С днем рождения, Светлана Алексеевна!

06 / 03 / 2016

В честь 6 марта, дня рождения Светланы Алексеевны Ганнушкиной, сотрудники «Гражданского содействия» попробовали вспомнить все самое светлое и смешное о годах, проведенных вместе: как они пришли работать в Комитет, какие удивительные истории с ними случались и как общение со Светланой Алексеевной изменило их собственный мир.

Лайла Рогозина, заведующая общественной приемной:

— Про меня Светлана Алексеевна всегда шутливо говорила Елене Юрьевне «Вот ваша Лейла..!»

В октябре 2001 года я пришла в Комитет «Гражданское содействие», совершенно не понимая — чем могу быть полезна я, геофизик по специальности. В это время Комитет активно помогал прибывающим из Чечни русским и чеченцам. Светлана Алексеевна сказала тогда, что надо работать бесплатно, и это, как ни смешно, оказалось для меня приятной неожиданностью: значит, можно было приходить на работу, а можно было и посидеть дома — у меня ведь трое детей и муж!

Работа в Комитете внезапно оказалась необыкновенно притягательной и интересной, как будто я шла к этому всю свою жизнь. Меня всегда удивляли и продолжают удивлять здесь бесконечная доброта, внимательность и способность помочь людям в самых трудных ситуациях, простота в отношениях внутри коллектива, забота о каждом человеке. Теперь я благодарна судьбе, которая забросила меня в Комитет. Это были и есть лучшие дни моей жизни.

Светлана Алексеевна, поздравляю вас с днем рождения! Желаю вам крепкого здоровья, удачи во всех ваших делах, и не теряйте свою волшебную палочку!

Марина Лексина, координатор проекта помощи трудовым мигрантам:

— Когда я в первый раз приехала в Комитет, Светланы Алексеевны не было — она гостила у детей в Америке. Я тогда работала в Московском доме национальностей, но мне там совсем не нравилось — поэтому я взяла на работе отпуск без содержания и пришла в «Гражданское содействие». Тут были Стася Денисова и Ира, тогда еще Шелекетова, и я как-то сразу начала вовсю работать, меня моментально закрутила местная жизнь. Мы еще организовывали какой-то страшно сложный круглый стол, и все постоянно говорили про Светлану Алексеевну: мне рассказывали, что она — совсем как общая мама, все время приходит, рассказывает истории, помогает. Ира тогда мне еще советовала: а ты напиши Светлане Алексеевне письмо, если нужно что-то узнать, она ночью в выходные прочитает и ответит. Я еще думала — как это, почему ночью в выходные? А потом оказалось, что так и есть.

Когда Светлана Алексеевна вернулась, я уже работала две недели. Мы провели собеседование — самое короткое в моей жизни. У меня в резюме была такая строчка: «контактная и адекватная». И Светлана Алексеевна спросила у меня только одно: «Адекватная чему?»

Первые недели в Комитете были для меня счастливым временем — мне открылся дивный новый мир. И когда меня спрашивают сейчас, почему ты продолжаешь работать в Комитете, если сильно устаешь — а я сильно устаю — то я понимаю, что до сих пор не вижу смысла в другой работе. Несмотря на цейтноты, я счастлива, и я очень благодарна, что существуют такое место и Светлана Алексеевна, которая эту работу ведет.

Варвара Третьяк, ассистент координатора проекта помощи трудовым мигрантам:

— Я хорошо помню, как мы со Светланой Алексеевной ходили как-то к нотариусу. Это был первый раз, когда мы оказались вдвоем, и надо было как-то общаться, хотя я очень стеснялась. Мы тогда шли пешком по проспекту, и она мне рассказывала кучу историй. Меня поразила одна из них: Светлана Алексеевна вспомнила, как накануне в метро заступилась за совершенно незнакомую ей собаку — ее очень громко и сердито ругала хозяйка. И я подумала: надо же, людям за других людей заступиться тяжело, а тут — за собаку. И это, конечно, была очень трогательная история.

Как-то раз я призналась Светлане Алексеевне, что в университете списывала. А она сказала, что тоже списывала: на экзамене по научному атеизму, что ли. Она тогда заступилась за беременную женщину, которую выгнали за списывание: открыто достала книжку и начала с нее переписывать. Правда, Светлану Алексеевну как раз не выгнали, и она тогда получила то ли зачет, то ли хорошую оценку.

Однажды я очень расстроилась, когда узнала, что Светлана Алексеевна считает меня мрачной. Позже она мне так и сказала — я тогда поняла, что Светлана Алексеевна очень честная и говорит все напрямик, без утайки. Но ужасно грустила. А позже сказала, что передумала, и что я в «Гражданском содействии» расцвела. Это было, конечно, очень приятно.

Ольга Чмурова, координатор проекта помощи заключенным из регионов Северного Кавказа:

— Больше всего я благодарна Светлане Алексеевне за то, что существует мой проект. Это очень важно для меня: благодаря тому, что Светлана Алексеевна, работая в Чечне и с чеченцами здесь, однажды задумалась о заключенных, я могу делать любимую работу и помогать людям.

Я очень давно занимаюсь помощью людям из мест лишения свободы, шесть лет работала в этом направлении в Фонде защиты прав заключенных. Потом ушла в декрет — с намерением никогда больше не возвращаться к этой тематике. Но у меня ничего не вышло: через несколько лет я начала работать в другой сфере, но поняла, что не вижу в этом смысла. А тут я могла принести большую пользу, со своими знаниями и опытом.

А еще я хотела сказать спасибо Светлане Алексеевне за то, что несколько лет назад отправила меня во Францию — мы ездили на встречу с комиссаром пенитенциарной службы, и посещали множество интересных мест. И это было так ярко и радостно, я же совсем нигде не была, а тут — Париж!

Аньес Блейс, волонтер Комитета, аспирант Высшей школы гуманитарных наук в Париже и Университета Лаваля в Квебеке:

— Помню, как Светлана Алексеевна меня вытащила на радио «Свобода» — там был эфир по поводу африканского беженца, которого никак не пускали через границу. И я говорила, что не смогу объяснить на русском языке ничего, а тем более на радио, но Светлана Алексеевна все равно меня взяла. Еще она говорила, что они не будут снимать, а потом оказалось, что это телеэфир. Если честно, было ужасно смешно!

А если серьезно, то Светлана Алексеевна для меня — человек справедливости. Она всегда ссылается на армяно-азербайджанский конфликт, вспоминает Карабах, говорит, что именно тот опыт сделал ее правозащитником. Но это не совсем так: у нее с самого начала было желание защищать других. До Карабаха она защищала своих студентов, в том числе еврейских студентов, которых не брали на мехмат. Потом она участвовала в «Московской трибуне», разных неформальных клубах конца перестройки — хотя сама была немного другим человеком, из другой среды, отличной от среды академика Сахарова и историка Юрия Буртина.

Это человек, который не потерял связь с самыми простыми незащищенными людьми, между ними никогда не было дистанции, несмотря на то, что Светлана Алексеевна очень известна. Ведь можно работать и в международных гуманитарных организациях, и в местных НКО — и быть далеким от людей, которым помогаешь.

Светлана Алексеевна мне всегда говорит: «Аньес, вы меня удивляете!» Говорит, что я наивна и зря ищу справедливость — например, когда я спрашиваю, почему не дают убежище афганцам, которые здесь родились и выучили русский язык. Но на самом деле эта справедливость, это чувство равенства — часть нее самой.

Наталья Гонцова, советник по миграционным вопросам:

— Светлана Алексеевна для меня до сих пор — женщина-загадка. Но мне так нравится, что ее всегда на всех хватает, даже когда не хватает! Это правда: хотя у нее очень много посетителей, к ней всегда можно пробиться, она всегда открыта для общения. И Светлана Алексеевна во всем принимает участие.

У нее куча самых разных историй, буквально на каждое слово — невероятно богатый жизненный опыт. Светлана Алексеевна все прочитала, увидела, везде побывала. Мне бы очень хотелось однажды вечерком сесть с ней и поболтать за рюмочкой чая, но это, конечно, в силу занятости Светланы Алексеевны очень сложно организовать.

Помню, как первый раз я пришла в «Гражданское содействие»: это было летом 2012 года. Тогда я думала, на какую тему писать диплом. Искала, с кем пообщаться о миграции — полазила по сайтам, нашла «Мемориал», «Мемориал» меня послал к Ганнушкиной. Я тогда приехала сюда, тут такой хаос, шум, гам, ничего не понятно. Я сказала, что я к Светлане Ганнушкиной, меня попросили подождать. Ну, я подождала минут сорок и ушла — не дождалась. А теперь я очень рада, что не оторвала у Светланы Алексеевны эти тридцать-сорок минут — мне нечего было сказать тогда, я сама не понимала, зачем пришла.

Теперь все иначе. Кстати, сейчас я понимаю, что приемная — место совсем не сумасшедшее, здесь все организовано очень правильно. Сорок минут — это совсем немного, и за это время ожидания в Комитете обычно решаются разные важные и очень нужные людям вещи.

Анжелика Мурталиева, врач-терапевт:

— Меня поражают глаза Светланы Алексеевны, в которых отражается все — доброта, человечность, ум. Это человек, на которого хочется равняться, человек, который искренне и открыто оказывает помощь людям. А возможность помогать людям, которая появилась у меня самой — просто бесценна.

Я очень рада, что в своей жизни соприкоснулась с таким миром. Это произошло совершенно случайно: раньше я жила спокойной городской жизнью, была вообще далека от правозащитных и благотворительных организаций. Я работала в поликлинике заместителем главврача по лечебной части, и однажды мне понадобился помощник, администратор. И я начала искать сотрудника в интернете, где и наткнулась на вакансию «Врачей без границ».

Пройдя их отборы, я и попала в эту среду. И уже тут я познакомилась со Светланой Алексеевной, и мне показалось, что я соприкоснулась с чем-то по-настоящему великим. Она искренне доверяет людям, выслушивает их, к каждому находит подход, и для каждого добивается справедливости. Удивительно, но, несмотря на вечную нехватку времени, Светлана Алексеевна всегда глубоко и серьезно вникает в ситуацию и никому не делегирует общение с людьми. И вот эта способность смотреть в глубину — самая невероятная для меня черта ее характера.

Хусам Моху Эддин, переводчик с арабского:

— Для меня это невероятная редкость и удача — встретить такого человека, как Светлана Алексеевна. Человека, который бескорыстно старается помочь незнакомым людям, нередко даже в ущерб себе! И это очень здорово, что беженцы встречают именно ее: нередко они отчаиваются, думают, что в России нельзя рассчитывать на помощь окружающих. А Светлана Алексеевна показывает совсем другой пример, и все понимают, что есть в России и другие люди, готовые полностью посвятить себя такой помощи.

Светлана Алексеевна всегда улыбается, она всегда готова выслушать другого, причем до конца. У нее неописуемое терпение, и она всегда дарит людям надежду — и ведь многим и правда удается помочь!

Я считаю, что если бы в обществе не было таких людей, оно просто распалось бы, разрушилось. Но Бог их посылает, чтобы был баланс, была вот эта ось, на которой общество держится. Поэтому низкий поклон Светлане Алексеевне и мои поздравления — желаю, чтобы она как можно дольше оставалась таким источником надежд и примером для остальных.

Елена Срапян, пресс-секретарь:

— Несколько месяцев назад я приехала домой к маме, и много рассказывала ей про свою работу. И как-то само собой вышло, что я начала рассказывать про Светлану Алексеевну — из какой она необычной московской семьи, как она неожиданно для самой себя начала помогать беженцам, как она общается со всеми нами (для меня большая загадка, как у Светланы Алексеевны хватает на нас терпения!) Моя мама тогда сказала: «Я очень рада, что тебе повезло работать рядом с таким выдающимся человеком».

И это верные слова. Я всегда немного сержусь, когда Светлана Алексеевна сравнивает всех с собой — мне кажется, что это как-то немного нечестно, потому что сама Светлана Алексеевна такая невероятная, а мы… ну, во всяком случае я — очень даже вероятная! Мне кажется, что между нами — мной, нервной девчонкой из провинции, и ней, такой мудрой, взвешенной и как-то фантастически образованной — расстояние в сотни световых лет.

Но Светлана Алексеевна совершенно не видит эту дистанцию — между ней и мной, между ней и теми, кто приходит в Комитет. А приходят разные люди: отчаявшиеся, сумасшедшие, очень старые и доведенные бедностью до крайней точки. И со всеми Светлана Алексеевна разговаривает одинаково: спокойно, вдумчиво и всегда очень правильно. У Светланы Алексеевны обязательно находятся именно те, самые верные слова для каждого человека и каждой ситуации.

Я все время этим пользуюсь: превентивно задаю Светлане Алексеевне «неудобные» вопросы, которых жду от журналистов — и по тем формулировкам, которые я слышу от нее, можно делать настоящую брошюру «как корректно и предельно точно говорить о работе с беженцами и мигрантами». Может, когда-нибудь и сделаю эту брошюру.

А еще я хочу сказать, что совершенно не верю Светлане Алексеевне, когда она говорит, что в молодости была некрасивой — потому что у нее самые красивые глаза, которые я видела в своей жизни!

Поздравляем Светлану Алексеевну также от имени всех, кто хотел, но не успел написать или рассказать свое поздравление — с днем рождения, Светлана Алексеевна!


Теги: ,
×
Scroll Up