В Тверской области украинских беженцев пытались выселить из ПВР

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

18 ноября сотрудники соцзащиты Осташковского района уведомили беженцев о том, что ПВР в пансионате будет закрыт 5 декабря, и взяли у них письменное согласие на то, что они добровольно уедут. Всех, кто не согласился переехать в другие области, 3 декабря загрузили в автобус, вывезли в Тверь и высадили на железнодорожном вокзале. Но по сигналу «Гражданского содействия» чиновники оперативно приняли меры — беженцев расселили по новым пунктам временного размещения.

В Тверской области украинских беженцев пытались выселить из ПВР

После закрытия пунктов временного размещения (ПВР) в Лихославле, Вышнем Волочке и Конаковском районе Тверской области беженцев с юго-востока Украины направили в ПВР, расположившийся в пансионате «Сокол» (деревня Заречье, Осташковский район). В конце ноября там жили около 118 беженцев, в том числе дети и пожилые люди. Всем предоставлено временное убежище.

18 ноября сотрудники соцзащиты Осташковского района уведомили беженцев о том, что ПВР в пансионате будет закрыт 5 декабря, и взяли у них письменное согласие на то, что они добровольно уедут. Замглавы администрации Осташковского района и сотрудник соцзащиты уверили беженцев, что без крыши над головой они не останутся: пенсионеров отправят в дом престарелых во Ржеве, остальных переселят в ПВРы в других областях. Выезд беженцев был запланирован на 5 декабря.

По словам беженцев, 27 ноября в пансионат «Сокол» приехали сотрудники администрации, соцзащиты и службы занятости Осташковского района, а также представитель министерства соцзащиты Тверской области.
С каждой семьей провели «беседу»: «предлагали» трудоустроиться в Осташковском районе (как правило, без предоставления жилья) либо уехать в любую другую область. Сами беженцы сообщили адвокату Сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» Владимиру Шамкину, будто им говорили, что они могут убираться на родину, их надоело кормить.

Чиновники из Осташковского района сообщили в УФМС области, что беженцы обеспечены сухим пайком и проездными документами.

Всех, кто не согласился переехать в другие области, 3 декабря загрузили в автобус, вывезли в Тверь и высадили на железнодорожном вокзале. Ни билетов, ни денег им не выдали. Узнав об этом, адвокат Шамкин также приехал на вокзал. Там было 32 беженца. Потом к ним присоединились еще несколько семей, которых, по их словам, выгнали из пансионата «Сокол» накануне, 2 декабря.

В тот же день руководитель Сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Светлана Алексеевна Ганнушкина узнала от журналистов о ситуации с беженцами в Тверской области. Она позвонила начальнику Управления ФМС России по вопросам гражданства Валентине Львовной Казаковой. Казакова связалась с администрацией Тверской области, и чиновники оперативно приняли меры. Около 18 часов на вокзал Твери, где находились беженцы, приехали замначальника областного УФМС и представители правительства области, позже к ним присоединился и начальник областного УФМС. Чиновники решили временно разместить беженцев на турбазе «Верхневолжская» в Конаковском районе (как позже стало известно Шамкину, правительство Тверской области в тот же день приняло решение открыть на этой турбазе ПВР).

На автобусе МЧС 25 человек отвезли во вновь открывшийся ПВР. 13 беженцам по их желанию купили билеты в направлении Ростовской области и Краснодарского края.

В настоящее время в Тверской области до 5 февраля 2016 года действуют ПВР на 50 человек в пансионате «Сокол» (несколько семей остались там) и на 50 человек на турбазе «Верхневолжская».
«Недавно беженцы снова звонили мне и сообщили, что их планируют выселить. К счастью, пока подтверждения этой информации нет, — говорит Шамкин. — Но я не удивлюсь, если подобная история повторится: турбаза «Верхневолжская» обычно востребована в новогодние праздники, и в интересы хозяина не входит размещать там беженцев».

«ПВРы закрывают, поскольку есть решение об их расформировании, — комментирует Светлана Ганнушкина. – Начали с закрытия лагерей на границе с Украиной и постепенно освобождают все предоставленные беженцам из Украины помещения. При этом утверждается, что никто не останется без жилья. Но никакого жилья беженцам не предоставляют. Весной 2014 года сообщалось о 400 тысячах беженцев из Украины, расселенных в ПВРах и лагерях. В сентябре 2015 года официально называлось только 19 тысяч. Люди как-то устраиваются сами. На мой взгляд все просто: свою пропагандистскую роль беженцы уже выполнили, а их содержание в ПВРах стоит дорого».

Юлия Орлова, ПЦ «Мемориал».

Мы помогаем беженцам и людям без гражданства
×
Scroll Up