Дело о массовом подбросе наркотиков: новые судебные заседания

Désolé, cet article est seulement disponible en Russe. Pour le confort de l’utilisateur, le contenu est affiché ci-dessous dans une autre langue. Vous pouvez cliquer le lien pour changer de langue active.

В конце февраля и в марте в городском суде Балашихи продолжились судебные заседания по делам Муродбека Муродова, его сестры Зайнуры и ее мужа Амрихудо Тошова. Грудной ребенок Муродовой и Тошова по-прежнему содержится в СИЗО с матерью. Кроме того, прошло первое заседание по делу Изатшохи Икроми.

Дело о массовом подбросе наркотиков: новые судебные заседанияВсе четверо взрослых были задержаны в ходе полицейского рейда в сентябре прошлого года, в отделении полиции им подбросили наркотики и потребовали выкуп за освобождение. Выкуп был выплачен частично, поэтому все четверо задержанных стали фигурантами уголовных дел о хранении наркотиков в особо крупном размере.

В октябре друзья и родственники подозреваемых обратились в Комитет «Гражданское содействие». Для защиты Муродбека и Зайнуры Муродовых и Амрихудо Тошова Комитет «Гражданское содействие» пригласил адвокатов Хаважа и Магомеда Хадисовых, адвокатом Изатшохи Икроми стал Муса Хадисов.

Зайнура Муродова, Амрихудо Тошов и Муродбек Муродов

29 февраля состоялось заседание по делу Зайнуры Муродовой, на котором были допрошены сотрудники полиции Капранов и Куртеев, задерживавшие беременную Муродову. Их показания полностью повторили те, что были на процессах ее брата Муродбека Муродова и ее мужа Амрихудо Тошова.

По словам свидетелей, Муродова была задержана в ходе операции «Нелегальный мигрант-2011», доставлена в отделение полиции, где после разъяснения прав, был проведен обыск. При обыске у Муродовой нашли пакетик с героином. Свидетели заявили, что Муродова якобы хорошо говорила по-русски, поэтому переводчик при разъяснении ей прав и предъявленного обвинения ей не понадобился. При этом в суде общение с подсудимой шло только через переводчика.

Также была допрошена сотрудница полиции Бувина, которая проводила обыск Муродовой и обнаружила наркотики. Она пояснила суду, что к ней привели женщину, которая выложила из своей сумки все содержимое, в том числе пакетик с героином. Бувина сказала, что задержанная хорошо говорила по-русски, общалась с сотрудницей и «кивнула», когда ей разъясняли права и просили подписать протокол.

Положение Муродовой по-прежнему остается очень тревожным. Она и двухмесячный ребенок содержатся в условиях СИЗО, совершенно не приспособленных для развития грудного младенца. Девочка все время плачет в суде, находясь вместе с матерью за решеткой.

Следующее заседание по делу Зайнуры Муродовой и ее подсудимой двухмесячной дочери состоится 16 марта в 10.30, и, вполне возможно, это заседание будет последним перед приговором. Судья сказала, что хотела бы завершить процесс побыстрее, желательно одним днем. «Мне жалко ребенка, хотелось бы побыстрее закончить суд», — сказала судья, несколько недель назад оставившая Муродову и ее дочь под стражей еще на три месяца. Адвокат Зайнуры Хаваж Хадисов сказал, что защита еще не закончила представление доказательств и попросил вызвать в суд понятых.

Заседание по делу мужа Зайнуры Амрихудо Тошова отложено по ходатайству адвоката.

13 марта состоялось очередное заседание по делу брата Зайнуры Муродбека Муродова. Впервые на суде присутствовал представитель посольства Таджикистана.

Был допрошен в качестве свидетеля понятой Суворов. Показания свидетеля повторяли содержание протокола обыска, на вопрос Муродова, почему он не сообщит о подбросе наркотиков, ведь он видел, как это происходило, Суворов сказал, что ничего не может пояснить суду, так как подброса не видел. Единственное, что оказалось неожиданным в показаниях понятого, это то, что, по словам Суворова, Муродов не разговаривал при обыске, только кивал головой.

На основании показаний понятого Суворова, защиты ходатайствовала о признании недопустимым доказательством и исключением из материалов дела протокола обыска Муродова, так как, если ему и разъяснялись права, то без переводчика он не мог понять этого, равно как и того, в чем он обвиняется.

Суд принял решение отложить заседание, чтобы прокурор мог ознакомиться с ходатайством и привести свои доводы, если у него будут возражения. Также на следующее заседание запланированы прения сторон.

Изатшохи Икроми

12 марта в городском суде Балашихи состоялось первое заседание по делу Изатшохи Икроми, который был задержан в тот же день, что и семья Муродовых-Тошова, и при таких же обстоятельствах обвинен в хранении наркотиков в особо крупном размере.

Судья Игорь Фадеев вызвал для дачи показаний свидетеля обвинения майора полиции, старшего оперуполномоченного уголовного розыска Балашихинского района Алексея Савина и свидетеля защиты Саиджамоли Джурабекзода, который находился в квартире в момент задержания Икроми, а также двух понятых, участвовавших в обыске подсудимого. Дал показания и сам подсудимый.

Оперуполномоченный Савин пояснил суду, что производил задержание Изатшохи и других граждан Таджикистана вечером 28 сентября 2011 года в вечернее время в ходе спецоперации. Названия он не уточнил, но, вероятно речь идет об операции«Нелегал-2011», о которой рассказывали другие сотрудники на процессах Муродовых и Тошова.

Свидетель рассказал, что проходя с патрулем через двор одного из домов, он встретил группу людей «неславянской» внешности. У граждан стали проверять документы, и, как отметил Савин, Икроми привлек его внимание тем, что «подозрительно выглядел». Пояснить, в чем заключалась подозрительность, свидетель не смог. Не вспомнил Савин также, кто с ним был в патруле. Назвал только Куртеева (его допрашивали по делу Муродова и Тошова) и заместителя начальника ОВД Маршинина.

По словам Савина, досмотреть задержанного Икроми на месте было невозможно, поэтому он был доставлен в опорный пункт полиции. Задержанного доставлял пешком, наручники не применял. Из-за переполненности помещения опорного пункта Икроми решили отвезти в здание балашихинского уголовного розыска. Кто доставлял задержанных и на какой машине, Савин не знает, так как он в этом не участвовал. Он приехал чуть позже и почти сразу в присутствии понятых произвел обыск. Понятых привел кто-то из коллег – Куртеев или Капранов. Савин сообщил, что при обыске он «как бы обнаружил наркотики» у Икроми. Как выглядел пакет с героином, который он якобы обнаружил, Савин не смог описать.

Свидетель утверждал, что в операции не участвовали сотрудники ФСКН, ничего не сказал об участии сотрудников ФМС, о чем говорили другие сотрудники. На вопрос о правомерности своих действий, Савин ответил: «Я — человек в погонах, мне приказывают, я исполняю». Но при этом он подчеркнул, что выполнил в соответствии с законом все необходимые процедуры: представился, мотивировал свои требования, предлагал сдать запрещенные предметы. Про все остальное он говорил, что забыл, так как события имели место давно.

Понятые в суд не явились. Судья сказал: «Спрашивать, можно ли зачитать показания в их отсутствие, я не буду, зная, что защита будет против!» и добавил, что они будут приглашены на следующее заседание.

В этот же день дал свои показания подсудимый. Он сообщил суду, что был задержан в своей квартире, вместе с ним были задержаны еще семь человек. Всех жильцов и квартиру обыскали без понятых, проверили документы и, сковав наручниками попарно, отвели в опорный пункт. Семерых задержанных позднее отпустили, а Икроми отвели в отдельное помещение и подбросили наркотики. Подсудимый считает, что подбросили наркотики именно ему, потому что он лучше всех говорил по-русски и все переводил своим землякам, заступался за них. За освобождение у Икроми потребовали 300 тысяч рублей.

Затем выступил свидетель защиты Саиджамоли Джурабекзода, который находился в одной квартире с Икроми. Он подтвердил все показания подсудимого, рассказал, что в отделении полиции ему разными способами несколько раз сообщали про выкуп в 300 тысяч рублей за освобождение Изатшохи. Свидетель сказал, что помогал собирать деньги, но к утру удалось собрать только 70 тысяч, которые отнесли в отдел.

Судья спросил свидетеля, почему с сообщением о вымогательстве он не обратился в Следственный комитет, прокуратуру или к руководству ОВД. Джурабекзода сказал, что его знакомый, который хорошо говорит по-русски, ходил к начальнику ОВД, но тот сказал, что пока к нему не приведут того сотрудника, который взял деньги, он ничего делать не будет.

На этом заседание было окончено. Рассмотрение отложено до 10:30 23 марта.

Комитет «Гражданское содействие» продолжает следить за делами четверых граждан Таджикистана. Особые опасения у нас вызывает судьба Зайнуры Муродовой и ее дочери Сумаи, жизнь и здоровье которых ежедневно находятся в опасности.

 

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ
Мы помогаем беженцам и людям без гражданства
×
Défiler vers le haut