«Выдворить человека нельзя ни в одну область Украины». Как адвокаты защищают украинцев в депортационных центрах

Sorry, this entry is only available in Russian.

Какие аргументы используют адвокаты при защите граждан Украины, которые оказались в Центрах временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) и в каком российском городе суды соблюдают права человека.

Что такое ЦВСИГ и как там живется в заточении

Центры временного содержания иностранных граждан (далее – ЦВСИГ) – это подведомственные МВД учреждения, куда помещают иностранцев и лиц без гражданства, имеющих проблемы с миграционным законодательством: например, если у него просрочена виза, а продлить ее возможности нет. В Москве самый известный – в Сахарово.

Условия – почти тюремные: мобильные телефоны забирают, душ – раз в неделю, прогулки по расписанию, охрана. Люди могут содержаться здесь месяцами и годами, хотя по закону максимум пребывания в ЦВСИГ – два года: таков срок давности административного наказания (ст 31.9 КоАП).

Что такое ЦВСИГ?

Один из заявителей Комитета «Гражданское содействие» оказался в Сахарово еще в 2021 году и провел там девять месяцев, прежде чем соседи по помещению посоветовали ему обратиться к адвокату Комитета. Эта история закончилась хорошо, мужчину удалось освободить. Но сотни украинцев до сих пор остаются в российских ЦВСИГ, хотя выслать их на родину, где идут боевые действия, невозможно. Получается, что люди лишены свободы не для депортации, которая невозможна, а просто так.

СВО и коронавирус: главные аргументы защиты  

Угроза для жизни на родине – вот основной аргумент юристов при защите граждан Украины, которым грозит помещение в ЦВСИг или которые уже там оказались. Человек не может вернуться домой, потому что на территории страны его гражданства проходит «специальная военная операция» (далее – СВО), объясняют юристы Сети «Миграция и право» Центра защиты прав человека. Следовательно, выдворить или депортировать его нельзя. 

В первые дни СВО, пока в России 4 марта 2022 года не вступил в силу закон «О дискредитации вооруженных сил РФ», юристы, доказывая невозможность возвращения в Украину, в своих заявлениях ссылались на разные источники: новости Минобороны РФ и Управления верховного комиссара по правам человека ООН (УВКБ ООН), украинские и международные информационные ресурсы.

«Сейчас рекомендуем ссылаться на более применяемые в России источники. Мы продолжаем ссылаться на статистику УВКБ ООН: по его данным, с 24 февраля по 2 октября 2022 года в Украине зафиксировано 15 246 пострадавших мирных жителей, из них 6 114 убитых и 9 132 раненых. Эти цифры показывают, что выдворить человека нельзя ни в одну область страны в связи с угрозой для его жизни и здоровья», – говорит адвокат Cети «Миграция и право» Центра защиты прав человека Ольга Цейтлина.

Еще один аргумент при защите иностранных граждан в РФ, не такой очевидный, – коронавирусные ограничения. Адвокат сети «Миграция и право» Ирина Соколова напоминает, что транспортное сообщение между Россией и Украиной было закрыто до 20.05.2022, при этом в ЦВСИГ есть граждане Украины, которые оказались там до этой даты – значит, выехать из России домой они не могли по объективным причинам.

В июне, впрочем, пункты пропуска через государственную границу России и Украины снова закрыли, но на коронавирусные ограничения, считают адвокаты, можно ссылаться, оспаривая помещение человека в ЦВСИГ, если он оказался там, когда ограничения еще действовали – то есть до 20 мая. 

Соколова рассказывает историю защиты троих граждан Сирии, где она в качестве аргумента использовала Указ президента от 15.05.2021 – в нем как раз говорится, что Правительство РФ должно утвердить список иностранных государств и дату, когда Россия откроет с ними транспортное сообщение. 

«Первый мой аргумент был – в Сирии продолжается вооруженный конфликт, и Европейский суд выносил постановление, что возвращение граждан в Сирию пока невозможно. Второй – Указ президента от 15.06.2021. Суды первой инстанции оба аргумента проигнорировали, но второй кассационный суд отреагировал на доводы защиты», – рассказывает Соколова.

Адвокат подавала жалобы по трем гражданам Сирии, которые были переданы трем разным судьям. Двое судей прекратили производство, один – оставил решение без изменений. Соколова обратилась в Верховный суд, поставив вопрос о единстве судебной практики.

Еще при защите иностранных граждан адвокаты и даже суды продолжают ссылаться на Европейскую Конвенцию о защите прав человека, хотя 16 сентября Россия из нее вышла. В частности, как аргумент используют ст. 3: «Никто не должен подвергаться пыткам или бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию».

Что говорят суды

Единой судебной практики по вопросу выдворения и депортации граждан Украины из России пока нет: часто суды трактуют один и тот же аргумент противоположным образом. 

Например, аргумент «продолжительность СВО неизвестна» одни считают поводом освободить человека, другие, напротив, – оставить в ЦВСИГ на неопределенный срок, что безусловно является нарушением права на свободу.

Часто, освобождая людей из ЦВСИГ, суды указывают, что «предприняты исчерпывающие меры, направленные на оформление документов» со ссылкой, что получить их невозможно, так как дипломатические отношения между Россией и Украиной прерваны. При этом известны случаи, когда суд заявлял, что «СВО не делает невозможным получение документов».

Адвокатам известны случаи, когда человека не выпускали из ЦВСИГ дольше шести месяцев: суд отвечал, что «невозможно приобрести авиабилеты» в Украину, и оставлял человека в заточении.

Сколько человек проведет в ЦВСИГ – неизвестно: суд может неоднократно продлевать срок его содержания – каждый раз на 90 дней, и так до года или полутора лет, объясняет Ольга Цейтлина. 

Часто суды даже не упоминают, что человек уже провел в ЦВСИГ 90 суток, продлевая срок на новые 90 суток. Одному человеку Тюменский суд 12 мая продлил срок до 2 октября – сразу на пять месяцев. Юристам известны случаи, когда люди проводили в заключении в ЦВСИГ больше двух лет.

Дополнительная проблема – суды затягивают сроки рассмотрения заявления о прекращении исполнительного производства. По закону у них есть на это сутки, но в разных регионах и даже судах одного региона скорость разная. Ольга Цейтлина говорит, что в Санкт-Петербурге, например, некоторые суды рассматривали заявление за сутки, другие – несколько месяцев.

Одни из самых прогрессивных судов, отмечают адвокаты, – в Тамбове. Там уже есть несколько решений, когда суд отказывался помещать человека в ЦВСИГ, прямо ссылаясь на проведение СВО.

Городищенский районный суд Пензенской области тоже отказался помещать человека в ЦВСИГ: посчитал это нецелесообразным, потому что депортация на территорию Украины сейчас невозможна, а помещение в ЦВСИГ нарушит права человека. Прокурор поддержал эту позицию, и человек остался на свободе.

Адвокаты сети «Миграция и право» сходятся во мнении: нужно  обращаться в суды и планомерно формировать положительную судебную практику, основанную на праве на свободу и риске для жизни при принудительном возвращении в Украину. 

Текст написан по материалам круглого стола «Выдворение и депортация граждан Украины из ЦВСИГ. Механизмы и основания освобождения», который состоялся на семинаре Сети «Миграция и право» Центра защиты прав человека 27-28 октября в Москве.

ЦВСИГ в Санкт-Петербурге. Фото с сайта ombudsmanspb.ru

Read more
×