Почему вы помогаете иностранцам, а не русским?

Почему вы помогаете иностранцам, а не русским?
Иллюстрация Эзры Смит

Светлана Ганнушкина, председатель Комитета «Гражданское содействие»

Нам часто задают вопрос, почему мы не помогаем русским, а помогаем мигрантам? Начать нужно с того, что вопрос некорректен, потому что среди иностранных граждан достаточно этнических русских, а среди наших граждан далеко не все русские.

Разумеется, мы людей по национальностям не делим, по этническому происхождению тем более.

Но было бы неправильно ограничиться этим заявлением.

Комитет «Гражданское содействие» был создан в 1990 году. Его появление было связано как раз с необходимостью помочь тем русско-культурным советским гражданам, которые ехали из союзных республик в Россию. В освобождающихся от имперско-советского гнета республиках, так называемое, титульное население перенесло на русских свое долго сдерживаемое раздражение. В магазинах, на работе, на улице городов, где они родились и выросли, людям приходилось слышать призыв: «Чемодан, вокзал, Россия!». «Старшему брату» предлагалось отправляться восвояси.

Это была первая волна вынужденной миграции, монополией на которую до того владело советское государство, жестоко переселявшее народы. И это тоже припомнили детям тех, кто приехал и поселился на ставшей им чужой земле.

Ну, конечно, они были не беженцы, в смысле международной терминологии, а внутриперемещенные лица. И уезжали они все-таки не так, как сейчас бегут из Сирии. Или как бежали из Чечни. Они уезжали с какими-то хотя бы небольшими деньгами. Некоторые приезжали группами и пытались поселиться вместе. В этот период мы помогали созданию первых переселенческих организаций, с которыми мы до сих пор сотрудничаем. Многие сотрудники сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» пришли из этих организаций.

В худшем положении были беженцы из зон вооруженных конфликтов, вспыхнувших на территории распадающейся страны. Первыми стали беженцы из зоны армяно-азербайджанского конфликта – жертвы анти армянских погромов в Сумгаите и Баку. Мы и сейчас стараемся помочь им, потому что проблема их жилищного обеспечения до сих пор не решена. И среди приезжающих в Москву, тех, кого мы сейчас называем «бакинскими беженцами», тоже было много смешанных семей, были и чисто русские семьи. Советские власти совершенно не были готовы к тому, чтобы их принимать, и вовсе не понимал, что это только начало процесса переселения народов СССР. Романтик Михаил Горбачев предполагал, что все довольно быстро рассосется, и все вернутся домой. Собственно, несколько человек, которые понимали, что это не так, что это распад империи, что это будет долгий мучительный процесс, образовали Комитет «Гражданское содействие», чтобы прежде всего подтолкнуть государство к решению возникших и нарастающих проблем.

А дальше пошли поток за потоком. Да, они были разные. Почти одновременно с волной русско-культурного населения из республик центральной Азии пошел поток из Чеченской республики. Сначала ехали русские. Когда начались же чеченские войны, тогда уже поехали все: и русско-культурные, и чеченско-культурные, и советско-культурные. И все они прошли через наш Комитет. Потом были афганцы. Сейчас это сирийцы и украинцы. Среди граждан Украины большинство обращающихся к нам — этнические русские. То есть упрек в какой бы то ни было предпочтительной позиции по отношению к кому-то абсолютно не соответствует действительности.

Так что, нам часто приходится помогать русским. А когда наши миграционные чиновники отказывают им, как и всем другим, в статусе беженцев или иной форме убежища, то их этническая принадлежность не принимается во внимание. Только в последние годы ситуация немного изменилась и появилось понятие «носителя русского языка». Этим носителям должны предоставлять российское гражданство. Но работает это положение не слишком хорошо, поэтому и с этой группой нам приходится работать, чтобы помочь преодолеть чиновничьи преграды и стать полноценными гражданами нашей страны.

Читать еще
×
Scroll Up