Статус – «отказ»

Александра Захваткина, Агентство социальной информации

Как гражданин Палестины несколько лет отстаивает в России свое право на семейную жизнь и безопасность.

Статус – «отказ»
Фото: Alex Hiller / Unsplash

В июне Комитет «Гражданское содействие» опубликовал доклад о работе института убежища в России. Согласно его данным, в 2019 году количество людей, которые обладают статусом временного убежища, снизилось до минимального за последние 11 лет — всего 1 672 человека (за исключением граждан Украины). По мнению экспертов, в последние годы ситуация с институтом убежища в России практически не улучшается. Люди по-прежнему сталкиваются с препятствиями при попытках подать заявление о предоставлении временного убежища и при обжаловании отказов.

Из сектора Газа – в Москву

Алькак Рафат родился в секторе Газа на границе с Египтом. В городе Газе он окончил 12 классов школы. В этой же школе он с родителями, братьями и сестрами прятался во время обстрелов. Дом семьи Рафата разрушила ракета, выпущенная с военного самолета.

В октябре 2011 года Рафат поехал с отцом в Каир – мужчине нужно было лечение. Там молодой человек оформил себе однократную туристическую визу в Россию и покинул родину в поисках безопасной жизни.

Статус – «отказ»
Фото: Daniel Lim/Unsplash.com

В 2012 году Рафат обратился в миграционную службу в Москве за предоставлением временного убежища на территории России. Его обращение было утеряно, повторно он обратился 1 апреля 2014 года. В предоставлении убежища Рафату отказали, после обжалования отказ остался в силе. В мае 2016 года Рафат обратился с повторным заявлением и вновь получил отказ.

В октябре 2019 года Рафат опять обратился с заявлением в УВМ ГУ МВД России по Москве, попросив у российских властей временного убежища на гуманных основаниях. Свою просьбу он обосновал угрозой жизни из-за вооруженного конфликта между Израилем и Палестиной и физической невозможностью вернуться в сектор Газа. На время рассмотрения заявления Рафату оформили справку, по которой до 10 января 2020 года он мог законно находиться на территории России.

«Дома нас было 12 человек: мама, папа, дети. Но мы жили всегда в опасности. Когда приехал сюда [в Россию], я думал, что все будет нормально но, оказывается, никто не признает, что в секторе Газа военные действия», — говорит Рафат.

Кто может получить временное убежище в России

Ст. 12 закона «О беженцах» гласит, что временное убежище может получить иностранный гражданин, если у него есть основания для признания его беженцем. Если у человека таких оснований нет, он все равно может получить временное убежище – считается, что «из гуманных побуждений» его не могут выдворить из России. Это положение конкретизируется пунктом 7 постановления правительства «О предоставлении временного убежища на территории РФ».

Как следует из материалов дела Рафата, МИД России признает, что «обстановка в зоне палестино-израильского конфликта крайне нестабильна, а палестинская экономика переживает глубокий кризис». В документах отмечается, что в Газе – дефицит продовольствия, медикаментов и топлива.

Тем не менее миграционные службы отметили, что мужчина не преследовался в Палестине по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе, а значит, в убежище не нуждается.

Статус – «отказ»
Последствия ракетного удара по территории сектора Газа. 2018 год. Фото: Ахмет Абед / РИА Новости

Власти также отметили, что по определению Конституционного суда от 30.09.2010 № 1317 ОП «временное убежище не может рассматриваться как альтернатива общему порядку получения разрешения на пребывание в России при наличии у человека оснований для легализации своего правового положения на территории РФ в обычном порядке». Проще говоря, иностранец может получить временное убежище в России, только если исчерпал все законные механизмы, чтобы получить это разрешение.

Кроме того в ГУ МВД сочли, что в деле Рафата нет «гуманных причин», требующих предоставления ему временного убежища на территории России. В связи с отсутствием обстоятельств п. 2 ст. 12 закона «О беженцах» в декабре 2019 года молодому человеку в предоставлении убежища отказали.

Ситуация осложняется тем, что в июле 2019 года Рафат женился на гражданке России Наталье К.. Теперь, если он покинет Россию и не сможет вернуться, семья окажется разлучена на долгие годы.

«Другие механизмы – не вариант, и миграционные службы это прекрасно знают»

Как объясняет юрист Комитета «Гражданское содействие» Анна Городецкая, представляющая интересы Рафата, российские власти часто аргументируют подобные отказы тем, что механизм предоставления убежища носит экстраординарный характер. По их мнению, просить убежище можно только когда человек экстренно бежал из своей страны из-за прямой угрозы его жизни или здоровью, обусловленной вооруженным конфликтом или преследованием по какому-то признаку. При этом желательно еще и подтвердить преследование какими-то документами.

По мнению юриста, случай Рафата и есть тот самый экстраординарный случай, но миграционная служба этого не признает и предлагает другие механизмы, которые не выполнимы на практике.

«Единственный механизм, который предлагается Рафату управлением по вопросам миграции, – это выехать из России, заново получить визу по приглашению супруги — гражданки России, въехать обратно и подать документы на получение разрешения на временное проживание (РВП)», — говорит Городецкая.

Для Рафата, по ее словам, такой сценарий невозможен: в 2019 году ему назначили штраф с выдворением за нарушение миграционного режима, то есть за то, что он находился в России без регистрации. Суд не учел того, что это была вынужденная ситуация — равно как не учел и наличие семьи на территории России.

Статус – «отказ»
Фото: Brooke Cagle/Unsplash.com

Апелляционный и кассационный суды оставили выдворение в силе. Но при всем желании выехать из России в Палестину, чтобы исполнить решение суда, Рафат не может как раз по тем причинам, по которым обращался за убежищем в России: на его родине фактически идет война, и авиасообщения с сектором Газа нет.

«Если Рафат все-таки каким-то образом выедет за пределы России и получит визу по приглашению супруги, то при пересечении границы он практически гарантированно столкнется с запретом на въезд, будет вынужден развернуться и поехать в никуда, и уже оттуда обжаловать запрет на въезд. И все это время он будет находиться вдали от семьи», — объясняет юрист.
«На стороне Рафата — наличие у него супруги в России и многократные попытки обращения за убежищем. Против него тот факт, что он не исполнил вовремя решение суда о выдворении. Суд обязательно обратит на это внимание» — продолжает Городецкая.

Поэтому, говорит юрист, в деле Рафата предлагаемый миграционной службой вариант на практике не выполним, и миграционной службе это известно. Анна также отмечает, что в случае принудительного выдворения Рафата за пределы России будет нарушено его право и право его супруги на семейную жизнь, гарантированное ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

«Штрафы на каждом шагу»

Рафат и Наталья поженились в Москве в июле 2019 года. Родные, оставшиеся в секторе Газа, брак молодого человека поддержали: «Наконец-то хоть у тебя будет своя семья».

Наталья с самого начала знала, что Рафат беженец, но не подозревала, что им придется столкнуться с такими трудностями. «Думала, что, поскольку я гражданка России, нам будет проще решить эту проблему вдвоем. Сейчас переносим все тяготы вместе», — говорит она.

Законный брак никак не помог паре решить проблему правового статуса Рафата в России. Судья Московского городского суда посчитал брак фиктивным, постановив, что он был «инициирован после привлечения к административной ответственности» — якобы таким образом Рафат хотел избежать возникших правовых проблем из-за нарушения российского миграционного законодательства.

«Длительный процесс регистрации брака связан с тем, что иностранец сначала должен получить документ об отсутствии брака в стране гражданства, а также с апостилированием и прочей бумажной волокитой. Подготовкой к свадьбе Наталья и Рафат занимались около года. Они предоставили суду все документы, которые это подтверждают, но суд не дал им правовой оценки. В соответствии с практикой ЕСПЧ семейные отношения могут иметь место также при отсутствии официально зарегистрированного брака при наличии других условий, которые в ситуации Натальи и Рафата имеются. (Парадизо и Кампанелли против Италии, пар. 140; Джонстон и другие против Ирландии, пар. 56)», — объясняет юрист.

Статус – «отказ»
Фото: Felipe Pelaquim/Unsplash.com

«Не могу находиться здесь спокойно. Не могу работать нормально. И там не мог, и здесь не могу. Не дай бог, меня задержат — будет штраф. Я выхожу на улицу — направо смотрю, налево смотрю. Я всегда в таком стрессе. Это круг без конца», — говорит Рафат.

Рафата, по его словам, не раз задерживали за нарушение режима пребывания, и ему приходилось «договариваться». «Штрафы на каждом шагу. Как повезет: русская рулетка. Раньше я работал нелегально, лишь бы хоть что-то зарабатывать. Но мой статус – «отказ», — говорит мужчина.

При этом Рафат довольно хорошо говорит по-русски, может читать и писать. Признается, что не знает только, где ставить мягкий знак.

«Никогда не думал, что буду разговаривать на русском языке. Я три дня тренировался, чтобы сказать слово «Парк культуры». Общался [в Москве] на английском, но люди не всегда отвечали, даже если знали английский. Раньше казалось, что все издеваются надо мной. Через восемь месяцев начал понемногу говорить», — вспоминает он.

Наталья как законная супруга дважды подавала в управление по вопросам миграции обращение в поддержку заявления Рафата о предоставлении временного убежища. Обращения принимали, но это не помогло.

«Нам сразу дали понять, что это бесполезно. Мое право на спокойную семейную жизнь фактически ничем не подкрепляется», — говорит Наталья.

В октябре 2019 года юрист Анна Городецкая подала кассационную жалобу на постановление районного суда по делу об административном правонарушении, попросив суд исключить Алькаку Рафату наказание в виде выдворения за пределы России. По ее мнению, в деле Рафата есть необходимость применения положений ст. 3 и ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 33 Конвенции о статусе беженцев. В удовлетворении жалобы суд отказал.

Пока все доступные для Рафата механизмы урегулировать свое правовое положение в России, чтобы не разлучаться с семьей, исчерпаны. Комитет «Гражданское содействие» прорабатывает дальнейшую стратегию — Алькак Рафат сдаваться не готов.

Рафат — один из героев онлайн-хакатона, который Комитет «Гражданское содействие» вместе с межрегиональным интернет-журналом «7×7» провел в мае 2020 года. На хакатоне выступали эксперты по теме миграции и беженцы, которые рассказывали о своих сложностях, связанных с получением правового статуса в России.

Текст: Александра Захваткина, Агентство социальной информации

Читать еще
×
Scroll Up