О преследовании Рустема Латыпова

Désolé, cet article est seulement disponible en Russe. Pour le confort de l’utilisateur, le contenu est affiché ci-dessous dans une autre langue. Vous pouvez cliquer le lien pour changer de langue active.

29 января 2016 года Верховный суд Башкортостана продлил содержание под стражей правозащитника Рустема Латыпова, который был задержан год назад по подозрению в участии в «Хизб ут-Тахрир». Ему предъявлено новое обвинение. Как утверждают Светлана Ганнушкина и ряд других правозащитников, Латыпов не был в последние годы членом партии «Хизб ут-Тахрир», а его идеи противоречили позиции партии.

О преследовании Рустема Латыпова

29 января 2016 года Верховный суд Республики Башкортостан в очередной раз продлил, на этот раз до 24 марта, содержание под стражей независимого исламского правозащитника Рустема Маратовича Латыпова, 1972 г.р.

Рустем Латыпов был первоначально задержан год назад, 4 февраля 2015 года, и впоследствии обвинен в совершении преступления, предусмотренного ч.2. ст.205.5 (участие в деятельности организации, которая в соответствии с законодательством Российской Федерации признана террористической) УК РФ.

В качестве обвиняемых по тому же делу были привлечены более двадцати человек (Л.М. Вахитов, И.Ф. Гималетдинов, Р.Ю. Максутов и другие), большая часть из которых также содержится под стражей с февраля 2015 года.

Всем обвиняемым вменялось участие в «Партии исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), признанной в 2003 году решением Верховного Суда РФ террористической и запрещенной на территории РФ.

Мы полагаем, что это решение Верховного Суда РФ неправомерно, поскольку ни документы этой организации, ни практика ее деятельности не дают оснований для обвинения именно в терроризме или призывах к нему. Эта партия не была признана террористической ни в одной из стран Европы.

Само по себе уголовное преследование, а тем более — столь длительное содержание под стражей на основании одного лишь обвинения в принадлежности к партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» представляется в этой связи незаконным.

При этом максимальный срок содержания под стражей в ходе следствия по «тяжкой» статье 205.5 составляет один год, и продлить его можно лишь на основании обвинения в совершении особого тяжкого преступления, предусматривающего наказание более десяти лет лишения свободы. Именно такое обвинение по ст. 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти) УК РФ в форме приготовления к преступлению и было предъявлено Латыпову и другим обвиняемым по делу незадолго до истечения годичного срока содержания под стражей.

Новое обвинение было предъявлено после года следствия, в течение которого в отношении Латыпова практически не проводились следственные действия, и в отсутствие новых существенных доказательств по делу. Практика предъявления дополнительного обвинения по ст.278 УК РФ лицам, обвиняемым в участии в деятельности «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», весьма распространена в последнее время. При этом во всех случаях такие обвинения основаны не на фактических обстоятельствах дела, а на доказательствах участия обвиняемых в «Хизб ут-Тахрир» и на анализе доктринальных текстов партии, относящихся к середине XX века. В этой связи новое обвинение Латыпову выглядит вопиющим злоупотреблением следствия, единственное основание для которого – намерение продлить содержание под стражей с возможностью оказывать физическое и моральное давление на подследственного.

Продление предварительного ареста вызывает особую озабоченность именно в случае Латыпова, инвалида III группы (полиостеоартроз на фоне протрузии межпозвонковых дисков, с болевым синдромом), нуждающегося в срочной операции и не получающего в условиях СИЗО необходимой медицинской помощи. Более того, тюремные медики отказывают ему в проведении независимой медицинской экспертизы состояния здоровья при наличии быстро прогрессирующего заболевания.

Существенно, что упомянутое решение Верховного суда РБ в отношении Латыпова было принято с вопиющим нарушением закона: на заседание не были допущены адвокат и супруга обвиняемого. Вынужденный защищаться в одиночестве, Рустем Латыпов подчеркнул абсурдность нового обвинения, объясняя, что до ареста он неоднократно на международных мероприятиях говорил о необходимости добросовестного исполнения российских законов, в первую очередь – судебными и правоохранительными органами, о необходимости изменений в законодательстве.

Показательно, что права на защиту при решении вопроса о продлении меры пресечения был лишен именно Латыпов – самый «проблемный» обвиняемый в этом деле, не идущий ни на какие сделки со следствием. В отсутствие реального расследования следователь СУ УФСБ по РБ С.Н. Корепанов, видимо, добивается от Латыпова самооговора, тем более, что прежнее обвинение основывается лишь на показаниях засекреченного свидетеля, некоего Ибрагимова, которые и послужили основанием ареста Латыпова. В проведении очной ставки с этим свидетелем и в предоставлении копии его показаний следователь отказывает. Между тем, как утверждают руководитель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Алексеевна Ганнушкина и ряд других правозащитников, Латыпов не был в последние годы членом партии «Хизб ут-Тахрир». С 2013 года Латыпов публично озвучивал правозащитную позицию, явно противоречащую позициям «Хизб ут-Тахрир»; она просто исключает членство в этой партии. Об этом сообщал на допросе и сам Латыпов.

Мы считаем необходимым немедленное освобождение Рустема Латыпова, а также других обвиняемых из-под стражи, прекращение их уголовного преследования по ст.278 и ст. 205.5 УК РФ и срочное оказание Латыпову необходимой медицинской помощи.

Правозащитный центр «Мемориал»,
Комитет «Гражданское содействие»,
Информационно-аналитический центр «СОВА»,
Институт прав человека.

Lire la suite
×
Défiler vers le haut