математикой — все равно гулять невозможно было, потому что постоянно бомбили. Мы жили в доме, а через дорогу стоял соседский дом, разрушенный обстрелом. Во дворе у него я выкопал личную землянку на всякий случай. Сейчас от моего поселка практически ничего не осталось. Дом моей бабушки разрушен, она живет в соседней деревне.

Мама решила меня забрать оттуда в ноябре 2014 года. Бабушка не захотела уезжать, сказала: «Я Здесь родилась — я здесь умру».

Жизнь на Чукотке

На Чукотке сложно жить — трудно купить себе продукты. Например, килограмм яблок стоил 750 рублей — это было в марте 2021 года. Сколько они сейчас стоят, мне страшно представить.

В 2018 году мне выдали свидетельство о предоставлении временного убежища. Я его продлял каждые полгода, но в 2021 году мне отказали в продлении временного убежища. На руках у меня осталось свидетельство о рождении, выданное в Украине, СНИЛС — и все.

Через некоторое время мне позвонили из миграционной службы. У нас город маленький, так что конкретного человека несложно найти. Человек по телефону мне сказал, что нужно прийти в миграционную службу.

«Ты здесь нелегально находишься. Мы будем как-то решать этот вопрос», — сказали в миграционной службе. Через неделю вызвали на суд. Меня предупреждали, что возможно выдворение.

Выдворение

На суде я рассказал, что мне в Украине делать нечего, там идет война, наш дом разрушен, работы не будет. Суд не прислушался ко мне.

В начале марта двое приставов сопроводили меня в аэропорт. Наручниками меня не пристегивали, к счастью. Мы вылетели с Чукотки в Магадан, оттуда в Якутск, а потом только в Москву. Очень долго ехали. Это были не просто пересадки, мы выходили и ночевали в хостелах, которые снимали приставы.

В Москве меня передали московским судебным приставам, те привезли в Сахарово.

Условия в изоляторе

В ЦВСИГ первым делом забрали телефон. Мне говорили, что изолятор — что-то вроде тюрьмы, но я все равно не понимаю, зачем его забрали. Мне выдавали раз в три дня кнопочный телефон без интернета. С него сложно держать с кем-то связь. Более того, телефон выдавали утром, а с Чукоткой у Москвы разница 9 часов. Так что когда я звонил маме, у нее была ночь. Из-за этого я часто не мог дозвониться.

Через три дня после приезда я осознал, где я нахожусь. Я впал в депрессию. Плохая еда, невозможность соблюдать личную гигиену — это все очень давит.

Что такое ЦВСИГ?

Душ разрешают принимать раз в неделю. Всего есть восемь душевых колонок, в душевые загоняли по три камеры — это 12 человек. Из-за этого кто-то моется, а кто-то стоит в стороне и ждет своей очереди. И на все дается 15 минут. Из-за часто возникали конфликты между арестантами.

Прошлой весной к нам в четырехместную камеру подселили людей, которых посадили на 15 суток. Как я понял, тогда были митинги в Москве. В четырехместной камере было по 6-8 человек, из-за этого мы спали по очереди. Тарелки и кружки им не выдали, поэтому мы тоже по очереди ели. Это было одновременно весело и тяжело, потому что условия были адские.

В ЦВСИГ есть санчасть, но в нее сложно записаться. Если у тебя голова болит утром, тебя поведут в санчасть только вечером. Если живот сильно болит, зуб, высокое давление — никого это не интересует. Таблеток никаких нет, от всего дают зеленку, парацетамол и активированный уголь. Медицинская помощь практически не оказывается.

Еда — ужас. Скудная, несоленая, невкусная, ей невозможно наесться. На завтрак половник молочной каши. Выдавали одну буханку хлеба на четырех человек. На обед суп — полтарелки воды, ниточка мяса, картошка и морковка плавает. Свежих овощей не было. Пару кусочков мяса можно было выловить из второго на обед.

Все было несоленое якобы потому, что у некоторых больные почки. Хорошо, а как быть тем, кто долго сидит? Как им водно-солевой баланс поддерживать?

Кипяток приносили три раза в день на завтрак, обед и ужин. Чайник есть в камере, но там нет электричества. Розетки есть, но к ним не подходят провода. Я специально посмотрел, почему она не работает, оказалось, что проводки просто нет.

Тем, кто сидит больше трех месяцев, выдают радиоприемник. Но заряжать его можно было только во время еды через охранников — больше негде. Мы слушали с него новости и музыку.

Окна открываются на 10-15 см максимум. Из-за этого в каждой камере жарко и душно.

Про освобождение 

Каждые два дня я писал заявление, просил, чтобы пришел мой инспектор и объяснил, почему меня не выдворяют, что я вообще здесь делаю. Они отправляли запросы в Луганскую область, пытались получить сведения обо мне. Оттуда отвечали, что данных нет.

Через полгода мне сказали «Мы не можем подтвердить, кто ты. Жди, надейся, сидеть ты будешь долго». К тому времени всех украинцев, с которыми я сидел, отправили на родину. У охранников юмор жесткий, они мне говорили: «Тебе здесь вечно сидеть». Я сам себя настроил, что буду здесь все два года сидеть. Мне уже было все равно на условия содержания.

В конце прошлого года мне сокамерники подсказали обратиться к Розе Магомедовой в «Гражданское содействие», чтобы она занялась моим делом. К тому времени я уже был в ЦВСИГ 9 месяцев.

Роза оказалась единственным человеком, который понятно объясняет, что к чему, что происходит. После разговора с ней я понимал, что мое освобождение займет много времени, но я был к этому готов.

Я помню, в конце февраля просыпаюсь утром, а мне сосед говорит: «*** началась». Я говорю: «В смысле началась? Она давно уже идет». Он ответил, что не на Донбассе, а в Украине вообще.

Я созвонился со знакомыми украинцами, они мне рассказали, что происходит. Одного из них, к сожалению, уже нет в живых. Мы с ним вместе провели в ЦВСИГе четыре месяца.

Отпустили меня 18 августа. За день до этого пришел инспектор и сказал, что на завтра назначен суд по поводу отмены выдворения.

У нас была утренняя проверка: охранники заходят, проверяют, не сбежал ли никто, нет ли чего запрещенного. Проверка прошла, я опять спать лег, на прогулку не пошел. Тут забегают два охранника в комнату, будят и говорят, что я могу уйти. Я быстро собрался и пошел с ними.

Мне выдали бумагу об установлении личности и выпустили из изолятора. Я с остановки позвонил маме на Чукотку, разбудив ее. «Мама, я на свободе!» «Да ты шутишь?» «Нет, не шучу», – сказал я. Мама даже расплакалась.

Пока что я планирую в Москве остаться, найти работу, жилье. У меня есть сильное недоверие к полицейским, даже страх. Но все равно я буду заниматься легализацией своего положения в России».

Комитет «Гражданское содействие» помогает беженцам и мигрантам в России. Если вы хотите поддержать нашу деятельность, оформите разовое или регулярное пожертвование на нашем сайте.

валюта пожертвования
Размер пожертвования
100
300
500
1000
Способ оплаты
Банковская карта (₽)
ЮMoney (₽)
Платёжное поручение (₽)
Ваши данные
Укажите ваше имя

Региональная общественная благотворительная организация помощи беженцам и мигрантам «Гражданское содействие», в лице председателя организации Ганнушкиной Светланы Алексеевны, предлагает гражданам сделать пожертвование на ниже приведенных условиях:

1. Общие положения
1.1. В соответствии с п. 2 ст. 437 Гражданского кодекса Российской Федерации данное предложение является публичной офертой (далее – Оферта).
1.2. В настоящей Оферте употребляются термины, имеющие следующее значение:
«Пожертвование» - «дарение вещи или права в общеполезных целях»;
«Жертвователь» - «граждане, делающие пожертвования»;
«Получатель пожертвования» - «Региональная общественная благотворительная организация помощи беженцам и мигрантам «Гражданское содействие»».

1.3. Оферта действует бессрочно с момента размещения ее на сайте Получателя пожертвования.
1.4. Получатель пожертвования вправе отменить Оферту в любое время путем удаления ее со страницы своего сайта в Интернете.
1.5. Недействительность одного или нескольких условий Оферты не влечет недействительность всех остальных условий Оферты.

2. Существенные условия договора пожертвования
2.1. Пожертвование используется на содержание и ведение уставной деятельности Получателя пожертвования.
2.2. Сумма пожертвования определяется Жертвователем.

3. Порядок заключения договора пожертвования
3.1. В соответствии с п. 3 ст. 434 Гражданского кодекса Российской Федерации договор пожертвования заключается в письменной форме путем акцепта Оферты Жертвователем.
3.2. Оферта может быть акцептована путем перечисления Жертвователем денежных средств в пользу Получателя пожертвования платежным поручением по реквизитам, указанным в разделе 5 Оферты, с указанием в строке «назначение платежа»: «пожертвование на содержание и ведение уставной деятельности», а также с использованием пластиковых карт, электронных платежных систем и других средств и систем, позволяющих Жертвователю перечислять Получателю пожертвования денежных средств.
3.3. Совершение Жертвователем любого из действий, предусмотренных п. 3.2. Оферты, считается акцептом Оферты в соответствии с п. 3 ст. 438 Гражданского кодекса Российской Федерации.
3.4. Датой акцепта Оферты – датой заключения договора пожертвования является дата поступления пожертвования в виде денежных средств от Жертвователя на расчетный счет Получателя пожертвования.

4. Заключительные положения
4.1. Совершая действия, предусмотренные настоящей Офертой, Жертвователь подтверждает, что ознакомлен с условиями Оферты, целями деятельности Получателя пожертвования, осознает значение своих действий и имеет полное право на их совершение, полностью и безоговорочно принимает условия настоящей Оферты.
4.2. Настоящая Оферта регулируется и толкуется в соответствии с действующим российском законодательством.

5. Подпись и реквизиты Получателя пожертвования

Региональная общественная благотворительная организация помощи беженцам и мигрантам «Гражданское содействие»

ОГРН: 1027739104293
ИНН/КПП: 7708037113/770201001
Адрес места нахождения: 129090, Москва, Олимпийский проспект, д.10, к.1-2

Банковские реквизиты:
Номер банковского счёта: 40703810338320100413
Банк: ПАО Сбербанк г. Москва
БИК банка: 044525225
Номер корреспондентского счёта банка: 30101810400000000225

председатель Комитета
Ганнушкина Светлана Алексеевна

Нажимая пожертвовать вы соглашаетесь на обработку персональных данных и согласны с условиями оферты
Перенаправление на безопасную страницу платежа...

Читать еще
Ура! Мы с вами собрали
106 500 рублей
Нападение в «Магните»: продавец избила покупательницу

Эти деньги вылечили пострадавшую от рук сотрудницы Магнита.
Мы просим вас поддержать мигрантов и беженцев, чтобы мы могли вовремя реагировать и спасать жизни семей.

100% пожертвований мы
направляем на помощь нуждающимся

×