Чистильщика дымоходов осудили за нападение на гражданина Узбекистана

Россиянин Андрей Байдаков, нанесший два ножевых ранения гражданину Узбекистана Рахмиддину Камолову, 24 марта был осужден на два года условно. Судья Хорошевского районного суда посчитала смягчающими обстоятельствами наличие у подсудимого малолетних детей и его готовность признать свою вину, однако потерпевший и его представитель были возмущены столь мягким приговором.

Чистильщика дымоходов осудили за нападение на гражданина Узбекистана

Андрей Байдаков, вооруженный ножом, напал на Рахмиддина Камолова 13 сентября 2014 года. Россиянин нанес Камолову два глубоких ножевых ранения, задев легкие и печень. Конфликт начали совсем другие люди: в тот вечер выпивший парень в форме ВДВ напал в «Пятерочке» на продавца сим-карт, узбека Феруза. Феруза возмутило, что парень поставил на его прилавок пиво, а тот в ответ на замечание ударил продавца. Охранник магазина «десантника» выставил, но домой идти Феруз боялся, и позвал на помощь Камолова. Вместе они вышли из «Пятерочки», по дороге к ним присоединились еще четыре человека. В сквере они увидели выпивающую компанию из нескольких человек, среди которых был и первый нападавший. По словам Рахмиддина Камолова, решили подойти и поговорить, чтобы в дальнейшем на Феруза не нападали. Но поговорить не удалось — началась потасовка, в которой Рахмиддина ранили. Из-за шока он не сразу заметил, что идет кровь — но, когда заметил, остановить кровотечение не смог. Пришлось вызвать «скорую».

Как удалось выяснить сотрудникам «Гражданского содействия», некоторые из россиян, напавших на узбеков, находятся в связи с националистическими группировками. Все эти люди, вызванные в качестве свидетелей защиты, наравне с подсудимым утверждали, что первыми напали узбеки. Однако ушибы и ранения иностранцев показывают, кто был главным агрессором в этой драке.

Эксперты квалифицировали раны Камолова, с которыми он поступил в ГКБ им. Боткина как тяжкий вред здоровью. Больше трех месяцев он не мог работать, пояснил привлеченный «Гражданским содействием» адвокат Абу Гайтаев. В суде адвокат потерпевшего настаивал на реальном лишении подсудимого свободы ввиду общественной опасности совершенного преступления, а также — на компенсации морального вреда Рахмиддину в размере 500 тысяч рублей и материального в размере 271 тысячи рублей. Однако судья требования представителя потерпевшего восприняла скептически.

«Меня возмутили вопросы судьи. Когда допрашивали свидетелей защиты, друзей Байдакова, судья спросила у одного из них: «почему вы, когда увидели группу нерусских, не набрали сразу же 02, вам не стало страшно?» Я потом уточнил у нее: каждый раз при виде иностранцев надо набирать 02, так, что ли?», — поделился впечатлением от заседания Хорошевского суда Абу Гайтаев. Он остался очень недоволен поведением судьи Юлии Дворжанской: по словам адвоката, она все время делала потерпевшему замечания, возмущалась его ошибками в речи. «У меня сложилось впечатление, что она была расстроена тем, что на скамье подсудимых сидит Байдаков, а не Камолов. Когда я ей сделал замечание, она стала вести себя сдержанней, но неприязнь к потерпевшему осталось заметной».

Подсудимый, который до заседания суда признавал свою вину только частично и утверждал, что Камолов сам напал на него, а на нож напоролся и вовсе случайно, после выступления эксперта по совету адвоката изменил свою позицию. В числе прочего эксперт рассказал суду, что удар был нанесен точно сверху вниз, поэтому случайным оказаться никак не мог. Раскаянием это назвать сложно. Кроме того, очень странным образом Андрей Байдаков передал Рахмиддину Камолову компенсацию в 100 тысяч рублей — отправил по почте, не предупредив потерпевшего. В результате о компенсации Камолов узнал только на заседании суда.

Но все это не смутило судью, и она постановила осудить Байдакова на два года условно, приняв во внимание его признание, добровольную выплату компенсации и семейные обстоятельства — у подсудимого двое малолетних детей. Такого же наказания просил и прокурор. Также судья Дворжанская частично удовлетворила гражданский иск Рахмиддина Камолова о взыскании компенсации морального вреда, постановив выплатить ему 150 тысяч рублей.

«Я, зная судебную практику по этой статье, не помню случаев, чтобы хотя бы одному приезжему или человеку другой национальности давали такое мягкое наказание за столь серьезное преступление. Даже когда сам потерпевший просит не назначать суровое наказание, все равно назначают и сажают. А тут потерпевший говорит, что категорически не согласен с решением, мы просим компенсацию в 751 тысячу, судья назначает только 150 — и ничего не происходит. У нас же есть принцип единообразного применения закона, но здесь правосудие оказалось очень избирательным», — выразил свое возмущение Абу Гайтаев.

Посчитав наказание слишком мягким, Абу Гайтаев обжаловал решение Хорошевского районного суда в Мосгорсуде. В своей жалобе он указал: довод о раскаянии подсудимого не соответствует действительности, так как подсудимый признал вину только по совету адвоката, причем в прениях адвокат не сдержался и снова заявил, что «Камолов заслужил то, что получил». И Андрей Байдаков после этого не отказался от адвоката, что говорит о его согласии с этой позицией. Но 3 августа представитель потерпевшего получил отказ в пересмотре дела.

«На мой взгляд, это дело выбивается из обычного ряда дел о нападениях на приезжих. Прежде всего, это успешное дело. Благодаря усилиям адвоката Абу Гайтаева, с которым Комитет «Гражданское содействие» давно сотрудничает, виновный наказан — несмотря на проявления явно предвзятого отношения к мигрантам у судьи. Пострадавший получил недостаточную, но ощутимую компенсацию за ущерб здоровью. Часто подобные дела заканчиваются либо бесконечными поисками нападавших, либо обвинением самих пострадавших мигрантов в угрозе здоровью толпе нетрезвых жителей столицы», — пояснила Анастасия Денисова, координатор проекта помощи жертвам нападений на почве ненависти Комитета «Гражданское содействие».

Елена Срапян,  «Гражданское содействие».

Читать еще
×
Scroll Up