Камни преткновения

Sorry, this entry is only available in Russian.

Я только что вернулась из Европы, где провела 11 напряженных дней. 9 ноября я оказалась в Берлине. В этот день исполнилось 75 лет Хрустальной ночи с 9 на 10 ноября 1938г., когда нацистские штурмовики устроили первый массовый еврейский погром: громили синагоги, принадлежащие евреям магазины, врывались в квартиры, избивали людей «за то, что они принадлежат чуждой культуре». Было арестовано 30 тысяч человек, а потом убито 6 миллионов. Все это страшно, и хорошо известно.

131121_01_550

Германия

На меня произвело глубокое впечатление то, как немцы отмечали этот день. Квартал, где живут мои друзья, был когда-то еврейским. В каждом доме, каждом подъезде кто-то был убит. И перед каждым подъездом в тротуар вмонтированы медные таблички с именами погибших, их называют «камни преткновения». Немцы видят их каждый раз, когда входят в дом или выходят из него. Даже маленькие дети знают, что означают медные камни преткновения.

9 ноября я видела, как жители домов на коленях чистили их до блеска, клали на них цветы, а вечером зажгли около них свечи. Вдоль улиц вились цепи огней. На витрины магазинов были наклеены прозрачные листы с рисунками, как будто они разбиты, как это было 75 лет назад.

А на следующий день в Нюрнберге я была в Документационном центре, где в здании съездов нацистской партии, построенном во образцу Колизея, хранится документация партии и выставлены экспонаты, прослеживающие ее путь от восхождения до падения. Посетитель проходит этим путем и на своем языке может слышать описание каждого экспоната. Они оживают, говорят с вами, хроника заставляет почувствовать атмосферу того времени, его страх и безумие. Отдельный текст предназначен для немецкой молодежи, которая приходит сюда классами и поодиночке, чтобы получить прививку от нацизма. У народа, который помнит позорные страницы своей истории, есть будущее.

131121_02_550

Когда мы вышли из центра, я спросила своего спутника, что произвело на него самое сильное впечатление? Улыбающиеся лица людей — ответил он. Это же чувствовала и я.

Посмотрите на этих милых девушек, восхищенные лица которых обращены к жалкому и мерзкому человечку, сидящему среди них. Что это? Ожившая сказка Гофмана о Крошке Цахесе? Немцы не хотят, чтобы эта сказка снова ожила. Они говорят: не забудем, не простим — самим себе. И пока они помнят и не прощают, это не повторится.

Россия

Вернувшись в Москву, я узнала, что летом этого года и в России состоялась торжественная церемония закладки первых камней преткновения. В Орле появились медные таблички в память о мирных жителях, замученных нацистами до смерти в годы Второй мировой войны.

30 июля на улице 3-я Курская у дома № 35 камни заложил автор идеи, немецкий художник Гюнтер Демниг, специально приехавший для этого в Орел. За двадцать лет он заложил уже около 40 тысяч таких камней в разных странах Европы, в том числе те, которые я видела в Берлине.

Теперь в Орле есть таблички в память о пятилетнем Аркадии Рубане и его десятилетней сестре Белле Рубан, казненных нацистами в 1943 году.

Один камень — в память о враче Агафье Куренцовой — заложен в Аллее Славы райцентра Кромы. В августе 1942 года она погибла в немецкой тюрьме от пыток. В Орле на территории областной детской больницы заложат камень в честь главврача Анны Левитиной. Она отказалась эвакуироваться из Орла, так как в больнице оставались дети. Ее расстреляли.

Мой двоюродный дед Евгений Владимирович Клумов, немец по происхождению, профессор хирургии, работал в Белоруссии, куда уехал после окончания образования в России и Германии. Работал во время оккупации, помогал партизанам.

Он отказался от предложения уйти в Германию с отступающей немецкой армией, и вместе с женой они добровольно вошли в газовую камеру, где погибли с другими казненными перед отступлением. Он получил звание Героя Советского Союза посмертно.

Камни преткновения в память о жертвах фашистов в России, закладываемые немцами, важное начинание. Но для нас, я думаю, было бы еще важнее вспомнить жертв сталинского террора и заложить камни преткновения с их именами. Сможем ли мы сделать это когда-нибудь ради нашего будущего и нашей молодежи?

Светлана Ганнушкина

Read more
×
Scroll Up