Застрявшие в России

Что на этой неделе обсуждают правозащитники, юристы и гражданские активисты – в программе «Человек имеет право» Радио Свобода

Российские власти пообещали выплатить пособие всем, лишившимся работы из-за пандемии коронавируса. Но это не касается трудовых мигрантов и тех, кто не смог встать на биржу труда.

Застрявшие в России

Марьяна Торочешникова: Этот выпуск программы мы подготовили для вас из дома. Можно сказать, что мне повезло. Во всяком случае, я в своей стране, у меня есть работа, несмотря на то, что я на «удаленке» и сижу в самоизоляции. Куда тяжелее приходится тем людям, которые приехали сюда, в Россию, на заработки из соседних стран. Сейчас десятки тысяч трудовых мигрантов заперты в стране без денег и без возможности покинуть Россию. Ну, во всяком случае, пока границы закрыты.

Очень здорово, что благотворительные фонды и правозащитники помогают людям, оставшимся запертыми буквально в России, без работы и часто без жилья. Но их ресурсов хватает далеко не на всех, не говоря уже о том, что к бытовым проблемам добавляются и юридические.

Вот что рассказала в интервью Наталье Джанполадовой председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

Светлана Ганнушкина: Большинство мигрантов потеряли работу. Не все, но большинство. Это относится теперь уже в равной мере и к беженцам, которые работали, как правило… Официально у нас беженцев очень мало, у нас официально зарегистрированы 487 человек только как беженцы. Люди остались без работы, без средств к существованию, дети голодные. Нам постоянно звонят. Мы открыли несколько «горячих линий» и получаем по ним заказы. Мы можем помочь, конечно, не так много, потому что для этого нужны деньги, нужны большие средства. Государственных средств мы не имеем, потому что мы – «иностранные агенты». Мы получили первый миллион от французского посольства, потом мы получили деньги от одного английского фонда общественного. И мы все время находимся в поиске денег. Принимаем заказы, обсуждаем заказы, оцениваем, кому и сколько мы в состоянии дать, как помочь. В основном это продуктовая помощь. Мы через оптовиков заказываем доставку продуктов. Так что все это делается в удаленном доступе, мы не нарушаем режим изоляции. Кроме того, у нас работает врач. Благо у нас есть лицензия на медицинскую помощь. И если очень нужно, по предварительной договоренности врач выходит на работу и смотрит больного.

У нас есть один заявитель, заболевший коронавирусом. Надо сказать, что московские власти очень с большим пониманием к этому отнеслись, готовы были помогать семье. Семья фактически уже отсидела карантин. Никто больше серьезно не заболел. И кажется, все выбираются из этого состояния.

А юристы продолжают работать, причем не только в Москве, но и по всей России. Есть Сеть «Миграция и Право» огромная. И мы провели семинар в Zoom (мы осваиваем новые технологии), 52 участника семинара. Мы обсуждали прежде всего ситуацию в Центрах временного содержания иностранных граждан. Есть такая вероятность, что они могут стать в перспективе источником этой инфекции, потому что людей очень много там, а условия далеко не блестящие. Это тюремные условия фактически. И в некоторых регионах России к нашим юристам обращаются руководители этих Центров с просьбой прийти и помочь людям (или онлайн помочь людям) написать заявление в суд об отмене решения о выдворении. Помещение в Центр – это обеспечительная мера выдворения. А то мы его приговорим к выдворению, а он где-то рассеется и снова будет на нашей территории. Но сейчас его нельзя выдворить. Значит, обеспечительная мера уже ничего не обеспечивает. Таким образом, людей удается освободить, ну, в некоторых регионах.

В худшем состоянии находятся депортанты. Депортанты – это люди, которые здесь отбыли наказание, должны уехать домой. Вот он отбыл наказание в одной тюрьме или на зоне, и его сейчас же переводят в другие условия лишения свободы – в эти Центры. И там есть люди, которые совершили серьезные преступления. И тут, оказывается, возникла новая проблема – это взаимоотношения этих правонарушителей, которые, положим, два раза перешли улицу в неположенном месте или еще какое-то правонарушение совершили по Кодексу об административных правонарушениях… То есть то, что может случиться с каждым из нас, и безусловно, случается. Все мы так или иначе что-то нарушаем. А рядом с ними оказываются люди, и часто люди, в общем, с не очень хорошим прошлым. И они устанавливают там свои тюремные порядки: «общак», иерархия, требование к «нижнему» слою о том, чтобы они выполняли какие-то определенные работы. Я думаю как раз о том, как с этим бороться. Видимо, нужно будет обращаться нам к уполномоченной по правам человека Татьяне Николаевне Москальковой с просьбой инициировать проверку по всем Центрам временного содержания, чтобы люди двух совершенно разных категорий не содержались вместе.

В этих Центрах есть медицинская помощь, но, конечно, она неполноценная. Безусловно, администрация настроена на то, чтобы вызывать «скорую», когда что-то происходит. Потому что этот коронавирус нас всех объединил, мы все боимся сами заболеть и стараемся заботиться об окружающих. Но настоящей помощи, конечно, такой, как у людей, которые находятся на свободе, там нет. А люди нуждаются в помощи.

И меня очень огорчает то, что… Человек, российский гражданин, который потерял регистрацию в Москве, обратился за помощью. Сегодня звонил Собянину на «горячую линию». И там сказали: «Мы только прописанным москвичам помогаем». То есть вот такой, так сказать, «местный сепаратизм» – это, конечно, очень грустная вещь. А ведут себя очень по-разному работодатели. И очень по-разному ведут себя хозяева арендуемого жилья. Есть работодатели, которые людям помогают, а есть работодатели… В частности, у российского гражданина, который мне звонил, он выгнал его на улицу, не заплатив за последние две недели. И человек в панике, он не знает, что делать.

Конечно, это самая уязвимая группа. Это люди, которые могли себя сами обеспечить. Это люди, за которых никто не отвечает. Они абсолютно зависят от своих работодателей, от их порядочности, от тех, кто сдает квартиры. Я знаю, что люди сказали: «Хорошо, на какой-то срок мы готовы вас держать бесплатно». Кто-то говорит: «Хорошо, отложим». А кто-то говорит: «Нет, убирайся на улицу». Вот такое положение. Это полная зависимость. Это люди, которые заботились о себе сами, а сегодня позаботиться о себе не могут. И это ложится на плечи нашего общества, потому что мы за них отвечаем, потому что они приехали к нам не просто так, мы их пригласили работать, они строят наши дома, убирают дворы. И мы должны им быть благодарны за это. И они не «понаехали», так сказать, по собственной инициативе, они приехали работать, и работать на нас. Они занимают те ниши, которые мы занимать не хотим. И вот сейчас есть такое подозрение, что, может быть, когда это все закончится, будет много потерянных рабочих мест, и москвичи пойдут сами свои дворы убирать. Но, честно говоря, я в этом весьма сомневаюсь. Москвичи уже давно этим не занимаются.

Марьяна Торочешникова: Вдали от дома и часто без средств к существованию сейчас в России находятся десятки тысяч человек. Но для некоторых из них проблема осложняется еще незнанием языка и тем, что их родина находится на другом континенте. И некоторым людям продукты сейчас приходится добывать себе буквально на помойке.

Гражданам России, оказавшимся без работы из-за пандемии коронавируса, все-таки несколько легче. В конце концов, есть и друзья, и знакомые, да и государство вроде как обещало им помогать. Во всяком случае, правительство и президент Путин заявили, что назначат повышенные пособия по безработице тем, кто лишился рабочего места из-за пандемии коронавируса. И теоретически все это сделать достаточно легко. Нужно просто встать на учет, зарегистрировавшись в Службе занятости, причем сделать это можно либо с помощью госуслуг, либо с помощью сайта «Работа в России» (trudvsem.ru). То есть в теории все довольно легко. Но как на практике?..

По словам заместителя председателя некоммерческого партнерства «Юристы за трудовые права» Сергея Саурина, людям, которым все-таки удалось преодолеть все технические барьеры и зарегистрироваться в Службе занятости для того, чтобы получать пособие по безработице повышенное, иногда приходится бороться с совершенно другими проблемами – уже не технического, а правового толка.

Сергей Саурин: Проблемы, связанные со справкой, подтверждающей заработную плату за три месяца работы. Дело в том, что у нас по старому законодательству, ну, если абстрагироваться от временных правил, наряду с документами, подтверждающими образование, период работы и так далее, необходимо было гражданам предоставлять справку по особой форме, подтверждающую размер заработка за три последних месяца работы. На сегодняшний день таких справок предоставлять не нужно. Мнение работодателя относительно зарплаты работника Центры занятости не интересует совсем. У них есть прямое указание – пункт 4-й постановления — на то, что они после получения электронного заявления, поданного через один из двух указанных сайтов, запрашивают сведения в Пенсионном фонде. Но в Пенсионный фонд не платятся взносы с тех частей зарплаты, которые выплачиваются неформально, это правда. Более того, бывают зарплаты, которые формально уплачиваются работнику, но при этом по каким-то причинам работодатель в Пенсионный фонд взнос не заплатил: не успел заплатить, не хватило денег, еще что-то. То есть, по сути, у него есть нарушение перед Пенсионным фондом. Он при этом, например, мог вполне заплатить взносы в Фонд социального страхования, в Фонд обязательного медицинского страхования, уплатить налоги с этой зарплаты, но Пенсионный фонд все равно этой зарплаты не увидел в своей базе. И в этом случае получится, что эта зарплата не будет учтена.

До режима самоизоляции, до начала эпидемии довольно часто встречались ситуации, когда работодатель платил взносы за работника, работник работал, а через некоторое время, когда он обращался в Пенсионный фонд за предоставлением ему пенсии, оказывалось, что в Пенсионном фонде почему-то эти выплаты не учтены или учтены не полностью. И понятно, что это уже какие-то технические проблемы, связанные с учетом этих сведений в Пенсионном фонде.

Мне кажется, что решение вопроса о выплате этих пособий никак не должно быть связано с вопросом о поступлении денежных средств в бюджет внебюджетного фонда – Пенсионного фонда Российской Федерации.

Марьяна Торочешникова: А кто в конечном счете решает, каким будет это пособие, размер этого пособия каким будет?

Сергей Саурин: Порядок расчета размера пособия у нас установлен все равно в законе о занятости. Во временных правилах указывается, что человек должен отработать не менее 26 недель в течение последних 12 месяцев – с тем, чтобы получать пособие. Пособие по безработице начисляется первые три месяца в размере 75% среднемесячного заработка гражданина, собственно, исходя из того заработка, который подтверждается информацией, полученной Центрами занятости из Пенсионного фонда. А в следующие три месяца – в размере 60% заработка. Это пункт 13-й временных правил.

Марьяна Торочешникова: Вы говорите, что пособие по безработице, например, должно составлять первые три месяца не менее 75% от зарплаты. А если предположить, что у человека была хорошая, «белая», большая зарплата?

Сергей Саурин: Независимо от того, какой средний заработок у человека, насколько он мал или велик, есть минимальный и максимальный размеры пособий. Собственно, максимальный размер пособий на федеральном уровне на сегодняшний день установлен постановлением правительства от 27 марта 2020 года номер 346: федеральный размер максимальный составляет 12 тысяч 130 рублей, а минимальный размер – 1,5 тысячи рублей. Регионы могут устанавливать более высокие размеры. В Москве это 19 с лишним. То есть если у кого-то в Москве после расчета 75% от его среднего заработка получается пособие больше, чем 12 тысяч 130, мы ориентируемся на максимум, установленный в Москве. Но при этом из федерального бюджета будут финансироваться 12 тысяч 130, а остальное будет доплачиваться из бюджета Москвы.

Марьяна Торочешникова: Предположим, человека уволили 1 апреля. Встать на Биржу труда, зарегистрироваться там ему удалось только в мае. За апрель он получит пособие?

Сергей Саурин: Назначение и выплата пособий действующим законодательством привязаны к факту регистрации человека в качестве безработного. То есть до тех пор, пока он не зарегистрирован, он права на пособие не имеет. Соответственно, если он не был зарегистрирован в течение всего апреля, за апрель ему никто не заплатит.

Кроме того, попросят обязательно загружать сканы документов, то есть нужно сканы документов готовить. И некоторые люди из разных регионов жалуются на то, что, например, есть ограничения по объему файлов и по количеству файлов для этих документов. Возникает проблема с подвисанием сайтов и так далее. Но в целом, мне кажется, можно и нужно пытаться.

Источник: программа «Человек имеет право», Радио Свобода

Читать еще
×
Scroll Up