В Россию вернули незаконно выдворенного в зону АТО

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Впереди — борьба за гражданство и пенсию. Урожденный русский Игорь Ащеулов вернулся на Родину несколько лет назад, уже с украинским гражданством. Осенью Игоря выдворили в Луганскую область, но воронежские правозащитники и журналисты нашли инвалида и вернули его домой.

В Россию вернули незаконно выдворенного в зону АТО

В 1982 году отец Игоря Ащеулова, женившись после смерти первой жены во второй раз, вывез сына из родного села Октябрьское Эртильского района Воронежской области в Закарпатскую область УССР. Неприветливость мачехи заставила отца сдать Игоря в интернат в Берегово. После интерната Ащеулов окончил профтехучилище, отслужил в армии и устроился работать шофером на одну из закарпатских турбаз.

В начале 90-х с Игорем случилось несчастье: «неустановленные лица» напали на него, избили, облили бензином и подожгли. Он провел 14 месяцев в больнице с тяжелейшими ожогами ног и нижней части тела. Ащеулову оформили инвалидность 1-й группы, а после переосвидетельствования – пожизненную инвалидность 2-й группы. До 1999 года он жил при больнице.

В декабре 1999 года Ащеулов переехал в Россию, поселился с отцом, вернувшимся на родину, и бабушкой в селе Октябрьском, зарегистрировался по месту пребывания. В 2004 году отец и бабушка умерли, и Ащеулов остался один.

Легализацией проживания в России Игорю, гражданину Украины, заниматься оказалось не под силу. Передвигаться на большие расстояния самостоятельно он не мог из-за инвалидности (а ведь от него требовали ехать в консульство Украины в Москве!). Да и денег на подобные поездки не было. Не будучи гражданином России и не имея вида на жительство, Игорь не получал пенсии. Жил за счет мелких подработок у соседей и помощи односельчан.

В мае 2014 года Ащеулова «обнаружили» сотрудники полиции и миграционной службы. Его обвинили в нарушении статьи 5 ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ». 29 мая суд оштрафовал Ащеулова на 2500 рублей за административное правонарушение и постановил выдворить его за пределы РФ (форма выдворения – «контролируемый самостоятельный выезд»). Судья знал и даже отметил в постановлении, что Ащеулову ехать некуда. Тем не менее решение о выдворении было принято.

Штраф за Игоря заплатили односельчане. А выдворение в никуда — все связи с Украиной давно потеряны – казалось неизбежным. Соседи Ащеулова стали искать для него юриста, который не брал бы денег за представление его интересов в суде. Так дело попало к юристу сети «Миграция и право» Правозащитного центра «Мемориал» Вячеславу Битюцкому в Воронеже – в 200 км от села, где жил Игорь.

8 июля Битюцкому передали постановление о выдворении Ащеулова. Он решил его обжаловать. По мнению защитника, Эртильский суд подошел к делу формально и не учел многих смягчающих обстоятельств, в частности то, что реальных связей со страной гражданства у Игоря нет, нет там жилья и имущества, что на Украине его преследовали, что он – инвалид и нетрудоспособен. Поскольку десятидневный срок обжалования постановления давно истек, 10 июля Битюцкий подал в Воронежский областной суд ходатайство о восстановлении срока обжалования и саму жалобу на постановление о выдворении.

Срок обжалования был восстановлен. На руку Ащеулову сыграла судебная ошибка. Дело в том, что Эртильский суд ошибочно возложил контроль над выездом Ащеулова на судебных приставов (должен был возложить на УФМС), а те сказали Игорю, что они его выдворять не будут, так как это в данном случае не по их части. Игорь посчитал, что, выплатив штраф, он уже исполнил постановление суда. И судья принял это во внимание.

Но 26 августа суд отказал в удовлетворении жалобы. Оставалось только прибегнуть к жалобе в порядке надзора с минимальными надеждами на успех. И надо было искать другие пути.

29 августа от имени Ащеулова Битюцкий обратился в УФМС Воронежской области с просьбой предоставить Игорю временное убежище (ВУ) на территории РФ. Аналогичное заявление было передано в отдел УФМС в Эртильском районе. Ответа долго не было, и Битюцкий был вынужден обратиться за помощью к Уполномоченному по правам человека в Воронежской области. Наконец, 23 сентября Ащеулова вызвали в УФМС в Эртильском районе, оформили официальное заявление и анкету для предоставлении ВУ.

А на следующий день, 24 сентября, Эртильский суд рассматривал новое дело, открытое в отношении Ащеулова. На заседании присутствовал и начальник местного УФМС. За неисполнение постановления о выдворении его подвергли штрафу в 3000 рублей и принудительному административному выдворению. Игоря поместили в Специальное учреждение для содержания иностранных граждан и лиц без гражданства, подлежащих выдворению за пределы РФ в форме принудительного выдворения, депортации или реадмиссии (СУВСИГ) в селе Елизаветовке.

2 октября Ащеулову было предоставлено временное убежище. Это давало надежду на отмену постановления о выдворении при обжаловании.

Однако не дождавшись рассмотрения жалобы в областном суде, судья Эртильского районного суда посчитала свое постановление от 24 сентября вступившим в законную силу. И 15 октября Ащеулов был выдворен на Украину, в Луганскую область, фактически – в зону АТО. Пограничники оставили его на ближайшем от поста автовокзале.

Битюцкий рассказал историю Ащеулова журналистам. Узнав о случившемся, журналистка «Воронежского курьера» Светлана Тарасова обратилась к заместителю председателя областного суда. Тот, убедившись в беззаконности действий суда, немедленно рассмотрел надзорную жалобу Битюцкого по первому делу Ашеулова и распорядился рассмотреть его же жалобу по второму делу. 21 октября оба постановления Эртильского суда в части выдворения Ашеулова были отменены.

Теперь надо было искать Игоря на Украине. УФМС отказалось заниматься этим, говоря, что поиск и возвращение выдворенного не в компетенции их ведомства. Приставы-исполнители также не желали исправлять ошибку суда.

После выдворения односельчане привезли Азеулову на Украину теплую одежду и немного денег. Три дня Игорь он жил в гостинице села Новопсково Луганской области, но, опасаясь эвакуации по месту регистрации, в Закарпатье, и из-за безденежья стал «бомжевать», скрываться от людей в заброшенных хозяйственных постройках села Марковки Луганской области. С 18 октября связаться с ним по телефону не удавалось.

Понимая, что госорганы не будут искать и возвращать Игоря, Битюцкий с вместе с двумя журналистами и односельчанином Игоря выехали на Украину.

4 ноября, после нескольких дней поисков, Ащеулова нашли на шоссе, ведущем к селу Марковке, недалеко от пограничного поста. Теперь предстояло пересечь границу.

Российские пограничники заранее предупредили, что человека со штампом о выдворении в паспорте пустят в Россию только через пять лет, в соответствии с нормами закона. На украинской границе Игорю тоже были не рады: 27 сентября ему исполнилось 45 лет и срок действия паспорта истек. Пограничники потребовали, чтобы Ащеулов заменил паспорт по месту прописки — в Закарпатье.

Оставалась надежда на паспортный стол райотделаМВД Украины в Марковке. Но сотрудница пояснила, что срочный порядок продления возможен только для тех, кто живет в зоне АТО, куда Закарпатье пока не входит. Битюцкий сказал, что в настоящее время фактическим местом проживания Игоря Ащеулова является лесополоса недалеко от села Марковки, как раз в зоне АТО. Ознакомившись с судебными решениями, сотрудница все же продлила Игорю паспорт, вклеив новые фотографии и поставив печати.

Путь из Украины был открыт.

Штамп о выдворении и запрете на въезд в РФ в паспорте Ащеулова по-прежнему стоял. Юрист объяснил российским пограничникам, что выдворение было осуществлено по ошибке, а соответствующее постановление суда отменено, он предъявил судебные постановления и свидетельство Ащеулова на право временного убежища. В базах выдворенных фамилии Игоря не оказалось – и это решило исход дела.

Ранним утром 5 ноября Ащеулов был дома. 13 ноября он обменял паспорт на свидетельство о временном убежище. Сосед зарегистрировал иностранного гражданина Ащеулова у себя в квартире, так как никаких документов на родной дом у Игоря не оказалось. Только потом по рекомендации юриста он заключил договор социального найма с администрацией Эртильского района и теперь имеет право сменить место регистрации.

2 декабря Ащеулов собрал все необходимые документы и подал заявление на разрешение на временное проживание (РВП).

Как видим, Игоря удалось вернуть в Россию благодаря совместной работе многих: его односельчан, журналистов, юристов, служащих, сочувствовавших Игорю. «Один бы я ничего не сделал, – говорит Вячеслав Битюцкий. — Но дело Ащеулова еще не закончено. Даже при благоприятном решении вопроса о РВП затем последуют вопросы о гражданстве РФ и о пенсии. Поэтому оптимистичный заголовок статьи Светланы Тарасовой в «Новой газете» от 28 ноября – «Родина-мать, посомневавшись, признала своего сына» — я воспринимаю как большое преувеличение. Увы, пока не признала, и когда признает – большой вопрос».

Read more
×
Scroll Up