Подвергавшемуся пыткам в колонии чеченцу заплатят компенсацию за тесную камеру

Россия выплатит компенсацию заключенным, которые обратились в ЕСПЧ с жалобами на условия содержания в российских тюрьмах. Правда, только по одному пункту из длинного списка

Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить компенсацию шести заключенным за пыточные условия содержания под стражей. Часть средств получит выходец из Чечни, обратившийся за помощью к правозащитнику Оюбу Титеву, которого в январе этого года задержали якобы за хранение марихуаны, что, по мнению правозащитников, полная фальсификация.

Родители заключенного Ризавди позвонили Оюбу Титеву в 2012 году с просьбой обратить внимание чиновников и правозащитников на ситуацию в колонии ИК-14 в Новосибирской области, где отбывал наказание их сын-инвалид. Это обращение было возможно в рамках проекта Комитета «Гражданское содействие» «Помощь заключенным родом с Северного Кавказа» – программы, одним из инициаторов создания которой выступил несколько лет назад Оюб, и куратором которой в последствии стал в регионе.

Разавди был задержан в Грозном в 2004 году: при аресте ему стреляли по ногам, и в результате полученных травм одну конечность пришлось ампутировать. В колонию мужчина попал уже с протезом вместо ноги. По словам отца, когда срок наказания подходил к концу, против его сына сфабриковали новое дело и дали еще пять лет. Причем во второй раз чеченца обвинили в том же, в чем сейчас обвиняют его защитника Оюба Титиева – в хранении наркотиков.

Чтобы добиться от Ризавди признательных показаний, что якобы наркотики действительно принадлежат ему, сотрудники колонии пытали и избивали его. Протез был сломан, швы на ноге начали гноиться, но медицинской помощи заключенному не оказывали.

В камере Ризавди с 5 утра до 21 вечера пристегивали к стене спальные места. То есть инвалид должен был весь день стоять на одной ноге! В результате вены на ней воспалились, находиться в таком положении было невыносимо больно. Есть приходилось также стоя. Пользоваться туалетом ужасно трудно. Причем туалет располагался в самой камере – никакой приватности. Плюс ко всему Ризавди не мог нормально питаться, так как большая часть пищи в колонии готовилась на свином жире, который мусульманин не употребляет. Соблюдать Рамадан он также не мог: после ужина сотрудники колонии забирали посуду.

После обращения отца Ризавди к Оюбу Титиеву, правозащитник передал полученную информацию сотрудничающему с «Гражданским содействием» адвокату Валерию Шухардину, который в свою очередь составил жалобу в Европейский суд по правам человека. В ней юрист описал все издевательства, унижения и лишения, которым подвергся чеченец в новосибирской колонии. Очевидно, отметил он, что сотрудники колонии нарушили ряд статей Конвенции о защите прав человека: статью 3 (Против пыток), статью 8 (Право на уважение частной и семейной жизни), статью 13 (Право на эффективное средство правовой защиты), статью 14 (Запрет дискриминации).

Документ, направленный от лица Ризавди, ЕСПЧ рассматривал с другими аналогичными жалобами на условия содержания под стражей: шесть заявлений были объединены в одно дело под названием «Дандаев и другие против России». Из всех претензий, которые заключенные предъявляли к тому, как обходились с ними сотрудники колоний, и условий заключения, Европейский суд почему-то согласился только с одним: мест в тюремных камерах действительно недостаточно. Именно за это нарушение Россия и должна будет выплатить всем заключенным вместе взятым компенсацию в размере 55 тысяч евро.

«На мой взгляд, подход ЕСПЧ к подобным делам в последнее время, к сожалению, несколько изменился: он стал более лояльным по отношению к нашему государству. Возможно, это следствие сегодняшней международной обстановки, а возможно, и выработалась привычка к нашим нарушениям. Раньше Европейский суд был более придирчив и менее формален.

Конечно, доказывать нарушения ст. 13 (Право на эффективное средство правовой защиты) и 14 (Запрещение дискриминации) очень трудно. Особенно если учесть, что ЕСПЧ не дает оценку доказательствам, не рассматривает судебный процесс по существу. А дискриминация по отношению к жителям Чечни, например, может быть доказана только статистически, а не в каждом конкретном случае. В приговоре нашего суда не напишут, что человек осужден, потому что он чеченец.

Другое дело теснота камер – это очевидный факт, установленный уже во многих делах. Такие условия содержания могут считаться отсутствием достойного обращения и приравниваться к пыткам. Поэтому Суд и находит здесь нарушение ст. 3 (Запрещение пыток). Но мне непонятно, почему суд не видит нарушения той же 3-й статьи в том, что человека без ноги с некачественным протезом наказывают, помещая его в условия, когда он не может присесть с утра до поздней ночи. Это тоже пытки. Также нетрудно доказать, что инвалиду не оказывалась адекватная медицинская помощь. ЕСПЧ признает нарушением тесные камеры, металлические клетки в зале суда, но не замечает неоправданной жестокости в обращении с осужденными», – комментирует председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

Фото: Мария Токмакова