«Оперативный эксперимент»

В пятницу 22 ноября в квартиру, где проживали несколько гастарбайтеров из Узбекистана, пришли сотрудники полиции и ФМС Алтуфьевского района Москвы, застали там Улугбека Ахмедова, жену его родственника Одинахон Азимову, ее 5-летнего сына Хожиакбара, и, не проверяя документов, доставили всех троих в полицию.

«Оперативный эксперимент»

Там выяснилось, что у Улугбека все документы в порядке, а у Одинахон регистрации нет. Женщина-полицейский спросила у нее, почему она находится в Москве без регистрации. Одинахон с перепугу солгала, что из-за болезни ребенка.

У нее спросили медицинские документы, но их конечно не было. (Одинахон не понимает по-русски, разговор шел с помощью Улугбека, который тоже говорит по-русски с трудом). Сотрудники полиции посовещались и сказали, что нужно проверить здоровье ребенка. Улугбека выставили в коридор, а затем вывели из кабинета прямо на улицу рыдающую Одинахон. Было слышно, как оставшись без матери, в кабинете истошно плачет ребенок. Затем приехала «скорая помощь» и забрала мальчика. Согласия матери на госпитализацию ребенка никто не спросил: видимо, полицейские сказали медикам, что он — беспризорный.

Вскоре в полицию примчался муж Одинахон, Орифжон Азимов, напуганный сообщением об отъеме сына. Участковый А.С.Андриянов сказал, что сына ему вернут, когда он принесет 10000 рублей для уплаты штрафа за себя и жену (у Орифа тоже не было регистрации). Орифжон побежал собирать деньги и около полуночи принес требуемую сумму. Но А.С.Андриянов ему объяснил, что сейчас заниматься этим вопросом уже поздно — надо прийти в понедельник в 10 часов утра. То же самое он сказал и Улугбеку, когда тот, получая назад свой паспорт, поинтересовался судьбой ребенка.

Терзаемые тревогой за сына, супруги Азимовы с трудом дождались понедельника. Ровно в 10 Орифжон прибыл в полицию с десятью тысячами для уплаты штрафа. Участковый Андриянов попросил его подождать, потом пригласил к себе в кабинет, предложил положить принесенные деньги в лежавшую на столе тетрадь и вышел. Через несколько минут он вернулся с двумя незнакомыми людьми и заявил, что О.Азимов пытался дать ему взятку. Против Орифжона возбудили уголовное дело по ч.3 ст. 30 и ч. 3 ст. 291 (покушение на дачу взятки). В постановлении о возбуждении уголовного дела этот грязный трюк фигурирует под названием «оперативный эксперимент».

27 ноября Бутырский районный суд приговорил супругов к административному выдворению и уплате штрафа в размере 5000 рублей (каждого), после чего жену отправили в спецприемник, а мужа в СИЗО.

В спецприемник Одинахон привезли сына. Мать, целых пять дней не знавшая, где ее ребенок, что с ним, увидит ли она его когда-нибудь, была вне себя от радости. Сейчас мать и сын ждут отправки в Узбекистан, а Орифжон — суда по обвинению в преступлении, которого он не совершал.

Но, впрочем, кому до этого дело, коль скоро речь идет о гастарбайтерах? Главное, сотрудники полиции и ФМС района Алтуфьевский смогут добавить несколько галочек в отчеты о борьбе с нелегальной миграцией: выявлено и депортировано три нарушителя миграционного законодательства, раскрыто уголовное преступление, заодно продемонстрирована неподкупность сотрудников полиции.

Напомним, что 24 июля 2007 года в часть восьмую статьи 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» было внесено дополнение, запрещающее «подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация)».

Представляется, что описанный «оперативный эксперимент» должен быть квалифицирован именно как провокация преступления, сопровождавшаяся отягчающими обстоятельствами в виде незаконного насильственного разлучения ребенка с родителями и обмана.

Мы помогаем беженцам и людям без гражданства
×
Scroll Up