Константин Иванович тоже не дожил до паспорта

Константин Иванович тоже не дожил до паспорта
Фото: Юлия Вишневецкая, DW

В ноябре 2018 года на нашем сайте появилась заметка под названием «Не дожил до паспорта», в которой мы рассказали грустную историю бакинского беженца Армена Заргаряна. Армен был не первым из наших подопечных, которые, прожив в России много лет, так и не смогли получить российский паспорт. И оказалось — не последним. Похоже, нам придется завести рубрику «Не дожили до паспорта».

27 ноября 2019 года умер художник Константин Иванович Воробьев, 79-ти лет. Я видела его и говорила с ним лишь несколько раз. Это был интеллигентный человек, высокий и красивый — красотой благородной старости, приятный в общении, с мягкими манерами.

Константин Иванович родился в Курске. Его родители были артистами цирка, постоянно переезжали, Курск был временной остановкой на их пути. В конце концов они осели в Ташкенте, где Константин Иванович прожил первую половину своей жизни: окончил там художественное училище им. П.Бенькова, работал с отцом в цирке, в аттракционе с верблюдами, ушел из цирка после травмы, потом работал художником в различных организациях, трижды был женат и разведен, народил четверых детей. Неплохо зарабатывал, покупал квартиры и при разводе оставлял женам.

В 1989 году переехал в Москву, основал при Советском фонде культуры Центр средне-азиатской традиционной культуры, устраивал выставки в зале на Крымском Валу. Жилье снимал или жил в мастерских у друзей-художников. В 1993 году Центр прекратил свое существование из-за финансовых проблем, а его документы сгорели вместе с архивом Фонда культуры.

После этого Константин Иванович продолжал работать как художник: писал картины, занимался дизайном, иллюстрировал книги. В Музее Маяковского в Москве хранятся его иллюстрации к произведениям поэта. А еще помогал сыну в его рекламной фирме. Когда работать с советским паспортом стало невозможно, друзья-художники начали оформлять договора для него на свое имя, а деньги отдавали ему. С возрастом решать материальные проблемы ему становилось все труднее. Константин Иванович был не склонен жаловаться, поэтому подробностей я не знаю. Нам известно лишь, что в какой-то момент он оказался на московском вокзале. Через месяц его забрал к себе знакомый фотограф Александр Маров. После смерти Александра его брат и наследник разрешил Константину Ивановичу остаться в его квартире. Семьи у Константина Ивановича в последние годы фактически не было, пенсию он не получал, медицинского полиса не имел, но у него были друзья, которые постоянно помогали ему и на руках у которых он умер.

Вы спросите, почему за 30 лет жизни в Москве Константин Иванович не смог получить российский паспорт? Думаю, дело в том, что он по характеру был совершенно неспособен заниматься какими-то формальными вопросами, «ходить по кабинетам».

К нам Константин Иванович впервые пришел в апреле 2018 года. Сейчас в работе с ЛБГ, у которых обычно нет действительных удостоверений личности, приходится первым делом отправлять их в районный отдел полиции устанавливать личность. В первый раз подавать заявление об установлении личности в отдел по вопросам миграции Красносельского района Москвы Константин Иванович ходил в сопровождении журналиста Юлии Вишневецкой, которая тогда как раз писала статью о людях с советскими паспортами.

Граждане страны, которой нет: кто в России живет с советским паспортом

Несмотря на присутствие журналиста с камерой, Константина Ивановича отфутболили. Тогда мы, учитывая возраст и здоровье Константина Ивановича, решили привлечь для его сопровождения по инстанциям адвоката Ивана Новикова. С помощью адвоката Константин Иванович прошел процедуру установления личности, подал заявление о проверке принадлежности к гражданству РФ.

Константин Иванович мог быть признан гражданином РФ по двум основаниям: как уроженец РФ и как человек фактически постоянно проживавший на территории России на 6 февраля 1992 года (части 1 и 2 статьи 13 закона «О гражданстве РФ» 1991 года). Документов, подтверждающих наличие этих оснований, у Константина Ивановича было немного, но все же они были. Свидетельство о рождении у него не сохранилось, и получить дубликат из Курска не удалось, но место его рождения было указано в советском паспорте. Прописки на 1992 год у него также не было, но одна из организаций, с которой он сотрудничал в это время, подтвердила этот факт. Тем не менее московское МВД отказалось признать Константина Ивановича гражданином РФ.

Мне было стыдно, когда я звонила Константину Ивановичу, чтобы сообщить об этом решении. (Но тем, кто ему отказал, видимо, стыдно не было). Можно было обжаловать это решение, но суд скорее всего, как обычно, встал бы на сторону МВД, поэтому, чтобы не терять времени, мы сочли, что Константину Ивановичу лучше подать заявление о приеме в гражданство РФ в упрощенном порядке, как гражданину бывшего СССР. Однако для этого тоже требуется свидетельство о рождении. Мы обратились в Главное управление по вопросам миграции МВД России с просьбой принять у Константина Ивановича документы на гражданство без свидетельства о рождении и на этот раз получили положительный ответ. 11 ноября 2019 года Константин Иванович в сопровождении адвоката подал документы на гражданство. А спустя две недели его не стало.

По словам друга Константина Ивановича, художника Евгения Германа, все картины К.И.Воробьева из Союза художников, видимо, пропали: их «отдали на выставку в одну галерею, и с тех пор их не видели».

Елена Буртина, координатор проекта помощи лицам без гражданства

6 января 2020 г.

 

Кошмар и прелесть работы в «Гражданском содействии» — Елена Юрьевна о том, как 20 с лишним лет работы в НКО повлияли на ее жизнь и характер

Читать еще
×
Scroll Up