Подростку из Африки не дали обратиться за убежищем с паспортом на французском языке

Сотрудники Управления по вопросам миграции мотивировали свой отказ ссылкой на Регламент доступа к процедуре, проигнорировав Конвенцию о статусе беженцев.

 Сотрудники УВМ отказались рассматривать документы на статус беженца 12-летнего подростка из Центральноафриканской республики. По их мнению, у мальчика и сопровождающего его переводчика из Комитета «Гражданское содействие» не было полного пакета документов для подачи ходатайства. В частности, паспорт мальчика не был переведен на русский язык, а у переводчика отсутствовал оригинал диплома.

Список документов, которые необходимы для подачи ходатайства на получение временного убежища или статус беженца, значится в «Административном регламенте МВД РФ по предоставлению государственной услуги по рассмотрению ходатайств о признании беженцем на территории РФ и заявлений о предоставлении временного убежища на территории РФ». И там действительно прописано, что все бумаги на иностранных языках должны быть переведены.

При этом есть документ более высокого ранга – Конвенция о статусе беженцев, в 31-й статье которой говорится, что государства, взявшие на себя обязательства в рамках этого соглашения, не будут препятствовать доступу к процедуре убежища даже тем, кто пересек границу на незаконных основаниях: «Договаривающиеся государства не будут налагать взысканий за незаконный въезд или незаконное пребывание на их территории беженцев, которые, прибыв непосредственно из территории, на которой их жизни или свободе угрожала опасность, предусмотренная в статье 1, въезжают или находятся на территории этих государств без разрешения, при условии, что такие беженцы без промедления сами явятся к властям и представят удовлетворительные объяснения своего незаконного въезда или пребывания».

То есть лидеры стран, ратифицировавших конвенцию (и Россия тоже) согласились, что побег – это особые обстоятельства, в которых в том числе сложно собрать весь пакет документов и перевести их, прежде чем обратиться за убежищем. На практике же, несмотря на подписанную Конвенцию, в РФ решающую роль играют внутренние правила, ей противоречащие.

Правозащитники убеждены, что в данном случае речь идет о намеренном препятствовании доступу к процедуре убежища. «К сожалению, институт убежища в России не работает. И эффективно не работает он уже давно, а когда ФМС было влито в МВД, от него и вовсе не осталось почти ничего. Сейчас миграционное управление внесено в Департамент по гражданству, а это два разных правовых института. То есть фактически дан сигнал к тому, чтобы не предоставлять убежище ни в какой форме.

О том, что статус беженца существует, упоминать почти бессмысленно, так как его имеют всего 592 человека, а сирийцев из них только двое, в то время как сирийские беженцы составляют основные потоки во всем мире. Временное убежище в России тоже получают не многие.

Как получается этого добиться? Самое простое – не принимать у людей документы, придравшись к чему-то. Хотя по закону документы и заявления должны брать у всех, в какой бы форме они не подавались. Что у беженцев есть, то они и должны принести. Требовать от них дополнительные бумаги невозможно», – комментирует председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

Что касается недовольства, связанного с отсутствием у переводчика оригинала диплома, тут ни при чем даже упомянутый выше Регламент, так как в нем прописано только, что «услуги переводчика предоставляются заявителю бесплатно за счет средств, выделяемых ежегодно из федерального бюджета МВД России». О необходимости иметь с собой оригинал документа речь не идет.

И тут важно отметить, что с начала 2018 года и по настоящее время в УВМ по Москве собственных переводчиков… нет. То есть лица ищущие убежища и не говорящие по-русски полностью лишены возможности обратиться с ходатайством. Чтобы помочь Управлению соблюсти законное право иностранных граждан на подачу ходатайства, Комитет «Гражданское содействие» начал самостоятельно предоставлять своим заявителям переводчиков. И теперь последние регулярно наталкиваются на жесткое и непримиримое сопротивление.

«Хотим также обратить внимание на организацию приема в УВМ по г. Москве. Вместе с нами в очереди с начала приема сидела женщина на девятом месяце беременности из Демократической Республики Конго. Она стояла в живой очереди и когда, наконец, зашла в кабинет, инспектор Виктор Андриевских велел ей выйти за дверь и ждать, пока не пройдут все граждане Украины, идущие к нему без очереди. Она терпеливо ждала, пока не наступил обед и прием не окончился. Подобное отношение шокирует и вызывает много вопросов к методу организации приема заявителей в Управлении», – рассказывает советник по миграционным вопросам Комитета «Гражданское содействие» Наталья Прокофьева.

Фото: Flickr/hdptcar