Копты боятся исламских радикалов. ФМС боится коптов?

Sorry, this entry is only available in Russian.

Копты боятся исламских радикалов. ФМС боится коптов?В конце января нам пришлось разместить в офисе Комитета большую группу египетских христиан (коптов), которым негде было остановиться в ожидании, пока УФМС по г.Москве примет у них ходатайства о признании беженцами и направит в Центр временного размещения (ЦВР). Ждать им (и нам) пришлось почти 2 месяца, но сейчас они находятся в этих Центрах.

Ситуация в которую попали копты в России, связанная с отсутствием жилья и средств к существованию (что типично для беженцев, покидающих свою страну, иногда в срочном порядке), вызвала общественный резонанс и отклик многих людей. Но этот случай не был единичным: многие беженцы, прибывающие в Россию, сталкиваются с теми же проблемами. Вслед после январской группой в Москву прилетели еще несколько групп беженцев из Египта.

Последняя из них прибыла в Москву 9 апреля — 9 человек, в том числе молодая семья с полуторагодовалым ребенком. Кто-то из наших предыдущих гостей дал им  адрес «Гражданского содействия», и прямо из аэропорта они приехали к нам. Нам было нелегко отказать им в ночлеге, но мы решили, что не можем окончательно превратить наш офис в лагерь беженцев, – вызвали такси и отправили их ночевать на вокзал.

На следующий день, 10 апреля, все они, по нашему совету, обратились в УФМС по Москве с ходатайствами о признании беженцами. А уже 16 апреля, то есть, если вычесть выходные, всего через 4 дня, решениями УФМС по Москве, им всем было отказано в признании беженцами на территории Российской Федерации. Это при том,  что закон «О беженцах» дает миграционной службе на  рассмотрение  дел беженцев три месяца и при необходимости разрешает продлить эту процедуру еще на 3 месяца.  Почему же с коптами УФМС по г.Москве разобралось на этот раз так быстро?

Может быть, дело в том, что при своем обращении в УФМС  копты  заявили , что им негде жить, и попросили направление в Центр временного размещения?   Может, в ФМС  испугались  притока египетских беженцев, у которых нет в России принимающей диаспоры и которых поэтому ФМС приходится размещать  самой, в своих Центрах?  Очень похоже, что дело именно в этом, потому что, выдавая коптам наскоро изготовленные  решения, сотрудники УФМС  заявили, что, поскольку в статусе беженца им отказано, получить направление в ЦВР они не смогут.

Несмотря на то, что закон требует от миграционной службы «всестороннего изучения причин и обстоятельств»  каждого лица, ищущего убежище,  решения УФМС от 16 апреля написаны небрежно, со множеством ошибок и словно под копирку, что говорит о тенденциозном подходе к этим делам, заранее заточенном на отказ.

Вот, например, что пишет в одном из решений от 16 апреля заместитель начальника отдела по вопросам беженцев и вынужденных переселенцев госпожа М.Г.Капустина: «Принимая к сведению информацию, предоставленную заявителем и оценивая внутриполитическую ситуацию в государстве его гражданской принадлежности (Египет – ред.) можно сделать заключение об отсутствии в отношении заявителя обоснованных опасений стать жертвой преследований в Сирии (!!! – ред.) по признакам, указанным в п.п. 1 п. 1 ст. 1 Федерального Закона «О беженцах»…» Далее «Вывод: руководствуясь изложенным в ст. 3 и на основании отсутствия критериев, определяющих понятие «беженец» согласно п.п.1 п.1 ст. 1 ФЗ «О беженцах» отказать лицу без гражданства (!!! – ред.) в признании беженцем на территории РФ».

Совершенно очевидно, что решение по делу египетского беженца писалось поверх решения об отказе какому-то лицу без гражданства из Сирии, где видимо, по мнению УФМС, тоже все спокойно, и нет поводов покидать страну и обращаться за убежищем.

В другом решении, например, уже в середине текста, говорится о совсем другом человеке: его также писали поверх другого решения.

Забыли поменять имя, забыли поменять страну – подумаешь, с кем не бывает! Но ведь это пишут не  школьники, а люди, состоящие на государственной службе, принимающие от имени нашего государства  решения, от которых зависит судьба, а может быть, и жизнь человека.

В Египте все наши копты принадлежали к среднему классу, имели дома, работу, неплохо зарабатывали. Сейчас все эти девять человек, познакомившихся в аэропорту Каира перед посадкой на московский рейс, живут вместе в однокомнатном помещении, непригодном для проживания. Они не знают русского языка, не могут работать, у них нет средств к существованию. Но возвращение в Египет каждый из них считает для себя невозможным. Вот что рассказывали они нам о причинах, заставивших их покинуть родину.

Молодой мужчина с женой и ребенком выехал из Египта, после того, как ему угрожали убийством преступники, несколько лет назад забившие на смерть его двоюродного брата только за то, что он — христианин. Отсидев пол-срока, они вышли на свободу  и решили отомстить за годы, проведенные за решеткой.

«Это было настоящее бандитское нападение, – рассказывает беженец. – Преступники, их друзья и родственники приехали к нашему дому на полугрузовом автомобиле. Их было 12-13 человек. Они были вооружены ножами. Они стали кричать мне, чтобы я спускался вниз. Трое из них начали ломать ломами железную дверь в наш дом, которую незадолго до этого установил мой дядя.

А остальные встали полукругом спиной к дому таким образом, чтобы никто не смог подойти и помешать ломающим. Мы звонили в полицию, но никто не приехал. Возможно, если бы им удалось прорваться в наш дом, они убили бы меня или перебили бы нас всех. К счастью, им не удалось взломать дверь, и они уехали. После этого мы обратились в полицию, но нам сказали: идите и помиритесь с ними».

Пожилая пара с сыном покинула Египет из-за того, что женщину остановили на улице и потребовали: принимай ислам, одевай платок, или обольем кислотой. Когда семья пожаловалась в полицию, бандиты стали угрожать убийством.

Брата молодой учительницы ранили во время беспорядков, бросали в ее дом бутылки с зажигательной смесью, ее саму пытались похитить, поэтому братья решили отправить ее в безопасное место.

Молодой человек решился покинуть страну, потому что не мог больше жить в обстановке постоянной вражды: прохожие на улицах Каира, заметив на его руке характерную для коптов татуировку в виде креста, часто оскорбляли, пытались толкнуть, ударить.

У другого молодого человека религиозная вражда привела к распаду семьи: пожилой отец женился на девушке-мусульманке и перешел в ислам, а  родственники  молодой жены выгнали его и его мать из дома. Сам он тоже женился на мусульманке, но его жена приняла христианство, и теперь он опасается мести со стороны радикальных исламистов за то, что «переманил» жену в свою веру.

Вот такие религиозные страсти кипят в Египте в 21 веке.

Мы не вправе решать, достаточные ли у этих людей основания для получения статуса беженца. Но мы уверены, что их просьбы об  убежище заслуживают внимательного и серьезного рассмотрения. Поэтому мы поможем им обжаловать скороспелые и тенденциозные решения московской миграционной службы. А до тех пор, пока вопрос о предоставлении им убежища не будет так или иначе решен, они нуждаются в помощи: им нужно где-то жить и что-то есть.

ФМС отказала им в помощи, поэтому мы вновь вынуждены обращаться к вам, СОГРАЖДАНЕ, ЛЮДИ.

Read more
×
Scroll Up