История маленького узбека, ограбленного и избитого

Sorry, this entry is only available in Russian.

Первого ноября к нам в «Гражданское содействие» обратился Гарабаев Давлят Бурхонович (имя изменено), гражданин Узбекистана, 1989г.р., рост — 160см, вес — 45кг.

История маленького узбека, ограбленного и избитого

Давлят приехал в Москву в августе 2013г., встал на регистрационный учет и нашел работу в швейном производстве в поселке Лосино-Петровском. Работал без разрешения, как и большинство трудовых мигрантов, которые не могут самостоятельно получить разрешение на работу и полностью зависят от работодателя или посредника.

В субботу 26 октября приблизительно в 13 часов Давлят подошел к отделению сбербанка в Лосино-Петровском, чтобы через систему «Золотая корона», перевести деньги домой. Это были деньги, заработанные за три месяца им и его земляками — примерно 100 тыс. руб.

У дверей банка его задержали два человека в штатском, еще один – в форме – сидел в машине. Они представились сотрудниками криминальной полиции, показали Давляту удостоверения, но прочесть фамилии не дали. Он успел только заметить три буквы – МВД. По его словам, это были сильные ребята, один – в форме, второй – в кофте, третий — в темной кожаной куртке с рацией и оружием.

В машине на Давлята надели наручники, вывернули карманы и их содержимое, включая деньги, положили в его шапку, которую он держал в соединенных наручниками руках.

Сотрудники МВД сообщили ему, что где-то рядом произошло убийство:

— Убийство совершили кавказцы, ты похож на кавказца. Вы нас убиваете, мы вас тоже будем мучить и пытать. Уезжайте домой, – кричали они.

Фактически происходящее было не задержанием, а похищением человека.

Деньги вызвали у похитителей новую волну ненависти:

— Откуда столько денег?
— Это много людей просили отправить деньги.
— Хорошо живете!

Давлята привезли в поселок Монино, где около ул.Железнодорожная, есть большая роща. Туда и привезли похищенного, сняли с него наручники, связали веревкой руки и ноги, поволокли подальше от дороги и начали избивать. Ударили в лицо кулаком. (Это видно и через неделю: губа рассечена, зуб шатается). Потом баллончиком «шок» обрызгали лицо, у Давлята помутилось в глазах, и он стал кричать, что у него есть адвокат, которому он скажет, как с ним обращается полиция. Это наивное заявление вызвало у похитителей ярость, они стали избивать Давлята ногами, били по почкам, кричали:

— Скажешь адвокату! Скажешь! Мы тебя здесь убьем! Вы нам надоели, видеть вас не можем!

Это длилось минут сорок, потом забрали деньги и телефон, бросили его связанным и ушли.

Так Давлят пролежал часа полтора. Когда глаза начали видеть, он присел. Рубашка и штаны были в крови, все болело, зубы шатались. Ему удалось развязать веревку, он с трудом поднялся и добрался до дома.

Дома Давлят вымыл лицо и пошел в отделение полиции поселка Лосино-Петровского. Дежурный ахнул и сказал, что это «ЧП», если полиция так себя ведет. Потом вышли двое в штатском, опросили устно и ушли. Пришел еще один человек и снова заставил Давлята рассказывать, что с ним произошло. Появился третий, взял паспорт Гарабаева и пренебрежительно швырнул в угол стола, снова заставил рассказать его историю, не дослушал, грубо сказал:

— Надоел, хватит — пошел вон!

Никто так и не составил никакого протокола, не дал Давляту написать заявление.

Маленький узбек покорно взял свой паспорт и ушел. Три дня он не мог прийти в себя, от газового шока не мог дышать, все тело болело.

На четвертый день Давлят через знакомых узбеков нашел сотрудника ПЦ «Мемориал» Бахрома Хамроева, а тот отправил его к нам в Комитет «Гражданское содействие».

Обсудив с адвокатами эту историю, мы поняли, что практически ничего не можем предпринять в защиту Давлята. Кроме разбитой губы и качающегося зуба, у него есть окровавленные неотстиранные рубашка и джинсы. Но что это доказывает? Генетического вещества похитителей нет, нет подтверждения обращения Гарабаева в полицию, дожди за неделю смыли все следы в роще, где он лежал на траве.

Наша организация направит заявление в прокуратуру, но, боюсь, ответ нам заранее известен. Стыдно и горько сознавать свое бессилие. И тот очевидный факт, что таким образом самоуничтожается государство, только усиливает эти чувства.

Read more
×
Scroll Up