«Мертвые души» дела Татьяны Котляр

23 и 24 марта прошли третье и четвертое заседания суда по делу обнинского депутата Татьяны Котляр, которую обвиняют в фиктивной регистрации мигрантов. Финальные прения предварительно назначили на 1 апреля.

«Мертвые души» дела Татьяны Котляр

Свидетелей на третий день судебного заседания пригласили столько, что они едва помещались в узком коридоре суда. Всего в понедельник заслушали показания десяти свидетелей обвинения — в основном работников почты, УФМС и паспортного стола — и одного свидетеля защиты.
Все свидетели обвинения подтверждали, что Татьяна Котляр приходила к ним и регистрировала людей. Суд пытался выяснить у свидетелей, каким образом в материалах дела и в числе зарегистрированных в квартире Татьяны Котляр по адресу улица Лермонтова, 3-12 появились люди, которых Татьяна Михайловна никогда не видела. Однако свидетели были единогласны — по их словам, без личного присутствия Татьяны Котляр документы о регистрации по ее адресу нигде ни у кого не принимали.

Все материалы по делу Татьяны Котляр

Напомним, в деле есть информация о трех «мертвых душах», которых в квартире Котляр зарегистрировала не Котляр. Например, Рашид Юнусов. Юнусова следствию даже удалось допросить, и он рассказал очень интересную историю о том, как водитель маршрутки отвез его в паспортный стол ЖЭКа, где ему за 15 тысяч рублей сделали регистрацию по адресу Лермонтова, 3-12. Татьяна Котляр об этом ничего не слышала, пока не начала знакомиться с материалами дела.

— Без вас мы никого не регистрировали, — обратилась на суде к Татьяне Котляр Тамара Баринова, бывший специалист по регистрации граждан в ЖЭКе Обнинска. — Я лично этого Юнусова не помню. Нас допросили, а потом только он пришел сам. Сам же сказал, что ничего никому не давал. Пришел вроде выписываться, но куда-то исчез.

Вот так. «Куда-то исчез». Прокурор зачитала результаты почерковедческой экспертизы, где говорилось, что на бланках регистрации трех человек подпись не принадлежит Татьяне Котляр. Заполняла бланки тоже не она. Но и об этих людях работники паспортного стола и почты вспомнить ничего не могли.

Зато легко вспомнила свой давний разговор с Татьяной Котляр заместитель редактора газеты «Вы и мы» Диана Коршикова. До этого судья и прокурор старательно спрашивали у всех свидетелей, брала ли Татьяна Михайловна какие-то деньги за регистрации, но все утверждали, что ничего такого не видели и не знают, хотя, мол, «поговаривали». И вот наконец выяснилось, что да, деньги Татьяна Михайловна брала. Правда, по 500 рублей — и то только у тех, кто мог себе это позволить. Дело в том, что в квартире, в которой прописаны сотни человек, до небес взлетает плата за коммунальные услуги — именно на оплату счетов и шли эти небольшие деньги. О чем сама Татьяна Котляр журналистам и рассказала.

— В тот раз мы обсуждали миграционную политику. Татьяна Михайловна еще сказала тогда, что кто не может, тот не платит, конечно, — вспоминала Диана Коршикова. — Этот разговор состоялся, кажется, в 2014 году (позже выяснилось, что это был октябрь 2013 года, — прим. авт). Мы еще связывались с отделом УФМС, и там рассказали, что по адресу Лермонтова, 3–12 прописано более семисот мигрантов. Сама же Татьяна Котляр сказала, что счет не ведет.

Как бы то ни было, даже если суд расценит эти деньги как плату за услуги, статья не изменится — пояснил адвокат сети «Миграция и право» правозащитного центра «Мемориал» Илларион Васильев:

— Данный состав не предусматривает в субъективной стороне преступления корыстного или какого-либо еще мотива, вообще мотив не предусмотрен. То есть не интересует правоохранителей, зачем осуществляется фиктивная регистрация и как именно она осуществляется. Судья и прокурор акцентируют на этом внимание только для того, чтобы дискредитировать Татьяну Котляр. Пытаются «раскачать» свидетелей, чтобы они сказали, что Татьяна Михайловна прописывала за деньги.

Дальше шел опрос свидетелей защиты, но из трех человек разрешили выступить только Лейле Абдухаликовой, которая значилась в материалах дела. Остальные в деле не значились, несмотря на то, что также были зарегистрированы в течение 2013 года — суд выборочно охватил 2013 и начало 2014 года по март включительно.

— Я обратилась к Татьяне Котляр в 2012 году, потому что у меня отказались принимать документы на разрешение на временное проживание (РВП), — рассказала суду Лейла Абдухаликова, молодая симпатичная женщина в хиджабе. Она приехала в Обнинск из Душанбе в 2003 году, и почти десять лет не могла легализоваться только потому, что не могла оформить регистрацию. — Регистрацию было очень сложно сделать, никто не хотел за это браться, сколько мы ни снимали жилье, все отказывались регистрировать. Благодаря Татьяне Михайловне в 2012 году мы получили РВП, а уже в апреле я пойду забирать свой российский паспорт — мне дали гражданство по программе переселения соотечественников.

Заседание окончилось нуднейшим перечислением материалов дела — многочисленных бланков регистрации и копий паспортов, чтением выписки из домовой книги за несколько лет.

Во вторник, 24 марта, прокурор зачитала показания тех свидетелей, которых не смогли привести приставы — ими оказались соседи по лестничной клетке квартиры на Лермонтова и нынешние соседи самой Котляр, которая живет вместе с мужем в другом месте. Ничего нового в показаниях соседей не было — они подтвердили, что на Лермонтова живет всего несколько человек, и что сама Татьяна Котляр живет только с мужем.

Ближайшую неделю стороны будут заниматься подготовкой к финальному этапу суда — прениям. По предварительным договоренностям они должны состояться 1 апреля.

— Мне готовится к прениям не надо, — поделилась Татьяна Котляр. — Свою позицию я и так хорошо знаю. Меня преследуют за помощь людям. А я вины своей не признаю, хотя факт регистрации не отрицаю. Уголовного преследования за регистрацию людей в своей квартире не было даже в сталинские времена, когда за нарушение паспортного режима сажали в тюрьму. До 2014 года это не было нарушением закона, что я и доказала, когда меня пытались оштрафовать, а с 2014 года это стало преступлением. Этот закон противоречит Конституции, это как во время войны, во время охоты на евреев, немцы расстреливали тех, кто евреев прятал. Масштабы, конечно, несопоставимы — здесь всего лишь невозможно получить российское гражданство без регистрации. Но суть та же.

Мы помогаем беженцам и людям без гражданства
×
Scroll Up