НЕ НАВРЕДИ!

8 ноября было объявлено в Северной Осетии днем траура. Взрыв около маршрутного такси в центре Владикавказа унес жизни 11 человек, десятки людей были ранены. Президент России дал поручение ФСБ и Следственному комитету провести тщательное расследование взрыва и доложить о результатах. Возбуждено уголовное дело по статьям УК РФ «терроризм» и «убийство».

Хорошо известно, как тяжело расследуются такого рода дела и как часто результаты расследования и судебные приговоры не вызывают большого доверия, а заставляют предполагать, что наказанные скорее жертвы, чем виновники трагедии.

Но оказывается, есть человек, которому ясно все и сразу.

Юлия Латынина в своей программе «Код доступа» на «Эхе Москвы» в день траура — субботу, 08.11.2008г. на вопрос слушателя ответила:

«Я думаю, что мы все на самом деле прекрасно понимаем, что случилось. Этот взрыв случился практически в годовщину осетино-ингушского конфликта, случился на рынке, который уже дважды взрывали, взрывали ингуши. Случился на рынке, возле которого было похищено большинство ингушей, похищенных в Северной Осетии, причем похищено милиционерами. Наконец, этот взрыв случился после назначения Юнус-бека Евкурова, то есть тогда, когда боевикам ингушским надо что-то делать, перерыв в убийствах внутри Ингушетии объявлять, а практиковаться-то надо, путь Аллаха-то не ждет.»
(http://www.echo.msk.ru/programs/code/551905-echo.phtml)

Латынина, человек одаренный богатым воображением, далеко не в первый раз выдает его плоды за знание. Расцвечивая яркими красками обсуждаемый сюжет, добавляя отсутствующие детали и соединяя логическими связками отдельные эпизоды, она создает цельную картину, в которую слушатель легко верит. Латынинский вариант действительности внедряется в умы и заменяет там реальность.

Возможно, писателю это и не возбраняется. Но тогда писатель не только меняет имена героев, время и место происшествия, но обычно и предупреждает: все совпадения случайны.

Журналистика же – жанр иной, и путать их опасно. Для тех опасно, о ком журналист байки рассказывает и для тех, кому их в голову вкладывает.

Слушатель верит, что у Латыниной все налажено, что ей доложили: берем таймаут в Ингушетии и идем практиковаться во Владикавказ, как раз и время подходящее, и повод есть, и на том свете нас ждут. Одновременно возникает целостный образ профессионально действующего подполья, участники которого исключительно заняты ежедневными убийствами и не могут позволить себе потерять квалификацию.

В таком залихватском тоне говорит она о трагедии.

Три года назад другой ведущий «Эха Москвы» Андрей Черкизов беседовал со мной на своей «кухне». Мы обсуждали с ним, может ли журналист изобретать детали обвинения и выступать в роли обвинителя до решения суда. Андрей Черкизов тогда поддержал меня, он сказал: «Хочу напомнить слушателям, что еще в советские годы, если мне память не изменяет — в середине 70-х годов, выдающийся известинец Юрий Феофанов начал вести дискуссию против появления досудебных очерков. И тогда его поддержала, в том числе и «Литературная газета», которую редактировал Александр Чаковский — создатель «Литературки» вот в том виде, в котором мы тогда ее привыкли видеть и которую мы любили. И эта газета печатала огромное количество досудебных очерков, но первая, одна из первых, поддержала Юрия Феофанова, и этой практике был положен тогда конец».

А поводом к тому разговору послужили опять-таки фантазии Юлии Леонидовны, которая изобрела детали, доказывающие попытку изнасилования, якобы совершенную человеком, который ничего уже не мог сказать в свое оправдание, потому что был убит на месте. Поскольку все сомнения должно трактовать в пользу обвиняемого, убившую оправдали. На покойного же презумпция невиновности не распространяется, и он оказался ошельмованным, хотя доказательства его вины также добыты не были, а приведенные Латыниной факты в процессе судебного следствия не подтвердились. Хотела бы я понять, откуда берется такой азарт обличения?

Должен ли журналист следовать принципу врача: Не навреди? Он ведь не дает клятвы Гиппократа. Думаю, что должен. Должен предугадать, как его слово отзовется. На нем большая ответственность, его слушают, от него ждут не фантазий, а проверенных фактов. Ему верят, особенно, если журналист талантлив и умеет ловко свести концы с концами.

В последние годы немало делается государством, чтобы погасить осетино-ингушский конфликт, вернуть людям их дома. Выплачивается компенсация, не такая как покинувшим Чечню – жалкие 120 тысяч рублей, а позволяющая на самом деле построить или купить новое жилье. В большинстве сел Пригородного района люди снова живут не просто рядом, но и вместе. Общественные организации стараются помочь наладить общение там, где этот процесс идет особенно трудно.

Но кровь еще льется, костер не погашен. Так зачем же подбрасывать в него поленья?

Возбужденное воображение требует выхода – пишите романы, госпожа Латынина. А еще лучше, напишите оду о самолюбовании, об упоении собой, о восторге стояния над человеческими существами, ничтожными и недостойными ни вашего сочувствия, ни бережного к ним отношения.

Светлана Ганнушкина

10.11.2008г.