Прием беженцев в России: Донбасс опаснее Сирии?

09 / 08 / 2019

В последние годы Россия принимает все меньше беженцев. Временное убежище в стране получают в основном жители Донбасса, сирийцам же чаще всего отказывают. DW разбиралась в причинах.

Сирийские беженцы прибывают на Кипр (фото из архива)

На своем мобильном телефоне сириец Хасан Хадж Ханзал показывает фотографии жены и детей. Его старшие сыновья ходят в школу и говорят по-русски лучше, чем по-арабски. Младшая дочь родилась в России. Хасан и его семья живут в Подмосковье. В сентябре у мужчины заканчиваются документы на временное убежище в России, продлевать их ему отказываются.

Хасан приехал в Россию в 2011 году по работе, еще до начала гражданской войны в Сирии. А вскоре перевез и жену с детьми. Когда в Сирии начались беспорядки, его братья вышли на улицу протестовать против режима президента Башара Асада. Хасан говорит, что из-за этого ему теперь опасно возвращаться на родину.

Его братья и родители тоже покинули страну и живут в Турции. Все эти восемь лет Хасан не видел свою семью. «Я бегу ради своих детей», — говорит Хасан по-русски с легким акцентом. За эти восемь лет он уже прилично выучил язык. «Мы не просили ни помощи, ни денег. Дайте просто документ, чтобы мы могли работать», — добавляет мужчина.

Хасан Ханзал 

Россия принимает все меньше беженцев

В России проживает несколько тысяч сирийцев. По данным комитета «Гражданское содействие», благотворительной общественной организации, которая оказывает помощь беженцам и мигрантам, за весь период гражданской войны статус беженца в России просили 2585 выходцев из Сирии, а предоставили его только одному из них. Еще один сириец получил этот статус до начала конфликта.

Институт убежища в России деградирует, считают в «Гражданском содействии». Страна принимает все меньше беженцев, при том что их число во всем мире неуклонно растет. Так, за весь 2018 год статус беженца в России получили лишь 30 человек. Это исторический минимум.

Чаще всего людям удается подать документы на «облегченную» версию статуса беженца — временное убежище. По закону этот статус предоставляется «при наличии оснований для признания лица беженцем». К таким основаниям относятся, например, обоснованные опасения человека стать жертвой преследований, как из-за политических убеждений, так и по признаку расы или национальности. Временное убежище действует только год, и нет никаких гарантий, что его потом продлят.

Кому в России дают убежище

По данным Росстата, на конец 2018 года статусом беженца в России обладали всего 572 человека. Еще около 77 тысяч имели временное убежище. В 98 процентах случаев это граждане Украины. Временное убежище в России предоставляли почти всем гражданам из Луганской и Донецкой областей, которые обратились в миграционные службы. А с этого года жители этих областей могут получить российское гражданство по упрощенной процедуре.

Хасан показывает фотографию своих детей 

Беженцам из других стран получить официальный статус сложно, потому что миграционные органы создают препятствия при попытках подать документы и при обжаловании отказов в предоставлении убежище, пояснили в «Гражданском содействии».Например, в марте 2018 ищущего убежище узбека миграционная служба направила сразу в суд на выдворение из страны. Только обратившись в ЕСПЧ, адвокатам «Гражданского содействия» удалось остановить выдворение.

Однако это касается далеко не всех. Недавно российские власти предоставили временное убежище семье из Германии. Состоящая из восьми человек семья Грисбах, принадлежит к немецкому движению рейхсбюргеров, члены которого не признают легитимность немецкой власти. Считая, что в Германии им и их детям угрожает опасность, Андре (Andre Griesbach) и Карола Грисбах (Carola Griesbach) c детьми и внуками в 2015 году отправились в Россию на микроавтобусе. В ответ на запрос газеты Bild в российском МВД сообщили, что решение о предоставлении им временного убежища было принято на основании их «личных жизненных обстоятельств».

«Это политический шаг», — считает председатель комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. По ее мнению, российские власти тем самым хотели показать ФРГ, что «и от вас едут, посмотрите. Мы не только из горячих точек принимаем, а вообще всех обиженных готовы принять».

Сигнал сверху: статус беженца не давать

Россия ратифицировала конвенцию ООН о беженцах в 1992 году. А вскоре даже приняла соответствующий федеральный закон. В нем четко прописаны основания и порядок признания беженцем на территории Российской Федерации, а также экономические, социальные и правовые гарантии защиты прав и законных интересов беженцев.

Хасан показывает фотографию своих детей 

Но критиковать законодательство совершенно бессмысленно, считает Светлана Ганнушкина, так как оно все равно не выполняется. «Судьи наши судят не по закону, а по указанию, по сигналу сверху. И тут мы совершенно точно понимаем, что сигнал идет отрицательный: статус беженца не давать, — рассказывает она. — Чиновник наш понимает: если он откажет человеку, то ему за это ничего не будет. А если он сделает что-то в пользу человека, тогда, может быть, будут неприятности». Она рассказывает о случаях, когда прокуратура, посчитав, что статус беженца и временное убежище получили слишком много человек, действительно привлекала к ответственности некоторые миграционные службы в России. «Сразу возникают подозрения в коррупции, потому что всем известно, что за очень большие деньги этот статус можно купить», — поясняет Ганнушкина.

По сведениям «Гражданского содействия», установка российской миграционной службы не рассматривать документы о признании беженцем реализуется с помощью различных противоправных инструментов: от недоступности информации о том, как правильно подать документы, до прямого отказа их принимать.

Ехать восстанавливать Сирию

Так произошло и с Хасаном: сначала у него была рабочая виза, потом несколько лет подряд ему давали временное убежище. Но в 2015 году в миграционной службе отказались продлевать документы: якобы в Сирии уже закончились военные действия. Жена Хасана тогда была беременна. Вместе с юристами «Гражданского содействия» ему удалось выиграть судебное дело. Сейчас ситуация повторяется.

Хасан не сдается и собирается обжаловать это решение в главном управлении МВД России, а потом и в суде, если понадобится. Его адвокат Майванд Абдул Гани говорит, что «действия России направлены на то, чтобы граждан Сирии отправлять на родину восстанавливать страну». Но в деле Хасана есть надежда, уверен он, так как ему уже один раз удалось выиграть суд.

Сам Хасан не представляет, как он может вернуться в Сирию, в которой продолжается война. «Там нет ни воды, ни газа, ни света, ни спокойной жизни… нигде», — говорит он.

Текст: Наталья Смоленцева, DW


Теги: ,
×
Scroll Up