«Гольяновское» дело: отсутствие новостей — плохая новость

В четверг, 27 декабря, пострадавшие в «гольяновском» деле, их адвокаты и представители общественных организаций прибыли в Преображенский районный суд, — только затем, чтобы узнать, что заседание по жалобе адвоката на бездействие следствия не состоится.

 Причина проста: следователь Дамир Самерханов в суд не явился, но сообщил, что в Преображенском межрайонном следственном отделе нет материалов следственной проверки по магазину «Продукты» на Новосибирской улице, поскольку они находятся в Прокуратуре г.Москвы.

«Гольяновское» дело: отсутствие новостей — плохая новость

Следственная проверка началась после того, как в начале ноября адвокаты работниц магазина, Эмиль Таубулатов(«Мемориал») и Гульнара Бободжанова («Гражданское содействие») подали заявления на Петровку, 38. Было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 127 Уголовного кодекса России (незаконное лишение свободы). Опрошены рабыни, признанные потерпевшими по делу, и их хозяева, но только в качестве свидетелей. Рабыни рассказали об условиях труда, неотъемлемой составляющей которого были лишение паспортов и возможности выходить на улицу, истязания, принудительное лишение детей и многолетняя невыплата зарплаты. Рабовладельцы — Жансулу Истанбекова и Сакен Муздыбаев заявили, что зарплату (10—12 тыс. рублей в месяц) платили регулярно, правда, не оформляя эти трудовые отношения, как того требует закон. После единственного опроса в следственном отделе владельцы магазина спокойно покинули территорию России, и в данные момент оказывают давление на освобожденных из рабства с требованием забрать заявления из российской полиции. Некоторые из потерпевших уже обратились в правоохранительные органы с заявлениями об угрозах со стороныЖансулу Истанбековой.

Следствие же фактически не предприняло никаких шагов, чтобы установить, правда ли имели место трудовые отношения с четкими должностными обязанностями и регулярно выплачиваемой заработной платой как про то рассказывают хозяева, или всё же правду говорят работники, которые про зарплату знать не знают, зато утверждают, что их силой удерживали в подвале магазина, забирали детей, угрожали, шантажировали и били.

Не успев начаться, следствие заглохло уже через два дня из-за решения районной прокуратуры об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Рассмотрев достижения следователей и признав их неубедительными, Преображенская прокуратура не нашла в «гольяновской» истории такого состава преступления как «незаконное лишение свободы». Преображенский следственный отдел не согласился с этим решением и обжаловал его в вышестоящей инстанции — прокуратуре Восточного округа, но та подтвердила решение своих коллег. 4 декабряМосковская городская прокуратура также согласилась с решением нижестоящих прокуратур об отмене постановления о возбуждении уголовного дела. Интересно и то, что спустя почти месяц, 27 декабря, когда материалы проверки должны были быть рассмотрены в Преображенском суде, они все еще якобы оставались в столичной прокуратуре, из-за чего судебное заседание не состоялось.

«Мы в который раз становимся свидетелями «бодания» между следственным отделом и прокуратурой, — говорит адвокат Эмиль Таубулатов. — Хотелось бы наделить следователей кредитом доверия и думать, что они действительно стремятся выявить все факты, установить и наказать виновных. К сожалению, чем дальше, тем больше верится в это с трудом. Пинг-понг между следственным отделом, настаивающим на возбуждении дела, и прокуратурой, сначала межрайонной, которая отменяет постановление о возбуждении дела, потом окружной, которая подтверждает отмену, а теперь и городской, наводит на мысль: найден хороший способ — и законные процедуры вроде бы соблюсти, и делу ход не дать. Вообще, пока действует постановление об отмене возбуждения уголовного дела, и дела-то собственно нет. А это значит, что не действуют никакие формальные сроки и наша история может продолжаться до бесконечности».

«Мы не устаем повторять, что у следствия все еще есть шанс разобраться в этом сложном деле, провести новую проверку по вновь поступившим заявлениям от потерпевших и рассмотреть возможность квалификации по ст. 127.2 (использование рабского труда с изъятием документов и применением насилия), как и предполагает Уголовный кодекс Российской Федерации. Для нас остается загадкой, почему следствие не идет на это. Вообще немного стыдно, конечно, за такую ситуацию перед пострадавшими. В декабре по рабству в магазине в московском Гольянове возбудили уголовное дело по статье «торговля людьми» в Узбекистане, в Казахстане также идет проверка, а в России, где все это безобразие происходило много лет — полная тишина», — комментируетАнастасия Денисова, координатор проектов Комитета «Гражданское содействие».

За прошедшие два месяца с момента освобождения усилиями Комитета «Гражданское содействие» все потерпевшие прошли медицинское обследование, и обнаруженные у них травмы подтверждают изложенное ими в заявлениях. Один из диагнозов Бауржана Касимова — ребенка, который родился и вырос в рабстве в современной Москве, гласит: «синдром жестокого обращения с ребенком». Его мать — Бакия Касимова, интересы которой представляет Таубулатов, не намерена сдаваться: «Не уеду из России, пока не будет правды. Когда их накажут — тогда уеду, а пока буду бороться», — говорит она.

Новое заседание Преображенского районного суда по жалобе адвокатов на бездействие следователя перенесено на 14 января и начнется в 15ч. под председательством судьи Зои Орловой.

Читать еще
×
Scroll Up