Дело по пыткам и не только начато слушанием

Sorry, this entry is only available in Russian.

Дело по пыткам и не только начато слушаниемВ 10 утра 12 сентября в Карабулакском суде Республики Ингушетия должно было состояться первое слушание по обвинению бывшего старшего оперуполномоченного по особо важным делам ЦПЭ КМ при МВД по РИ Ильяса Нальгиева  в совершении преступлений, предусмотренных п. «а», «б» и «в» ч. 3 ст. 286, п. «а» ч.3 ст.111, ч. 1 ст. 286, ч.2 ст.325, п. «в» ч.3 ст. 226, п. «в» ч.3 ст. 286 и ч.3 ст.285 УК РФ
и бывшего начальника Карабулакского РОВД Назира Гулиева  в совершении преступлений, предусмотренных  ч.3 ст.327, ч. 1 ст. 286, п. «а» ч.3 ст.286 и ч.3 ст.285 УК РФ.

Дело слушает федеральный судья Фатима Шамильевна Аушева, обвинение поддерживает прокурор Ахильгов.

Обвинение предъявляется по многим эпизодам, связанным с нарушением законности при исполнении обоими подсудимыми их должностных обязанностей. Всего по делу признано потерпевшими 13 человек.

Дело Гулиева и Нальгиева интересовало нас в первую очередь в связи с тем, что что оба фигуранта этого дела участвовали в истязаниях Зелимхана Читигова. Зелимхан был задержан 27 апреля 2010 года и подвергнут чудовищным пыткам, целью которых было добиться от него признания в преступлениях, широкий спектр которых ему предлагался в течение четырех дней мучений: от организации террористического акта до кражи трех кур (см. С.Ганнушкина «Дело человека, который не умеет лгать»). Из рук мучителей Зелимхан вышел со страшным диагнозом, он был обречен быть пожизненно прикованным к инвалидной коляске. К счастью, Комитет «Гражданское содействие» принял его в Москве, и московским врачам удалось поднять его на ноги.  Правовую поддержку Зелимхану Читигову взял на себя ПЦ «Мемориал», уголовное дело против него было закрыто только в августе 2011г.

В 10 утра вокруг здания суда и в его  коридорах собрались представители потерпевших, свидетели, наблюдатели и двое обвиняемых.

Последние приехали на машинах без номеров, выглядели весьма самоуверенно и громко произносили в воздух разные сентенции.

Нальгиев: «Пусть они привозят кого хотят, у нас все будет хорошо». (Видимо, имелась ввиду приехавшая из Москвы Светлана Ганнушкина).

Гулиев: «Я уже говорил с главой республики, и все ему объяснил».

Эта демонстрация того, что у подсудимых «все схвачено», не стоила бы и ломанного гроша, если бы их эмиссары постоянно не являлись к родственникам Зелимхана Читигова и не пытались угрозами заставить их не являться на суд и не свидетельствовать против подсудимых. К чести родственников и свидетелей по этому эпизоду дела никто из них не отказался придти и выразить готовность давать показания.

В 11.30 все участники процесса и публика вошли в зал.

Секретарь огласила явку сторон. Судья Аушева приступила к установлению личностей обвиняемых. И тут выяснилось, что обвиняемого Гулиева в зале нет.

– Он явился? – спросила Фатима Шамильевна.
– Да — ответил секретарь.
– Так где же он?
– Где-то во дворе ходит.
– Позовите его — попросила судья.

За подсудимым сходили. Он вошел в зал суда, никак не объяснив свое странное поведение, и уселся среди публики.

В процессе установления личностей выяснилось, что Ильяс Нальгиев по образованию филолог, он в 2009г. закончил Ингушский государственный университет. Гулиев также имеет высшее образование — в 1992г. он закончил Нефтяной институт. От получения обвинительного заключения Нальгиев отказался.

Когда личность Гулиева, наконец, установили, судья Аушева зачитала заявление его адвоката Магомедова, который сообщал, что в это время занят в другом процессе в Махачкале. Было принято решение о переносе дела, как заверила судья, дня на два.

Но тут поднялась Аза Яндиева и сообщила, что на следующий день уезжает лечиться на две недели, в доказательство необходимости лечения адвокат Яндиева предъявила… билет то ли на самолет, то ли на поезд. Никаких медицинских документов адвокат не представила.

Судья Аушева спросила мнение всех заинтересованных сторон и отложила слушания дела на неопределенное время.

Правозащитный центр «Мемориал» и Комитет «Гражданское содействие» намерены пристально следить за этим знаковым для Северного Кавказа делом. Мы не «жаждем крови» обвиняемых (такая фраза была брошена нам кем-то в суде), но мы убеждены, что если виновные в пытках не будут наказаны, прольется еще много  крови их невинных жертв.

Светлана Ганнушкина, РИ
Read more
×
Scroll Up