Еще одна жертва Базы данных и чиновничьего равнодушия

Ни рассказы о трудностях православных русских людей в Узбекистане, ни голодные дети, ни очевидная ошибка в базе не произвели на пограничников впечатления, закона о беженцах они не знают, проявлять простое сочувствие считают для себя невозможным

Вчера 5 июня в середине дня мне позвонил Буров Виталий Анатольевич, гражданин Узбекистана. Он с женой и двумя детьми Александром, 2007г. р., и Игорем, 2011 г.р., обращались в «Гражданское содействие» в январе этого года. Они приехали в Россию в августе 2013г. , надеясь, что их как русских людей примут здесь и как-то устроят. Рассказывали о преследованиях со стороны властей и родственников жены — узбечки, принявшей православие.

Буровы сняли комнату в общежитии в пос. Пербуны Липецкой области, встали на миграционный учет, хотели стать участниками программы добровольного переселения. Прошли 3 месяца, им не удалось ничего сделать, чтобы удержаться в России.

Мы посоветовали им вернуться, чтобы стать участниками госпрограммы, и помогли с деньгами на дорогу.

Месяц назад я снова высылала им деньги.

Буровы ликвидировали все свое незатейливое имущество в Узбекистане и вчера приехали в Россию. Звонил мне Виталий с границы из пункта пересечения границы в Аксарайске Астраханской области.

На границе обнаружилось, что жене Виталия Мукаддас Буровой, 1983 г.р., закрыт въезд в Россию.

Полдня мы выясняли причину этого. Сначала с Виталием никто не желал говорить, потом я продиктовала ему заявление о намерении обратиться за временным убежищем, которое у него обязаны были принять на границе в соответствии с п. 2 части 1 ст. 4 Закона РФ «О беженцах». Основания обращаться за убежищем у этой семьи есть, так что это не было бы злоупотреблением правом.

Однако на границе никто не знал о таком законе, заявление у Буровых не взяли. К концу рабочего дня какой-то сотрудник пограничного контроля сжалился над уже рыдающим Виталием и выяснил, откуда возник запрет на въезд Мукаддас в Россию. Оказалось, что въезд закрыт Химкинским отделом УФМС по Московской области на основании отсутствия у нее российской визы. По словам пограничников, она была занесена в базу данных как гражданка Грузии. Пограничники просили организовать звонок из Химок к ним.

Мои обращения в ФМС России и УФМС по Московской области ни к чему не привели. На всех уровнях мне объясняли, что связи с границей у ФМС нет.

Я простилась до утра с Виталием, которому угрожали насильственной высылкой на ближайшем поезде почему-то в Казахстан. У Буровых не было с собой денег, в Узбекистане ничего не осталось, в Казахстане никогда ничего и не было.

Видимо, угроза была приведена в исполнение. Сегодня с утра телефон Виталия не отвечает.

Приходится констатировать, что я не справилась с очередной задачей, которую перед нами поставила проклятая База данных.

Ни рассказы о трудностях православных русских людей в Узбекистане, ни голодные дети, ни очевидная ошибка в базе не произвели на пограничников впечатления, закона о беженцах они не знают, проявлять простое сочувствие считают для себя невозможным.

Отчаяние – единственное чувство, которое остается от чреды таких мучительныъх и бесплодных хлопот.