Судьба братьев Дашаевых. Осужденных из Чечни «исправляют» фальшивыми уголовными обвинениями и туберкулезом

Судьба братьев Дашаевых. Осужденных из Чечни «исправляют» фальшивыми уголовными обвинениями и туберкулезом
Источник: Pxhere

Кто хотя бы раз побывал по ту сторону жизни в России, тот знает, что там не действуют законы, ни человеческие, ни религиозные, а есть только озлобленность, жестокость, грубая физическая сила и ненависть. Речь о пенитенциарной системе РФ.

По данным за 2019 год, Россия занимает 21 место среди 222 стран по количеству осужденных на душу населения. В нашей стране почти 524 тысячи человек отбывают наказание в исправительных учреждениях. Это 0.36% населения.

Хотя пенитенциарная система призвана исправлять и перевоспитывать, в России она выполняет функции карательной системы. Унижение, оскорбление, избиение и пытки – это методы, применяемые в большинстве колоний нашей страны. Только единицам, оказавшимся на той стороне, удается их избежать. В результате на свободу выходит инвалид или озлобленный на весь мир психически больной человек.

Еще хуже обстоят дела у осужденных из республик Северного Кавказа. В нарушение действующего законодательства и международных норм, их отправляют в самые отдаленные регионы страны. Законодательно это не закреплено, но так все и происходит. Это необоснованная мера, которую иначе, как ненавистью к жителям этих регионов, невозможно объяснить. Она не дает ровным счетом ничего, кроме неоправданных затрат. Во-первых, на перевозку осужденных в дальние регионы тратятся большие деньги налогоплательщиков. Во-вторых, попирается право родственников и самого осужденного на семейную жизнь. Только единицы могут себе позволить ездить на свидание за тысячи километров. А состоятельные люди у нас в стране очень редко оказываются за решеткой.

Положение выходцев из Северо-Кавказских республик усугубляется еще и тем, что почти во всех колониях работают бывшие участники двух войн в Чеченской республике. У них осталась ненависть к населению этого края, и эту ненависть они вымещают на осужденных. Большинство сотрудников пенитенциарной системы не имеют соответствующего образования, на профпригодность их не проверяют либо поверяют очень поверхностно.

Комитет «Гражданское Содействие» защищает права жителей Северного Кавказа в местах лишения свободы с 2011 года. К нам обратились родственники осужденного Каима Дашаева, отбывающего наказание в ФКУ ЛИУ-27 УФСИН России по Иркутской области.

Братья Каим и Тагир Дашаевы в 2005 году были осуждены Верховным Судом Чеченской республики к 17 и 15 годам лишения свободы (ст.ст. 317, 208 ч.2, 222 ч.3 УК РФ). С уверенностью можно сказать, что дело было сфабриковано. Не было соответствующей доказательной базы, обвинение, в основном, строилось на показаниях одного человека. Вину братья не признали, хотя признанием могли бы получить намного меньшие сроки – такая практика сложилась у нас в стране, особенно в Чеченской республике.

Старший Каим 30 ноября 2010 года вновь был приговорен Судебной коллегией Самарского областного суда к 15 годам лишения свободы. Он был осужден за организацию массовых беспорядков в исправительном учреждении (ст.ст. 212 ч.1., 321 ч.3, 69 ч.3 УК РФ), хотя на тот момент содержался в ШИЗО и не мог заниматься организацией этих беспорядков. Суд изначально занял обвинительную позицию и не принял доводы защиты о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела: искажены показания свидетелей, привлечены тайные свидетели, показания которых соответствовали позиции стороны обвинения, судом оказывалось давление на свидетелей. Выступления потерпевших в суде, которые опровергали показания, якобы данные ими на предварительном следствии, также не возымели положительного результата.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров Каиму было назначено еще 25 лет лишения свободы в исправительной колонии особого режима. Отбывать срок наказания Дашаеву предстоит в общей сложности 29 лет – до 22 июня 2034 года. Сначала Каима отправили в Самару, затем в Саратовскую область, и оттуда в Иркутскую область. Это больше 4 тысяч 200 километров от Москвы, а от Чеченской республики – около 6 тысяч км.

Отбывая наказание в Иркутске, Каим заболел туберкулезом. До Иркутска он был здоров, занимался спортом. Врач сказал ему, что в верхней части легкого есть очаг заболевания, и Каим три месяца принимал все лекарства, которые ему выдавали. После трехмесячного лечения врач ставит ему новый диагноз: туберкулёз нижней доли левого легкого в фазе распада МБТ (-) ГДН, соп. катаральный эзофагит, нужна операция. Каим опасается, что с ним произойдет то же, что и с его младшим братом. В 2016 году Тагир Дашаев умер от туберкулеза в лечебно-исправительном учреждении Владимирской области. До ареста он был абсолютно здоров.

По информации, полученной из разных источников, в ЛИУ-27 заключенные не получают полноценного питания, в котором туберкулезные больные особенно нуждаются. Есть сведения, что в столовой и к другим работам в колонии привлекают больных. Пример Дашаева показывает, что все это может быть правдой, так как вместо излечения его состояние серьезно ухудшилось.

Недавно начальник ЛИУ-27 УФСИН по Иркутской области Николай Геннадьевич Кошев обратился в суд с ходатайством об ужесточении режима содержания Каима с особого на крытый. Администрация колонии не смогла придумать ничего нового и использовала старый ярлык, навешенный на Дашаева в колонии Самары, – «организатор протестов». Но прокуратура отказалась поддержать представление начальника ЛИУ, обратив внимание, что в обозначенный период Дашаев находился в ШИЗО и не мог заниматься организацией протестов.

Вместо того, чтобы лечить больного, начальник ЛИУ Николай Геннадьевич Кошев повторно обратился в суд, изменив в ходатайстве лишь дату. 24 января 2020 года Братский районный суд фактически вынес Дашаеву смертный приговор, назначив ему 3 года тюремного режима. По мнению специалистов, больной с таким диагнозом, как у Дашаева, нуждается в лечении в условиях специализированного стационара – во избежание летального исхода. Получить такое лечение в тюрьме невозможно. При этом состояние Дашаева ухудшается. За неделю до назначенного дня суда у Каима началось кровотечение. Только после неоднократных обращений самого Каима и других осужденных, ему ввели какие-то препараты, и кровотечение остановилось.

В суде адвокат Павел Иванов заявлял ходатайство о проведении комиссионного экспертного обследования состояния здоровья Дашаева. В удовлетворении этого ходатайства было отказано. Доводы защитника о том, что Дашаева нельзя отправлять в тюрьму крытого режима, не убедили суд.

Решение суда вряд ли могло бы быть столь жестоким, если бы врачи колонии дали объективное заключение о состоянии его здоровья. Вердикт о допустимости содержания Дашаева в условиях крытого режима вынесли те же врачи, которые поставили ему последний диагноз и рекомендовали хирургическое лечение: Пуляева Лилия Эриховна, Кулешов Юрий Дмитриевич, Прокопьева Ольга Викторовна. Подписывая заключение о состоянии здоровья Дашаева для суда, они отдавали себе полный отчет в том, что в условиях крытого режима он необходимого лечения не получит.

Вся ответственность за последствия этого решения лежит на этих людях.

 

Оюб Титиев, руководитель проекта «Защита прав жителей Северного Кавказа, отбывающих наказание в учреждениях пенитенциарной системы РФ»

Читать еще
×
Scroll Up