«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

По данным статистики МВД РФ, с начала 2019 года на миграционный учет поставлено больше 224 тысяч иностранных граждан и лиц без гражданства. «Москвич Mag» поговорил с гостями из Азии, а также с англичанином, китайцем и немцем (ведь они такие же мигранты), которые приехали сюда жить и зарабатывать, и узнал, с какими сложностями они столкнулись.

«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

Самат Майрамбеков

22 года, Кыргызстан

Я переехал вслед за своей мамой и братом в Москву почти семь лет назад. Я не боялся этого города, наоборот, было много амбиций, которые хотелось поскорее реализовать. На родине меня ругали за то, что я все время сижу в компьютере. Там они еще не понимают ценности работы онлайн.

В Москве я окончил училище по профилю «Гостиничное дело». Когда я переехал, еще были скинхеды, да и в целом общество было настроено против мигрантов. В моем колледже до этого вообще не учились студенты из стран Ближнего Востока, поэтому меня частенько задевали за то, что я не русский. И, конечно, все скептически относились к идее, что мигрант сможет запустить крутую бизнес-платформу. А у меня всегда было желание создать что-то глобальное. Так, я придумал и реализовал вместе с командой крупный сайт jardam-ber.ru, в который уже инвестируют несколько компаний, а в дальнейшем в него будут вкладываться и венчурные фонды. Это социальная сеть и доска объявлений. Получается некий путеводитель для мигранта в Москве. Первый ищет квартиру, второй может помочь с документами, третий хочет что-то продать. У каждой диаспоры будет своя страница, чтобы избежать конфликтов и рисков. Конечно, мы модерируем все объявления с учетом законов РФ. Например, у нас запрещено продавать медикаменты.

Еще мы запустили сервис migrantcar.ru, где можно найти попутчиков. Это как blablacar, только лучше. В итоге наша аудитория уже 600 тысяч. А если привлечем венчурных инвесторов, то эта цифра возрастет до 10 миллионов только по Москве и до 80 миллионов по СНГ. Мы хотим конкурировать с «Яндексом»! Эта и многие компании не могут пробиться в СНГ из-за менталитета пользователей. А у меня есть опыт в маркетинге, понимаю некоторые тюркские языки и знаю проблемы мигрантов, потому что сам из их числа. Поэтому я хочу раскачать свой проект и продать его тому же «Яндексу», например. Хотя первоначально я не ставил перед собой целью заработок денег. Наоборот, я сам накопил полмиллиона и вложил в этот проект, чтобы просто помочь людям. Но, как оказалось, можно совмещать доброе с полезным. И если все получится, я бы хотел купить дом на берегу моря, чтобы проводить там зимы. В Москве все же очень холодно и депрессивно в это время года.

Я завоевал российский рынок благодаря упорной работе. Поэтому всем другим мигрантам, мечтающим остаться в Москве, я советую не бояться перемен, не орать на родных языках, потому что это просто некультурно, не одеваться в черный цвет и стараться избегать конфликтов. Восточные люди вспыхивают как спички, а это может отрицательно сказаться на вашей новой жизни в России.

«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

Халида Садаф Фарда

33 года, Афганистан

Пятнадцать лет назад вслед за мужем я переехала в Москву. Сначала мне здесь не очень понравилось, я ничего не понимала, так как не знала языка. В метро мне было трудно ориентироваться, поэтому первое время я ездила по городу только на такси. Когда мои дети болели и нужно было обратиться к врачам, я просила их записывать все на листочке, чтобы муж потом разъяснил. Кто-то помогал, а кто-то нет, много вредных людей.

Были трудности и с устройством детей в сад, в школу. Директор одной школы в Подольске (мы жили там какое-то время) сказала, что мест нет, хотя, как выяснил мой муж, они были. Нас приняли, но весь год трепали нервы. То ребенок не так пишет, то не так смотрит, то не так сидит. Мне пришлось взять репетитора для дочери, чтобы исправить какие-то проблемы, но преподаватель проверил ее знания и сказал, что все у нее нормально. Оказалось, что директриса просила учительницу специально занижать моей дочке оценки, чтобы были основания для отчисления. Мы сами ушли из той школы.

Проблемы сказались на здоровье. У меня часто болела голова, не было настроения что-либо делать. Врачи сказали, что виной всему стресс. Чтобы выбраться из этого состояния, я решила чем-то себя занять — стала посещать курсы русского при центре «Гражданское содействие». Благодаря тому, что я сумела выучить язык, я нашла отличную работу. А так меня даже в «Макдоналдс» не брали из-за того, что плохо говорила. Но теперь я профессиональный косметолог.

Чтобы им стать, мне пришлось очень много читать, учить, пройти дополнительные курсы медсестер. После первого урока я была в шоке, я мало понимала, что диктует учитель. Решила, что мне не освоить эту профессию. Но деньги за курсы были заплачены, подруги поддерживали, давали конспекты. Мне удалось закончить образование и получить специальность. Я работаю в хорошем салоне, уже не боюсь ездить в метро. Вообще чтобы выжить в Москве, нужно не сидеть на месте, пробовать разные возможности.

«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

Виктория Ли

27 лет, Узбекистан

С самого детства хотела уехать. Всегда казалось, что те города и страны, которые я вижу на открытках и по телевизору, лучше, красивее, современнее, что в них больше перспектив и возможностей. Тетя со студенческих времен жила в Томске, потом переехала в Москву. Приезжая к нам, рассказывала о своей успешной жизни в Москве (таковы мои детские воспоминания), и мне казалось, что Россия — это самая реальная страна для переезда.

После школы я твердо решила уехать. На конкурсной основе поступала в российский вуз через русский культурный центр в Ташкенте. Сначала я прошла курс по истории России, затем в апреле прислали список из 12 вузов разных городов России. Я хотела поступить на гуманитарную специальность, поэтому сдавала русский язык, историю и обществознание. Заняла второе место среди гуманитариев и поступила на психологию в Тамбове. Город выбирала ближе к Москве, тогда у меня жил там папа.

На протяжении пяти лет я ни разу не подумала, что останусь в Тамбове. Это настоящая провинция. Там очень сложно найти работу. Я не видела возможностей для развития, поэтому после окончания университета переехала в Москву. В Тамбове мне нечего было терять — у меня не было ни связей, ни квартиры, ни работы, так что лучше с нуля подниматься в Москве, где возможностей куда больше.

В Москве мне намного комфортнее. Во-первых, здесь люди не обращают внимания на то, какой ты национальности (хотя квартиру «неславянам» было снять сложно). В Тамбове с этим были настоящие проблемы — люди там просто не привыкли видеть кого-то, кто отличался внешне от русского человека. Меня трогали руками на остановке, останавливались машины, и через окна водители кричали «открой глаза шире, узкоглазая», в автобусах подходили со словами «посижу с экзотикой». Однокурсники первое время смотрели на меня с опасением, задавая нескончаемое количество вопросов, например, почему я так хорошо говорю по-русски (некоторые не знали, что Узбекистан входил в состав СССР, именно поэтому многие узбеки даже не говорили на родном языке).

Конечно, были сложности из-за отсутствия российского гражданства. Из-за этого в университете даже отказались отправить меня волонтером в Сочи на Олимпиаду. Когда начала оформлять гражданство, выяснилось, что я уже как полгода лицо, которому запрещено въезжать на территорию РФ. После восьми месяцев судебных разбирательств оказалось, что это была ошибка компьютерной системы. Если бы я выехала за пределы РФ, не узнав об этом, я бы не смогла въехать обратно, и три года в университете просто бы сгорели.

Поэтому всем, кто хочет перебраться в Москву или другой российский город, желаю не терять чувства собственного достоинства. Кто бы что ни говорил! Раса, национальность и место твоего рождения не определяют уровень интеллекта или воспитанности.

«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

Мухаммед Якубов

47 лет, Таджикистан

Первый раз я приехал в Москву в 2001 году. Тогда заболела дочь, нужна была помощь высококвалифицированных специалистов. В 2004-м я поступил в аспирантуру МГМУ им. И. М. Сеченова, разрешили переехать с семьей. Дочку удалось устроить и в садик, а потом и в школу. В Таджикистан уже не было смысла возвращаться, жизнь налаживалась здесь, поэтому мы остались в Москве.

После аспирантуры по совету академика Арзамасова я пошел работать в ФГБУ «Научный центр экспертизы средств медицинского применения» специалистом по зарубежным лекарствам. Сейчас работаю провизором.

Несмотря на то что Москва меняется в лучшую сторону, пока одно остается неизменным — стереотипное представление людей о разных национальностях. Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах. Даже когда клиенты ждут специалиста, а к ним заходит в кабинет человек, не отвечающий их представлениям (например, я), на их лицах видна негативная реакция. И только после разговора они начинают вести себя по-другому.

Чтобы закрепиться в Москве, нужно быть человеком с зубами. Это такой город, где прорываться нужно только самому. Слабохарактерные чаще всего возвращаются на родину. У меня тоже не все шло как по маслу, были мысли уехать. Но тут уже устроены дети, поэтому берешь себя в руки и работаешь дальше.

«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

Дэниел Вэбстер

21 год, Великобритания

Сумасшедшие два с половиной года я живу в Москве. Сюда я переехал сразу после колледжа, где учил русский язык. Моя мачеха была из Ялты, поэтому с самого детства я запоминал простые слова. В колледже можно было выбрать язык, я подумал, что хочу знать больше русских фраз, а не только «привет» и «как дела».

После учебы я не знал, что делать. Один из однокурсников спросил, не хочу ли я попробовать преподавать. Эта идея мне понравилась. Можно приносить пользу людям, обществу. А еще я учил русский язык семь лет, вырос с интересом к России, поэтому решил поехать преподавать английский язык в Москву. Хотя для британцев Россия — непопулярная страна. Все из-за политики. В основном британские преподаватели английского как иностранного едут работать в Таиланд или Японию.

В Москве я устроился в школу Windsor. Они сделали мое пребывание весьма комфортным: помогают с оплатой квартиры и счетов. Поэтому жить здесь мне нравится, но в то же время я не чувствую себя защищенным. Я никогда не обращался в полицию, но кажется, что они бы не смогли мне помочь.

Больше всего меня поразило, насколько по-разному россияне относятся к политике. Когда я говорил на родине людям, что еду в Россию, они меня спрашивали: «Там все любят Путина?» Теперь я знаю ответ. Здесь так много политических движений. Кто-то поддерживает демократию, кто-то за возвращение монархии. Очень интересно наблюдать за всем этим.

Еще в Москве меньше обращают внимания на то, как ты одет. Я часто ношу костюмы и не чувствую себя немодным или одетым не к месту. В Великобритании, наоборот, мне было бы некомфортно носить костюм каждый день. Там люди пристально рассматривают других в метро, особенно если кто-то одет во что-то необычное.

Что касается людей в целом, то, как и везде, встречаются и добрые, и не очень. Для меня ключевые черты настоящих русских — это щедрость и бескорыстность. Благодаря дружелюбию новых друзей я чувствую, что принят в русское сообщество. Однако обидно за мигрантов из других стран. Тех, у кого кожа немного темнее, часто останавливают в метро, спрашивают документы. От многих людей я слышал, что армяне или туркмены ленивые. Но как такое возможно, если они и едут как раз, чтобы работать? Такое предвзятое отношение есть во всех странах, к сожалению. Например, в Англии к полякам, румынам и болгарам, а в Америке к мексиканцам. Опять же на многое влияет политика. Не стоит обращать внимания, главное — продолжать заниматься любимым делом.

«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

Чэнь Цююй

45 лет, Китай

Москву я особо не выбирал. Отсюда родом моя жена. И когда встал вопрос, где же жить: в Китае или России, мы решили остаться в Москве — городе больших возможностей. К тому же я знаю русский, а вот жена китайский не знает. Вот уже восьмой год живем в Москве.

Основные трудности возникли с документами, с легализацией. Прежде чем пожениться, пришлось собирать кучу справок, да и после тоже. Сначала для разрешения на временное проживание, потом оформлял вид на жительство. Все это непросто по времени, деньгам и нервам. Но теперь я, слава богу, гражданин РФ.

В Москве я соучредитель сети ресторанов быстрого питания «Китайская кухня». Идея открыть свое заведение пришла не сразу. Я пробовал заниматься туризмом, продажей мебели и сантехники, но методом проб и ошибок понял, что наиболее востребованная ниша — это вкусная и недорогая еда. А поскольку мой друг очень крутой повар китайской кухни, мы начали делать бизнес вместе.

Конкуренция большая. Но у нас уже есть свои клиенты. Наверно, им нравятся наша подача блюд, их вкус, огромные порции и недорогие цены. Для наших кафе мы специально нашли точки рядом с метро, чтобы было удобно. За четыре года открыли пять кафе, готовим к работе шестую точку.

Если хочешь остаться в Москве, нужны упорство, трудолюбие и смекалка. Москва не любит слабых.

«Почему-то в Москве думают, что все таджики ходят в оранжевых жилетах»

Крис Хелмбрехт

47 лет, Германия

Я попал в Москву совершенно случайно. Я жил и в Америке, и в Испании. Один литовский друг из Нью-Йорка переехал и работал какое-то время в Москве, поэтому приглашал в гости. Я приехал, осмотрелся и решил дать Москве шанс. Однако все было не так-то просто. Самым трудным было найти работу, ведь я практически не говорю на русском языке. А без работы трудно получить и визу. Но вот уже 15 лет я живу в Москве. За это время город сильно изменился. Он стал более интернациональным, а после ухода Лужкова — более современным. Мне кажется, что Москва лидирует среди других столиц по развитию и использованию технологий, например появились USB-зарядки в автобусах и трамваях, бесплатный wi-fi в метро. Так как я диджей, могу сказать, что ночная жизнь тоже поменялась. К сожалению, стало меньше клубов. Да, здесь сотни баров и много танцполов, но большинство из них просто копируют друг друга. Московской ночной жизни далеко до берлинской, но я вижу у города потенциал стать таким же тусовочным, как тот же Берлин или Барселона. Но, наверно, мэрия не очень хочет этого.

Для немцев Россия не самая перспективная страна для переезда. Из-за санкций и экономического кризиса стало труднее заниматься бизнесом, здесь у людей другой менталитет. Думаю, что в России больше азиатского влияния, чем европейского. Люди здесь более эмоциональны в бизнесе и принятии каждодневных решений. Мы же более рациональны. Ну и Москва — непростой город. Можно вспомнить цитату Фрэнка Синатры про Нью-Йорк. Она отлично подойдет и про наш город: «Если я добьюсь успеха здесь, я смогу это сделать везде».

Текст: Мария Вахрушева, Москвич Mag

Иллюстрация: плакат «Крепим дружбу во имя мира и счастья», художник В. Иванов

Читать еще
Ура! Мы с вами собрали
106 500 рублей
Нападение в «Магните»: продавец избила покупательницу

Эти деньги вылечили пострадавшую от рук сотрудницы Магнита.
Мы просим вас поддержать мигрантов и беженцев, чтобы мы могли вовремя реагировать и спасать жизни семей.

100% пожертвований мы
направляем на помощь нуждающимся

×
Scroll Up