«Чтобы педагоги или врачи были у нас в списке востребованных профессий — такого нет»

Верховный суд РФ в четверг отменил решение калужского суда и признал неправомерным отказ 55-летней учительнице английского языка Наталье Мельниковой из Луганской области в участии в программе переселения соотечественников.

Калужская региональная программа предполагает возрастное ограничение для участия для женщин старше 55 и мужчин старше 60 лет. Госпожа Мельникова и ее представители сочли это ограничение дискриминационным. Суд не получил от ответчика внятного ответа на вопрос о смысле ограничения и принял сторону истца.

Как ранее сообщал “Ъ”, бывшая жительница Луганской области Наталья Мельникова, получившая в 2016 году временное убежище в России, подала заявку на участие в программе добровольного переселения соотечественников. Власти Калужской области отказали женщине, сославшись на п. 27 госпрограммы: согласно этому пункту, несоответствие критериям региональной программы может служить причиной отказа. Калужская область наряду с некоторыми другими субъектами РФ ввела для соотечественников возрастной ценз. Предельный возраст указан в соответствии с методическими рекомендациями правительства РФ по определению потребительской корзины, разработанными в 2013 году.

Трудоспособными считаются женщины в возрасте до 54 лет и мужчины в возрасте до 59 лет включительно. Госпоже Мельниковой было отказано в участии в программы переселения, когда ей было 54 года.

Верховный суд начал рассмотрение дела Натальи Мельниковой в марте этого года и отложил заседание, поскольку представители ответчика — Калужской области — не смогли представить пояснительную записку, обосновывающую возрастные ограничения в региональной программе. В четверг пояснительная записка была представлена в судебном заседании, но судья вновь спросил о связи потребительской корзины с региональной программой переселения. Представитель ответчика на вопрос ответить затруднился.

Чиновники обратили внимание суда, что региональная программа была согласована с федеральными властями. Основными аргументами калужских властей для введения возрастного ценза были стремительное старение населения области, заинтересованность в мигрантах репродуктивного возраста, а также структура рынка труда. «67% потребностей у нас — именно по рабочим специальностям, люди с высшим образованием — это около 20%,— заявил представитель министерства труда и социальной защиты Калужской области.— Чтобы педагоги или врачи были у нас в списке, что называется, востребованных профессий — нет, такого нет». Напомним, Наталья Мельникова сейчас работает учителем английского языка в Обнинске. В Россию она приехала с семьей: сыном, дочерью и внуками. Госпожа Мельникова сказала “Ъ”, что в ближайшее время получит гражданство РФ в упрощенном порядке, как носитель русского языка.

Представители калужских властей до оглашения решения просили о дополнительном заседании, однако суд их просьбу отклонил и принял решение в пользу госпожи Мельниковой.

После оглашения решения правозащитница Любовь Мосеева-Элье сказала корреспонденту “Ъ”, что в ее районе в Калужской области нет участкового врача, а якобы низкая потребность в специалистах в сферах образования и здравоохранения не соотносится с реальностью.

Когда вписывали цифру 55, никто не думал, как этот возраст соотносится с трудоспособностью,— сказал “Ъ” директор и главный юрист Центра стратегических судебных дел Антон Бурков.

— В различные нормативно-правовые акты вписываются цифры, связанные с возрастом, но ни одна из них не обоснована, это большая проблема. В пояснительной записке, которую представил ответчик, нет объяснения, почему людям старше 55–60 лет запрещено участвовать в программе». Представитель Натальи Мельниковой Любовь Мосеева-Элье считает возрастное ограничение дискриминационным: «Не могут вводиться критерии, нарушающие права и свободы человека».

Ранее Антон Бурков сообщил “Ъ”, что в 11 региональных программах переселения соотечественников «прописаны ограничения по возрасту, в основном это 55–60 лет, в некоторых выше».

Как выяснили корреспонденты “Ъ”, в ряде регионов предусмотрено, что переселенцы должны быть «трудоспособного» возраста, а это, по словам господина Буркова, может трактоваться широко.

«Трудоспособный возраст» является обязательным требованием в Краснодарском крае, Башкирии, Якутии, Курганской, Воронежской, Орловской, Нижегородской и Амурской областях. «Пенсионный возраст» является препятствием для соотечественников в Курской и Оренбургской областях.

Решение Верховного суда стало вторым случаем, когда региональные ограничения участия в программе содействия переселению соотечественников признавались незаконными. В 2017 году был удовлетворен иск мужчины из Чувашии, которому отказали в участии из-за отсутствия высшего образования.

Текст: Марина Ануфриева, «Коммерсант»

Фото: Петр Кассин, «Коммерсант»