«33 года живу в России без кола и без двора»

05 / 06 / 2019

Переводчик с персидского языка Комитета «Гражданское содействие» Фахим Фероз 33 года живет в России и только в этом году стал гражданином РФ. В 1986 году он приехал из Афганистана в СССР учиться в университете, но после распада Советского Союза не смог вернуться на родину, где к власти пришли моджахеды, с которыми воевали советские власти. Каких усилий ему стоило получить статус беженца, а потом российское гражданство, о работе диктором на радио «Голос России», случайностях и упущенных возможностях — в интервью Фахима.

«33 года живу в России без кола и без двора»

Фото из личного архива Фахима Фероза

Когда вы приехали в Россию и при каких обстоятельствах?

Я приехал в августе 1986 года еще в Советский Союз по распределению — получать высшее образование. Мне только 18 лет исполнилось. Учился в филиале Московского института инженеров землеустройства при Харьковском сельскохозяйственном институте на Украине. Когда окончил институт, произошел распад СССР. Я собирался выезжать, но старший брат запретил мне возвращаться на родину. Боялся, что меня там убьют. Я же был пионером, когда учился в школе, потом стал членом сначала молодежного крыла просоветской Народно-демократической партии Афганистана, а через несколько лет и самой НДПА. А на родине к власти пришли моджахеды, которые воевали с советским властями, и моя жизнь была в опасности. И вот так я остался в России.

Старший брат бежал из Афганистана в 1992 году. Жил в Пакистане, Иране — где только он, бедный, не побывал. В конце концов добрался до Норвегии. И то я об этом недавно узнал. Мы потеряли связь, нашли друг друга недавно через социальные сети.

Что делали после окончания университета?

Переехал в Москву. Работал на рынке. А что было делать? Было очень тяжелое время, особенно без документов. Еще в 90-е годы на рынке меня задержала полиция, они забрали мой паспорт, а я пошел за деньгами, чтобы, так сказать, штраф оплатить, вернулся — полицейской машины нет. Их на вызов забрали. Ходил по всем отделениям полиции, но свой паспорт так и не нашел. В посольстве Афганистана у меня потребовали свидетельство о рождении. А где я возьму свидетельство о рождении, если я приехал в СССР с паспортом?! В итоге мне все-таки дали справку о том, что я являюсь гражданином Афганистана.

В 1993 году обратился в Управлении Верховного Комиссара ООН по делам беженцев за помощью с получением статуса беженца в России. На протяжении многих лет не мог попасть на прием в миграционную службу: народа было много, а они принимали одного-двух человек в день. Люди ночевали там, чтобы занять очередь, и то не всегда попадали.

Статус беженца получил только в 2007 году. Тогда и политика поменялась, и на прием стало гораздо легче попасть. Кроме справки из посольства и диплома о высшем образовании  у меня еще были дипломы об окончании Института подготовки молодых кадров при СССР в Афганистане и Высшей комсомольской школы в Советском Союзе. Я партийным был. В конце концов сам начальник ФМС, когда увидел мои документы, мне помог.

Повлияло ли на вашу жизнь получение статуса беженца?

Вначале — нет, нигде меня не брали на работу. Куда ни ходил, везде отказывали — не знали, что это за документ, свидетельство о статусе беженца. Но через два года я стал диктором новостей на радиостанции «Голос России» и вел литературную передачу — брал интервью у поэтов, художников, писателей, читал стихи под музыку.

«33 года живу в России без кола и без двора»

Фото из личного архива Фахима Фероза

Как вы попали на «Голос России»?

Случайно. Всю жизнь сплошные случайности. В 2008 году друг мне рассказал, что на «Голос России» ищут переводчика с персидского. Профессионального опыта в качестве переводчика у меня не было, но я решил попробовать свои силы. После собеседования успешно сдал тест на знание языка. Мне сказали, что у них гораздо большая нехватка дикторов новостей, чем переводчиков, а у меня есть способности. Дали текст на персидском и отправили на тестовую запись в студию. Все сразу заинтересовались, где я работал раньше, им очень понравился мой тембр. И вот с тех пор я работал на «Голосе России», пока нашу радиостанцию не закрыли. Уже два года как. Работать диктором у меня гораздо лучше получалось, и по душе. Я человек творческий все-таки, из интеллигентной семьи. Отец был полковником авиации. Мои родители любили музыку. Я сам играл в поп-группе, когда в школе учился, мы концерты давали. До сих пор играю на музыкальных инструментах, но только для себя и в кругу друзей.

В Комитете вы сейчас работает переводчиком с фарси и дари.

Фарси и дари — это единый персидский язык, только диалект немного отличается в разных регионах, речь немного другая. А если человек грамотно пишет на персидском, то я понимаю любого иранца, и любой иранец понимает меня. Так что у меня нет проблем ни с иранцами, ни с таджиками, ни с афганцами. Я их на сто процентов понимаю.

«33 года живу в России без кола и без двора»

«Живая библиотека» с беженцами. 16 июня 2018 года

Как вы пришли работать в «Гражданское содействие»?

Про «Гражданское содействие» я узнал еще в начале 2000-х, пришел за помощью, когда у меня не было документов. А работать по совместительству начал уже в 2012 году. Я тогда на «Голосе России» работал и еще подрабатывал комендантом в Российской государственной библиотеке искусств на Большой Дмитровке. Пешком ходил от Новокузнецкой до Театральной, удобно было. Зарплата на радио была маленькая. В принципе неплохая, но чтобы снимать квартиру и семью обеспечивать, не хватало. К тому же, у меня было свободное время — мой эфир на радио был не каждый день. В итоге я так подстроил свой график, что в приемные дни в «Гражданском содействии» я был в Комитете, а в остальные — на радио «Голос России», своем основном месте работы.

Вы недавно стали гражданином России. Что-нибудь изменилось с получением российского паспорта?

Я подавал заявление еще в 2009 году. Если бы я раньше получил российский паспорт, то лучше бы себя чувствовал. Много возможностей раньше было. Был моложе, энергичнее. Много чего мог сделать как гражданин и на благо России, и себе на благо. Немало предложений у меня было по работе. Без гражданства же я не мог спокойно в командировки ездить. Например, были предложения от людей, которые занимались бизнесом, ездить  в Казахстан или Белоруссию договоры заключать, а я бы пока оформил визу — сами понимаете. Бизнес любит скорость. Опоздал — все.

Последние 20 лет я снимаю квартиру. Если бы у меня был российский паспорт, я мог бы взять у государства кредит в банке на свое жилье. Эту сумму за 20 лет выплатил бы уже. Чувствовал бы себя человеком. Эти деньги пошли бы государству с процентами, а я имел бы свою крышу над головой. 33 года я живу здесь, представьте себе, без кола и без двора.

Ура! Мы с вами собрали 106 500 рублей

Эти деньги вылечили пострадавшую от рук сотрудницы Магнита.
Мы просим вас поддержать мигрантов и беженцев, чтобы мы
могли вовремя реагировать и спасать жизни семей.

Поддержать
×
Scroll Up