Минобразования: дети должны учиться!

Отсутствие регистрации не может быть поводом для отказа в приеме детей в школу. Об этом 10 августа в Верховном суде заявила представитель Министерства образования и науки Ольга Федорова. Слушания дела по существу состоятся в четверг, 27 августа 2015 года, в 10:00.

10 августа прошли предварительные слушания по делу об обжаловании приказа Минобрнауки от 22.01.2014 №32 «О приеме граждан в образовательные учреждения» в части требования наличия регистрации как условия приема детей в школу. Заявителей представляет Комитет «Гражданское содействие».

Согласно этому приказу в российские школы с 2014 года перестали принимать детей, не имеющих регистрации по месту жительства или по месту пребывания. Наша позиция основана на статье 43 Конституции РФ, Конвенции о правах ребенка и Закону РФ «Об образовании», где сказано, что каждый ребенок имеет право на образование. Полный текст жалобы можно прочитать здесь.

Жалобу рассматривает федеральный судья Верховного суда Иваненко, от Генеральной прокуратуры в процессе участвует прокурор Масалова.

Со стороны ответчика выступают представители Минобрнауки и Минюста. Ответчики передали заявителям свои возражения в письменном виде.

Во время слушаний были уточнены исковые требования и определены позиции сторон. Обычно предварительные слушания бывают короткими: суд принимает решение о готовности дела к рассмотрению и назначает день рассмотрения его по существу.

Однако на этот раз заседание длилось два с половиной часа, и многое было сказано по существу.

«Этот приказ не дает учиться моему ребенку, — рассказала суду сирийка Нассер Кавтхар, которая пришла на заседание со своей восьмилетней дочерью Дуаа. Мы уже подробно описывали историю этой семьи. — Моя дочь свободно говорит по-русски, ее обучали русскому языку в «Гражданском содействии», в Центре адаптации и обучения детей беженцев. Я ходила в школу у дома, там мне отказали, потом я ходила в управление образования, потом — в министерство, и везде мне отказали. Сказали, что нужна регистрация на год. Но хозяйка квартиры отказывалась меня регистрировать. Я пыталась дать просто адрес и телефон квартиры, но их не приняли. Сейчас я переехала в Пушкино, и я боюсь столкнуться с той же проблемой. Я не хочу, чтобы мой ребенок остался без образования и забыл русский язык. Я хочу, чтобы она училась, умела читать и писать». Адвокат заявителей Михаил Кушпель, юрист сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» также подчеркнул, что на момент обращения Нассер Кавтхар в школу №1374 места в школе были, и причиной отказа стало только отсутствие регистрации у матери, несмотря на ее легальное положение в России – ей предоставлено временное убежище.

«В своих требованиях мы исходим из прямого действия положений  Конституцией и других законодательных актов. В России дети находятся под особой охраной государства. Все дети имеют право на образование вне зависимости от наличия регистрации и правового положения их родителей», — сформулировала позицию Комитета его председатель Светлана Ганнушкина.

Представитель Минобрнауки Ольга Федорова заявила, что ее ведомство возражает против требований заявителей: «Сам по себе приказ не нарушает права ни родителей, ни детей. Скорее всего, проблемы и нарушения прав заявителей связаны с реализацией приказа на определенной территории или в определенном образовательном учреждении». Она обратила внимание суда на то, что в приказе есть пункт «родители (законные представители) детей, не проживающих на закрепленной территории, дополнительно предъявляют свидетельство о рождении ребенка», который, по ее мнению, освобождает родителей от необходимости предъявлять регистрацию. А единственная причина, по которой ребенку действительно могут отказать в приеме — это отсутствие мест.

Каким образом слова «дополнительно предъявляют» можно трактовать так, что каких-то ранее перечисленных документов иметь не надо, нам не пояснили.

Кроме того, у прокурора возник вопрос, вытекающий из положения маленькой Дуаа: «А что делать людям, которые как раз проживают на данной территории, но не имеют регистрации? Как к ним относится этот пункт?» На этот вопрос представитель Ольга Федорова ответить не смогла.

Ссылка на дополнения, данные в 2012 году по поводу аналогичного приказа и описывающие процедуру записи в школы детей без регистрации, разумеется, несостоятельна. Принцип аналогии не действует в бюрократическом мире.

Представитель Минюста назвал требование регистрации «носящим технический характер», а, следовательно, несущественным.

Оба ответчика по делу неоднократно повторяли, что иностранный гражданин обязан иметь легальный статус в России и регистрацию. Однако на прямой вопрос Ганнушкиной, входит ли в компетенцию органов образования определение легальности пребывания родителей ребенка в России, представитель Минобрнауки ответила: «Конечно, это функция Федеральной миграционной службы».

Некоторое предположение о необходимости уточнений приказа высказал также судья Иваненко: «Не следует ли внести изменения или дополнения в Приказ, если его на местах так трактуют, что право на образование нарушается в таком масштабе?» На это Ольга Федорова ответила обнадеживающе: она не имеет полномочий что-то решать, но готова передать своему руководству это предложение.

«Тогда у меня есть последний вопрос. Осуществляет ли Министерство контроль происходящего на местах в результате действия приказа? Например, знаете ли вы, что в Москве можно записать ребенка в школу только через интернет-портал, в который информация не может быть занесена, если у него нет регистрации?», — спросила Светлана Ганнушкина. «Ответственность за соблюдение права на образование лежит на местных органах управления. Министерство не контролирует происходящее», — последовал ответ.

Надо отметить, что сотрудники Комитета побывали не в одной школе и поговорили не с одним директором, оказавшимся принять детей в школу из-за отсутствия регистрации. По словам члена правления нашей организации Стаси Денисовой, наиболее активно занимающейся устройством детей в школу, директора прекрасно понимают проблему, и именно Приказ №32 не дает им исполнить свой педагогический долг. Они просят нас «освободить их от этого ужасного приказа».

«Слушанья оставили, в общем, благоприятное впечатление, — полагает Светлана Ганнушкина. — Хотелось бы, чтобы мои надежды и прогнозы оправдались. Поскольку представитель Минобрнауки согласилась с нашими основными доводами о том, что дети должны получать образование, я надеюсь, что она донесет эту простую мысль до своего руководства и Министерство изменит приказ или выпустит дополнение, где будет разъяснена эта ситуация и обозначен алгоритм, по которому любой ребенок сможет поступить в школу».

Также Светлана Ганнушкина отметила, что на суде выявилась еще одна проблема. «Несмотря на то, что ответственность за соблюдение права на образование лежит на руководстве субъектов федерации, необходим строжайший федеральный мониторинг и контроль. Нужно, чтобы во всех субъектах законодательство в части предоставления образования выполнялось неукоснительно и единообразно. Вчера Минобрнауки сообщило нам, что не занимается контролем. У меня есть подозрение, что со стороны Министерства нет не только контроля — нет и обратной связи с образовательными учреждениями. Странно, что жалобы поступают нам, а не в Министерство. Явление массового отказа в приеме в школы было для них удивительным. Это не имеет непосредственного отношения к нашему процессу, но что-то в этой системе мониторинга и контроля явно нужно менять».

Сразу после окончания слушаний агентство ТАСС опубликовало официальный комментарий пресс-службы Минобрнауки: «Отсутствие свидетельства о регистрации не может быть причиной для отказа при приеме ребенка в школу. Свидетельство о регистрации является только подтверждением факта проживания ребенка вблизи школы, и его отсутствие не может быть причиной для отказа в приеме в образовательную организацию. Доступ к общему образованию, согласно российскому законодательству, предоставляется всем детям без исключения». Такая позиция ведомства дает надежду на разрешение ситуации в пользу детей мигрантов и беженцев.

Елена Срапян,  «Гражданское содействие».