15 лет за убийство, которого не совершал

Sorry, this entry is only available in Russian.

Ильяса Дашаева, уже отсидевшего 18 лет в ИК-1 Челябинской области, пытаются обвинить в новом преступлении, которого он не совершал. Об этом Комитету «Гражданское содействие» рассказала супруга Дашаева, она обратилась в «Гражданское содействие» с просьбой защитить права ее мужа.

По словам жены Дашаева, его обвиняют в том, что он в составе группы других осужденных избил Евгения Кидинова, который позднее умер якобы от нанесенных увечий. Женщина уверена, что руководство исправительного учреждения пытается скрыть факт того, что в колонии распространялись наркотики, и представить смерть Кидинова так, будто это произошло в результате избиения.

После смерти Кидинова была проведена экспертиза, и первый эксперт, который непосредственно осматривал тело Кидинова, пришел к заключению, что осужденный скончался от отравления неизвестным наркотическим веществом. Эксперт отметил, что на теле Кидинова были синяки и ссадины, у него было сломано ребро, но подчеркнул в своем заключении, что они не являются причиной смерти. В дальнейшем по инициативе руководства колонии было проведено еще 4 экспертизы, где основной фокус уже был на следах побоев на теле Кидинова.

Кидинов скончался в ноябре 2018 года, однако обвинение Дашаеву предъявили лишь в июне 2019 года. Статья 111 ч.4 (Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего). Всего обвиняется 10 человек.

По мнению жены Дашаева, руководство исправительного учреждения пытается скрыть факт того, что в колонии распространялись наркотики, и представить смерть Кидинова так, будто это произошло в результате избиения.

Обвинение строится на показаниях двух свидетелей – осужденных И.В. Кумпан и А.А. Воронцова. По словам жены Дашаева, у них были неприязненные отношения с ее мужем. Кумпан и Воронцов занимались торговлей наркотических средств в ИК-1. Дашаев был против наркотиков в колонии и всячески этому препятствовал.

Изначально Кумпан и Воронцов в своих показаниях утверждали, что Дашаев покинул место своего нахождения (комнату досуга 5 отряда) и вместе с другими осужденными избил Кидинова. После ходатайств Ильяса Дашаева удалось добиться приобщения видеоматериала с камер видеонаблюдения в ИК-1 к уголовному делу. На записи видно, что Кидинов заходит в помещение, где находился Дашаев, и спустя некоторое время выходит оттуда, как отмечает супруга Дашаева, “на своих ногах, бодрой походкой”. Кидинов скончался спустя 4 часа.

После приобщения видеоматериала с камер видеонаблюдения осужденные Кумпан и Воронцов изменили свои показания и стали утверждать, что Дашаев избил Кидинова непосредственно в комнате досуга. Смена показаний двумя основными свидетелями не смущает следствие.

В ходе судебного заседания Дашаев заявил ходатайство об отводе судьи из-за того, что судья начал отказывать подсудимому (Дашаеву) в праве задавать вопросы свидетелю. Судья просто снял вопрос, который даже не был озвучен подсудимым. В удовлетворении ходатайства об отводе судьи было отказано.

По словам координатора программы помощи Комитета «Защита прав жителей Северного Кавказа в тюрьмах» Оюба Титиева, «ситуация с запугиванием свидетелей – довольно частый прием, используемый следователями при фабрикации уголовных дел. И, как и в случае Дашаева, часто именно вывозят в другую колонию для запугивания с целью дачи ложных показаний. Аналогичная ситуация сложилась в Иркутске по делу Хумайда Хайдаева: свидетелей под пытками заставили дать показания против Хайдаева. В деле другого нашего подзащитного – Махарби Тосуева – свидетель, который был осужден в 2005-2006 годах  дал показания против Тосуева только недавно, как мы полагаем, также под давлением и пытками».

«Другая проблема, – отмечает Оюб Титиев, – засекреченные свидетели в уголовном деле. Их никто не видит, неизвестно, кто они, в суде зачитываются их показания, который суд берет за основу. Суд «проглатывает» эти показания, которые часто использует ФСБ при фабрикации уголовных дел, и осужденным добавляют новые большие сроки. Это проблема не только Дашаева, это проблема всей системы».

Как происходила фальсификация показаний по делу Дашаева:

1. Один из свидетелей по данном делу – осужденный Ильхам Абдулаев. В своих показаниях он заявил, что никто из находящихся в комнате досуга 5 отряда, где были Дашаев, Абдулаев, Кидинов, Кумпан, Воронцов  и другие осужденные, физически не трогал Кидинова. Кроме ругательств и общения на повышения голоса на осужденного Кидинова, Абдулаев ничего не видел. Он также заявил, что Дашаев не отдавал приказ избивать Кидинова.

После дачи показаний следователь О.В. Солдатов навестил Абдулаева и передал бумаги, попросив его поставить свою подпись. Солдатов объяснил, что в документе дополнительные показания к тем, который Абдулаев давал ранее. Так как показания не были записаны с его слов, а были напечатаны, Абдулаев решил их зачитать. В документе было сказано, что Абдулаев слышал, как Ильяс Дашаев отдавал приказ избивать Кидинова.

Абдулаев отказался подписывать эти показания, вместо этого он написал заявление в Генпрокуратуру РФ по факту фальсификации его показаний, но сотрудники ИК-1 не отправили это заявление. В июле 2019 года Абдулаев написал аналогичное заявление и отправил его через своего адвоката. Сам Абдулаев записал видеобращение (оно есть в распоряжении комитета), в котором он обращается к Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке, рассказывая как следователь Солдатов сфальсифицировал показания Абдулаева по делу Дашаева и попытался вовлечь в это дело Абдулаева.

2. Двух свидетелей И.В. Кумпан и А.А. Воронцова после смерти Кидинова перевели в  ИК-25, где отбывают наказание бывшие сотрудники исправительных учреждений. Там под давлением от них добились дачи нужных следствию показаний. Осенью 2019 года Илья Кумпан освободился из исправительного учреждения. Он обратился в суд по факту принуждения дачи ложных показаний.

Следователь Солдатов в протоколе допросе И.В. Кумпан от 15 января 2019 года указывает, что допрос проводится в СИЗО-1 Челябинска. Но в это время осужденный Кумпан отбывал наказание в ИК-25 г. Златоуст Челябинской области. После освобождения из исправительного учреждения Кумпан отправил запрос на имя начальника ИК-25 Челябинской области.

В ответ на запрос Ильи Кумпана  поступил ответ (имеется в распоряжении комитета), что в период  с 07.12.2018 по 22.01.2019 осужденный И.В. Кумпан действительно отбывал наказание в ФКУ ИК-25 ГУФСИН России по Челябинской области. Таким образом, непонятно как следователь Солдатов допросил Кумпана в СИЗО-1 в отсутствие осужденного Кумпана.

3. Следователь М.С. Зарубежнов провел допрос ряда осужденных в ИК-1, в числе которых был Рустам Дихконов. Следователь пригрозил Дихконову переводом в ИК-25 в случае, если он откажется от дачи нужных следствию показаний. В показаниях он утверждает, что видел, как Ильяс Дашаев в числе других осужденных избивал осужденного Кидинова. В деле Дихконов выступил в качестве засекреченного свидетеля под именем О.П. Тверской.

Параллельно с этим следователь Зарубежнов составляет протокол допроса Рустама Дихконова, в котором осужденный от своего имени заявляет, что «ничего не видел и не может ничего сказать по существу дела».

Следует отметить, что заключения экспертов имеют ряд противоречий между собой, а также не соответствуют показаниям свидетелей.

Так, согласно одному из заключений свидетели отмечали отсутствие ударов в голову потерпевшего, тогда как в другом заключении отмечается, что удары наносились, в том числе в голову потерпевшего.

В другом заключении согласно показаниям свидетелей отмечено, что Кидинову наносились множественные удары, в том числе в области живота. При этом при экспертизе трупа не обнаружено ни повреждений внутренних органов , ни наружных повреждений в области живота . К тому же описанная поза Кидинова – лежа на левом боку, свернувшись калачиком, делает нанесение ударов в живот, на которые указывают свидетели,  недоступными.

Ильяс Дашаев был осужден в 2007 году Верховным судом Чеченской республики по статьям 209 ч 2 , 105 ч 2 , 163 ч 3 и приговорен к 22 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима.  

Супруга Дашаева написала заявления в Следственный комитет РФ, Генпрокуратуру РФ. Все обращения перенаправляются в СК РФ по Челябинской области. Оттуда приходит одна и та же отписка «ведется расследование». 

В данный момент дело рассматривается в суде Копейского городского суда Челябинской области. Суд был назначен на 3 марта 2021 года, но перенесен на 5 апреля 2021 г.

Интервью жены Дашаева:
https://youtu.be/KJAod1i7d9A
https://youtu.be/EhF3XPTDiZk

Read more
×
Scroll Up