Чечня: редкая победа

Суд в Грозном признал за Людмилой Станишевской право собственности на квартиру.

Чечня: редкая победа

16 июня, юрист Правозащитного центра «Мемориал» Султан Тельхигов получил текст решения районного Заводского суда Грозного по делу Людмилы Павловны Станишевской.

Процесс по оспариванию права собственности на квартиру на улице Розы Люксембург тянулся с августа 2012 года. Заседания многократно откладывались. Первое решение в пользу Станишевской было отменено, поскольку ответчик, Табарка Кагирова, подала встречный иск. 28 мая 2014 года суд постановил, что ордер Кагировой на квартиру недействителен, и удовлетворил исковые требования Станишевской.

Работа по этому делу началась 1 февраля 2012 года, когда в Комитет «Гражданское содействие» и ПЦ «Мемориал» обратился Валерий Александрович Станишевский. Он рассказал о семье своего брата Анатолия, военнослужащего, и его жены ЛюдмилыДо 1999 года супруги вместе с дочерью Олесей, 1982 г.р., жили в собственной квартире в Грозном. После того, как Станишевские были вынуждены покинуть Чечню, квартиру заняли какие-то люди. Они вели себя вызывающе, угрожали знакомым Станишевской, когда те интересовались судьбой квартиры.

Людмила Павловна Станишевская родилась в Грозном в 1950 году. Ее отцу была выделена квартиру по месту работы. После его смерти квартира была переоформлена на дочь, которая ее приватизировала в 1993 году и получила регистрационное удостоверение. Это удостоверение сохранилось, несмотря на все последовавшие вскоре тяжелые жизненные перипетии Станишевских.

Во время первой чеченской войны, когда бомбили Грозный, Олеся была ранена, соседи-чеченцы помогли Станишевским вывезти девочку в госпиталь. В 1995 годусемья уехала в Беларусь к родителям Анатолия. После окончания первой чеченской Станишевские вернулись в Грозный и восстановили свою разрушенную квартиру.

В ноябре 1999 года, когда вторая чеченская война уже началась, но Грозный еще находился под контролем сил Чеченской Республики Ичкерия, в квартиру Станишевских, взломав дверь, ворвались вооруженные люди в масках. Они забрали все имущество, Людмилу и Анатолия связали, избили, а Олесю увели с собой, потребовав за нее 10 000 долларов. Таких денег у родителей не было.

Похитители отвезли девушку на окраину города и оставили под охраной в каком-то частном доме. Когда охранник пошел спать, Олесе удалось найти ключи, открыть дверь и выйти из дома. Пройдя несколько кварталов, она увидела незнакомого ей человека, который стоял рядом с машиной. Девушка рассказала ему о случившемся и попросила о помощи. Этот человек, местный житель, отвез ее к своим родителям, а потом вывез в Краснодар. Людмиле и Анатолию Станишевским дали знать об этом. Они собрали остатки имущества и поехали вслед за дочерью.

Тем временем квартира Станишевской стала числиться за некоей Табаркой Кагировой. При этом в БТИ указывали на договор купли-продажи от 21 ноября 2000 года, а в МУП ЖЭУ района – на ордер от 8 февраля 1999 года. Копии договора в БТИ не было, и позже в ходе судебных заседаний ни сам договор, ни его копия так и не были представлены. Что касается ордера, то он был выдан непонятно на каких основаниях администрацией Заводского района Грозного.
В августе 2012 года юрист Тельхигов подал в Заводской районный суд иск о признании сделки купли-продажи квартиры недействительной, и началась судебная волокита.

На слушания Кагирова не являлась, несмотря на то, что каждый раз ее заранее уведомляли о дате и времени начала заседания.

В конце сентября 2012 года домой к Тельхигову приехали двое вооруженных мужчин, которые представились родственниками Кагировой (судя по внешнему виду, они были сотрудниками силовых структур). Они начали выяснять, какие лично у Тельхигова претензии к этой квартире. Когда юрист объяснил, что представляет интересы Станишевской по соглашению с ПЦ «Мемориал», они попросили телефон родственника истицы, живущего в Москве.

В течение осени-зимы 2012 года и начала 2013 года судебные слушания много раз откладывались и переносились – либо не являлся ответчик, либо «важные свидетели» со стороны ответчика.

Наконец 14 февраля 2013 года было вынесено заочное решение: исковые требования Людмилы Станишевской были полностью удовлетворены. Но в конце марта это решение было отменено, а дело передано на новое рассмотрение другому судье, хотя оснований для смены судьи не было.

Новый судья рассматривал дело, мягко говоря, странно. Юриста «Мемориала» не извещали о дате судебных заседаний. В результате в апреле 2013 года Тельхигову стало известно, что суд вынес решение оставить исковое заявление Станишевской без рассмотрения, так как истец и его представитель не явились на слушание. По ходатайству Тельхигова это решение тоже было отменено, и в мае 2013 года дело начало рассматриваться по третьему кругу.

И тут явившаяся наконец в суд ответчик Табарка Кагирова заявила, что, оказывается, ее правоустанавливающий документ на квартиру – отнюдь не договор купли-продажи, а ордер, выданный районной администрацией Грозного. Одновременно она заявила ходатайство об очередном переносе слушаний – якобы важные свидетели снова не смогли явится в суд. Суд удовлетворил ходатайство. На следующие судебные заседания Кагирова снова не приходила.

Когда же 18 июня 2013 года юрист «Мемориала» в дополнение к исходному иску потребовал признать ордер ответчика недействительным, Кагирова подала встречный иск – о признании недействительным регистрационного удостоверения Станишевской. Суд решил привлечь к участию в деле Департамент жилищной политики Грозного. И вновь начались переносы судебных заседаний, теперь уже по ходатайству представителя Департамента.

Затем ответчик выразила сомнение в том, что документы Станишевской о приватизации квартиры действительно были составлены в 1993 году. Кагирова заявила ходатайство о назначении экспертизы документов Станишевской. Суд удовлетворил ходатайство. Производство по делу было приостановлено.

Экспертизу проводил Экспертно-криминалистический центр при МВД по Ставропольскому краю. Эксперты не смогли ответить на поставленный вопрос.

Производство по делу возобновили. Но в течение октября 2013 года ответчик не приходила на заседания. А 31 октября, явившись в суд, заявила ходатайство о повторном проведении экспертизы документов Станишевской, теперь уже в Экспертно-криминалистическом центре при МВД по Ростовской области. Судья снова удовлетворил ходатайство ответчика. Рассмотрение дела в очередной раз было приостановлено.

Через несколько месяцев, уже в 2014 году, после обращения юриста о недопустимости затягивания экспертизы, из Ростова пришел ответ – эксперты не смогли ответить на поставленный вопрос.

И вот в конце мая суд вынес решение в пользу Людмилы Станишевской. Велика вероятность, что ответчик опротестует это решение.

Сейчас Станишевские живут в Беларуси, они получили вид на жительство, снимают комнату в частном доме в городе Гомель, ухаживают за 40-летним больным хозяином дома.

Можно предположить, что даже в случае вступления в право собственности на квартиру Станишевские едва ли вернутся в Чеченскую Республику. Но они смогут продать жилье там и приобрести в другом месте.

Только когда это случится, можно будет сказать, что дело Станишевских благополучно завершилось.

См. сообщения на эту тему «Как в Грозном решаются вопросы о праве собственности на квартиры»«Чечня: ответчик в деле Станишевской потребовала повторную экспертизу документов».

Информация с сайта Правозащитного центра «Мемориал»

Читать еще
×
Scroll Up