Россия почти перестала принимать беженцев

Désolé, cet article est seulement disponible en Russe. Pour le confort de l’utilisateur, le contenu est affiché ci-dessous dans une autre langue. Vous pouvez cliquer le lien pour changer de langue active.

В России всего 572 беженца, по сравнению с сотнями тысяч в 1990-х и начале 2000-х. Хотя число беженцев в мире растет, РФ ограничивает выдачу статуса беженца и временного убежища.

Россия почти перестала принимать беженцев

По данным ООН, количество беженцев в мире достигло рекордных со времен Второй мировой войны 25,9 млн человек. Между тем число принятых Россией беженцев упало до исторического минимума.

Ситуацию с беженцами в РФ эксперты называют «печальной, если не трагической», утверждая, что статус беженца или временное убежище власти предоставляют, опираясь на негласные политические установки.

Почему Россия не дает убежище

По закону, на бессрочный статус беженца в России могут претендовать иностранцы, обоснованно опасающиеся преследований на родине, что соответствует Женевской конвенции. Однако каждые полтора года беженец должен проходить переучет, в ходе которого решается вопрос о сохранении статуса или его лишении.

Кроме того, в РФ существует институт временного убежища, который, по сути, означает отложенную высылку. Пользующиеся им люди не считаются беженцами, но во многих случаях не высылаются из страны «по гуманным причинам». Временное убежище дают на срок до года, после чего продлевают на 12 месяцев или отказывают в продлении.

Всего в России 572 беженца (в основном, граждане Афганистана и Украины) и 76,8 тыс. человек, получивших временное убежище (75 тыс. которых приходится на украинцев), сообщает Росстат. В 2018 году статус беженца получили 30 человек, временное убежище — 6 тыс. человек.

Число беженцев в России с 1998 по 2004 год сократилось с 235 тыс. до 8,7 тыс. (ими были граждане Азербайджана, Грузии, Кахахстана, Таджикистана, Узбекистана), после чего в 2004-2019 годах уже не превышало 1 тыс. Численность получивших временное убежище выросла к 2016 году до 313,7 тыс. человек, после чего сократилось к 2019-му до 76,8 тыс.

На сто тысяч россиян (при населении 146 млн человек) приходится 53 иностранца, пользующихся статусом беженца или временным убежищем, что совсем немного по мировым меркам. Для сравнения, в Нидерландах 101,8 тыс. беженцев (598 человек на 100 тыс. при населении около 17 млн). В Турции, принявшей основной поток сирийских беженцев, получили убежище 3,6 млн человек (4,4 тыс. на 100 тыс. при населении 81 млн).

Как свидетельствуют цифры, приведенные в докладе помогающего беженцам Комитета «Гражданское содействие», в России не только все реже дают, но и ищут убежище. При этом, как отмечают эксперты, официальная статистика крайне скудная и не детализированная, например потому, что она учитывает лишь иностранцев, сумевших подать прошение в органы МВД (а это далеко не все).

Сколько иностранцев де-факто являются претендентами на статус беженца или временное убежище, не знает никто. Из-за политических установок (кого принимать, в каком количестве, кому отказывать и т. д.) ситуацию с беженцами в стране комитет называет «печальной, если не трагической».

Почему беженцев так мало

Формальных ограничений на прием беженцев в России не существует. Вместо этого действуют негласные установки, как в отношении искателей убежища в целом, так и беженцев из конкретных стран, отмечает член правления «Гражданского содействия» Елена Буртина.

Первое препятствие на пути беженцев — отсутствие информации о том, как обратиться за убежищем. В аэропортах и на вокзалах получить ее нельзя, а официальная справка на сайте МВД не объясняет конкретных действий. В результате, говорится в докладе правозащитников, «африканцы, сойдя с самолета… бросаются на улице к чернокожим, франкофоны пытаются заговорить по-французски с москвичами». Поиск информации нередко занимает месяцы. Если до момента подачи ходатайства у мигранта истекает срок действия визы, его ждет выдворение из страны.

Подаче ходатайства предшествует многочасовое собеседование, попасть на которое сложно из-за огромных очередей и бюрократической волокиты. При этом просителей стараются разубедить подавать документы или запугать. Дополнительным препятствием становится коррупция, утверждают эксперты.

Если ходатайство все-таки подано, иностранцу могут отказать в убежище, не объясняя причин. Решения об отказе представляет собой стандартные отписки, из которых иногда даже забывают убрать анкетные данные предыдущего просителя.

Несмотря на то, что после расформирования Федеральной миграционной службы в 2016 году с беженцами работают структуры МВД, порядки в этой сфере не изменились, утверждает Буртина.

Ситуацию усугубляют пробелы в законодательстве. Так, перечень «гуманных причин» для предоставления временного убежища в соответствующем постановлении правительства отсутствует (указано лишь «состояние здоровья»).

«Если человек прибыл из Афганистана, где [существует] только первичная медицинская помощь, и ему необходима, скажем, операция на сердце, выдворить его — значит обречь на смерть», — поясняет Буртина.

Иногда миграционные службы принимают во внимание такие факторы, как вооруженный конфликт, природная или техногенная катастрофы в стране происхождения, угроза пыток или смертной казни. Однако так происходит не всегда.

Например, по сообщениям, гражданина африканского государства Того Бозобэйиду Батома решили депортировать из России, несмотря на то, что ООН и Совет по правам человека признали, что на родине ему грозит расправа по политическим мотивам. В брянской полиции ему отказали в убежище, посчитав его рассказ «домыслами».

Как беженцы, так и получившие временное убежище, могут лишиться своего статуса. В первом случае переучет проходит раз в полтора года и теоретически не означает отмены ранее принятого решения. Однако на практике беженцы иногда теряют право на пребывание в России. Так произошло, в частности, с переводчиком Комитета «Гражданское содействие» афганцем Мохаммадом Насером.

Временное убежище могут не продлить, если сочтут, что «гуманные причины» больше не актуальны. В 2018 году такие проблемы возникли у украинцев из Донецкой и Луганской областей, из-за войны бежавших в Белгородскую область России, писал «Коммерсантъ». По данным издания, миграционные власти требовали от людей «справки об обстрелах».

Официальные данные не позволяют судить, почему сокращается общая численность постоянных и временных беженцев, живущих в России. Часть из них получили российское гражданство, как, например, украинцы, которые теперь могут сделать это в упрощенном порядка. Некоторые, вероятно, перебрались в Европу, куда, по сообщениям СМИ, отправляются сирийцы, пытающиеся попасть в Норвегию через Мурманскую область. Наконец, некоторых, как можно предположить, лишили убежища.

Но из-за фрагментарности публикуемой статистики неясно, какой вклад в убыль беженцев приходится на каждую из этих возможных причин, отмечает Елена Буртина.

Негласные установки

Выходцы из Украины составляют около 97% получивших временное убежище или статус беженца в РФ, по 1% приходится на сирийцев и афганцев, и еще 1% — на остальные страны. Правозащитники уверены, что в отношении некоторых групп беженцев существуют неформальные установки на прием или отказ (власти этого не признают).

Так, по данным «Гражданского содействия», в 2014-2015 годах временное убежище в РФ получили 397 тыс. украинцев — 95,8% обратившихся. При этом статус беженца предоставили лишь 325 из 5,8 тыс. соискателей. Эксперты объясняют это тем, что органы МВД получили указание помогать украинцам в получении временного убежища, но не постоянного статуса беженца.

Еще более показательны данные о сирийских беженцах. Если в 2013 году временное убежище в РФ получили 67% из 1,8 тыс. просителей из этой страны, то в 2014–м, на фоне подготовки к российской военной операции в Сирии, доля положительных решений достигла 95% из 1,4 тыс. В то время российские проправительственные СМИ много писали о дружбе русских с сирийцами.

Однако уже на следующий год российские миграционные власти удовлетворили лишь 62% ходатайств, а еще через год — только 52% (примерно такой же уровень сохраняется по сей день). При этом количество сирийцев, допущенных к процедуре получения убежища, упало с 1,1 тыс. в 2015 году до 306 в 2018-м. Бессрочный статус беженца за все время войны в Сирии получил всего один человек, еще один сириец получил его до войны.

Поскольку гуманитарная ситуация в Сирии не улучшилась, а численность сирийцев в России с начала войны стабильно составляет 8-10 тыс. человек, можно предположить, что власти отсеивают претендентов как на стадии подачи заявок, так и в процессе их рассмотрения.

Почему Россия не принимает беженцев с Ближнего Востока

В 2015 году Дмитрий Песков возложил ответственность за прием беженцев из Сирии на страны, «причастные к дестабилизации в этом регионе», и заявил, что среди сирийских беженцев есть террористы. Террористов под маской беженцев боятся и многие граждане России (77%, по данным компании Ipsos за 2016 год).

Историк и политический аналитик Илья Будрайтскис объясняет нежелание России разделить ответственность за судьбу беженцев идеологией российской элиты.

«Тема беженцев [с Ближнего Востока] сегодня звучит в двух регистрах — дипломатическом (« Европа должна ответить за гражданскую войну в Сирии и принять на себя ее последствия ») и обращенном внутрь страны. Раскрыв « Комсомольскую правду », мы увидим объемные репортажи из « гибнущей Германии » или « полыхающей Франции », в которых беженцы представлены как дегуманизированный поток варваров, разрушающих Европу. На этом фоне Россия выглядит островом стабильности», — считает он.

В недавнем интервью Financial Times президент РФ Владимир Путин завил, что массовый поток беженцев в Европу нарушает интересы ее коренного населения. При этом, по оценке Будрайтскиса, президент представил это в гипертрофированной форме, — мигрантам-де позволено все, а коренным европейцам — ничего.

«Эта позиция вписывается в официальные представления о международной политике как realpolitik [когда прагматизм превосходит морально-этические мотивы], где ни у кого нет никаких гуманитарных обязательств», — считает он.

Текст: Иван Овсянников, Eurasianet

Фото: Pxhere

Мы помогаем беженцам и людям без гражданства
×
Défiler vers le haut