Не дожили до паспорта

В 2018 году благодаря поддержке Комитета 15 лиц без гражданства получили легальный статус в России.

Многие ситуации, в которых оказались лица без гражданства, являются неразрешимыми. С точки зрения российского законодательства.

Хочется поговорить

Восемь лет живет сирийка Захраа в России. «Спасибо», «макароны», «нормально» — это почти все слова, которые она может сказать по-русски. Но ей надо знать больше — иначе она никогда не начнет общаться с людьми, живущими в России.

«Скромная, молчаливая, всем всегда помогает», — так о Захре Шевхнех говорят в сирийской общине Ногинска. «И дети хорошие, послушные», — добавляют о ее старшем сыне, двенадцатилетнем Ахмеде, и двух дочерях, одиннадцатилетней Айше и пятилетней Шахад.

Двух государств сирота

Афганец Ясин попал в СССР одиннадцатилетним мальчишкой — вместе с сотнями других детей его отправили в братскую страну на учебу. Сейчас Ясину угрожает депортация на родину, которая давно перестала быть его родиной.

«Я бы куда угодно поехал»: детство и отъезд в СССР

«Мы жили очень близко к горам, и у нас всегда было много осадков. Зимой иногда человек утром просыпается и дверь из дома не может открыть из-за снега, приходится как-то перелезать и все это откапывать», — вспоминает Ясин свое детство в Чарикаре, городе в 60 километрах к северу от Кабула.

Дети мигрантов претендуют на места в школах, из-за чего школы переполнены и качество образования снижается?

«Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» в Международный день мигранта завершают цикл мифов об иностранцах, живущих в России.

Доцент НИУ ВШЭ антрополог Екатерина Деминцева объясняет, из-за чего в школах становится больше детей мигрантов и почему эта тенденция — положительная для российского общества.

ЕКАТЕРИНА ДЕМИНЦЕВА, антрополог, доцент НИУ ВШЭ

Детей мигрантов в школах становится действительно больше, просто потому что больше семей оседает в России и для них важно, чтобы ребенок вливался в общество, не чувствовал себя чужим. То есть это скорее положительная тенденция: если родители-мигранты привозят ребенка в Россию, то они с большей долей вероятности работают здесь легально, планируют получать гражданство и так далее.

Мигранты пользуются льготами и получают социальные пособия, положенные российским гражданам?

 «Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Доцент НИУ ВШЭ антрополог Екатерина Деминцева опровергает заблуждение, что иностранцы пользуются многочисленными российскими льготами, и объясняет, почему нам всем было бы лучше, если бы это было правдой.

ЕКАТЕРИНА ДЕМИНЦЕВА, антрополог, доцент НИУ ВШЭ

Многие представляют себе мигранта, приехавшего в страну и затем получающего годами пособия. Но так не бывает.

Денежные переводы на родину, которые делают мигранты, — это колоссальная утечка финансов из России?

«Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Профессор факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин считает, сколько денег мигранты отправляют на родину и так ли велики эти цифры на самом деле.

СЕРГЕЙ АБАШИН, профессор факультета антропологии, Европейский университет в Санкт-Петербурге

В 2017 году физические лица отправили из России в страны СНГ почти 13 миллиардов долларов. Крупнейшие получатели (более 1 миллиарда долларов): Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан и Армения.

Из-за мигрантов уменьшаются зарплаты?

«Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Доктор экономических наук Ирина Ивахнюк изучает распространенное заблуждение, что из-за иностранных рабочих падает общий уровень зарплат в секторе.

ИРИНА ИВАХНЮК, доктор экономических наук

Номинально ежемесячная заработная плата иностранных работников почти равна зарплате российских граждан, занятых на аналогичных работах. Но к иностранным работникам, особенно низкоквалифицированным и не защищенным трудовым договором, практически не применяются нормы трудового права: они работают по 10-12 часов, почти без выходных, чаще всего на них не выплачиваются работодателем социальные отчисления.

Мигранты забирают наши рабочие места?

«Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Доктор экономических наук Ирина Ивахнюк рассказывает, почему иностранные рабочие не отбирают у россиян рабочие места, а, напротив, спасают ситуацию на рынке труда.

ИРИНА ИВАХНЮК, доктор экономических наук

За этим распространенным стереотипом стоит искусственно упрощенное понимание ситуации на рынке труда. Мол, стоит «убрать» мигрантов — и для россиян откроются большие возможности занятости.

Мигранты привозят в Россию ВИЧ и туберкулез?

«Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Антрополог Даниил Кашницкий рассказывает, с чем связано предубеждение о том, что приезжие привозят в Россию заразные заболевания, и как российское законодательство усиливает страх тех мигрантов, кто действительно болен.

ДАНИИЛ КАШНИЦКИЙ, антрополог, НИУ «ВШЭ»

По закону № 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека» действует норма о депортации иностранцев с ВИЧ-инфекцией. На практике депортацию осуществлять крайне затруднительно: во-первых, непросто найти человека после вынесения предписания о депортации, а во-вторых, сама процедура депортации крайне дорогостоящая.

Из-за миграции из Средней Азии происходит исламизация России?

 «Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Антрополог Дмитрий Опарин опровергает стереотип о приезжих из Средней Азии и объясняет, почему халяльные кафе и толпы людей на улицах во время мусульманских праздников не означают исламизацию России.

ДМИТРИЙ ОПАРИН, антрополог, НИУ «ВШЭ»

Думаю, имеет место, скорее, некая религиозная интенсификация в целом. Растет популярность харизматических течений протестантизма, в публичном пространстве усиливается присутствие православия, ну и ислам тоже не отстает.

Большинство преступлений в России совершается мигрантами?

«Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Страх, что среди мигрантов много преступников, — один из самых распространенных в обществе. Антрополог Андрей Якимов объясняет, действительно ли большинство преступлений в России совершают приезжие.

АНДРЕЙ ЯКИМОВ, антрополог, эксперт по работе с мигрантами и этническими меньшинствами, БФ «ПСП-Фонд» (Санкт-Петербург)

Миф о повышенной преступности среди мигрантов — один из самых легких с точки зрения развенчания: на сайте Генеральной прокуратуры РФ есть статистика по количеству зарегистрированных преступлений, а на сайте судебного департамента Верховного суда — по тем, кто был осужден и по каким составам.

В России много «нелегальных» мигрантов?

К 18 декабря, Международному дню мигранта, Комитет «Гражданское содействие» и портал «Такие дела» запускают совместный проект «Мифы о миграции», где эксперты опровергают стереотипы об иностранцах, живущих в России.

Профессор факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин разъясняет, много ли в России «нелегальных» мигрантов.

Сергей Абашин, ПРОФЕССОР ФАКУЛЬТЕТА АНТРОПОЛОГИИ ЕВРОПЕЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

Проблема с подсчетом количества «нелегальных» мигрантов — или «не полностью документированных», «неурегулированных», как правильнее их называть, — заключается в том, что мы не имеем четких критериев «нелегальности». Единственная цифра, которая поддается более-менее адекватному расчету, — это масштаб присутствия в России иностранных граждан, чья трудовая деятельность является «неурегулированной».