Это мой город: беженка из Йемена Ясмин Мохамед

Sorry, this entry is only available in Russian.

О первых впечатлениях от большого города, испуге от праздничного салюта, мечте подняться на Останкинскую башню и о том, почему в России лучше, чем в Йемене.

Это мой город: беженка из Йемена Ясмин Мохамед

Я родилась…

В городе Сана в Йемене. Это небольшой город, но там много людей, домов и машин. Мне не нравилось там жить, некуда было сходить погулять, только учеба и дом. И друзей было мало, мы с братом отличались от остальных — у наших родителей вьетнамско-арабские корни.

Сейчас я живу…

В Москве на ВДНХ. Пять лет назад мы с родителями и братом прилетели в Москву на самолете МЧС России. (В 2015 году самолет МЧС отправился в Йемен с гуманитарным грузом, а вернулся в Москву с сотнями беженцев на борту. — «Москвич Mag».) Это был апрель, конец зимы, было очень холодно. Мы не знали, что может быть так холодно. Из аэропорта нас сразу повезли в посольство Йемена на «Парке культуры», там мы жили два месяца. Москва не такая, как Сана: люди другие, кругом высокие дома — большой город. Дома было скучно, делать нечего, а тут все незнакомое, интересное.

Когда я жила на «Парке культуры», очень много гуляла. Каждые два-три дня мы с братом пешком ходили до Красной площади. Нам сказали, что это главное место для Москвы и России. Помню, 9 мая там был праздник, самолеты в небе летали. Тогда же я в первый раз узнала, что такое салют. Звук был похож на тот, который я слышала в Йемене во время войны. Всю ночь не могла заснуть, ужасно боялась. Думала, что они за нами оттуда [из Йемена] прилетели. Утром спросила у людей, что это был за шум ночью. Мне сказали, что праздник. А я: «Здесь так празднуют?!» Сейчас я очень люблю фейерверки, каждый год с друзьями на ВДНХ смотрю.

Гулять в Москве…

Я очень люблю парки в Москве, особенно рядом с рекой. Они все разные и красивые. Я много где была: парк Горького, «Музеон», ВДНХ, Коломенское, парк Победы. Каждый раз ищу новые парки, куда можно с мамой съездить погулять и пофотографироваться.

Мой любимый район…

ВДНХ. Мы уже четыре года живем в этом районе. Летом там красиво, везде цветы, фаер-шоу, играет музыка.

Мой нелюбимый район…

Мне нравятся все районы в Москве. Не люблю ездить в миграционный центр в Сахарово (Троицкий административный округ Москвы. — «Москвич Mag»), но надо. У нас есть временное убежище в России, сейчас мы с родителями подаем на разрешение на временное проживание (РВП): за два месяца я была в Сахарово уже 7–8 раз. Каждый раз разные сотрудники находят разные ошибки. В один день указывают на одно, в другой — на другое. Если начать объяснять, они отвечают: «Делай так, как я хочу». Я не знаю уже, кого из них слушать.

Когда занимаюсь документами, в день получается 4–5 поездок на метро: дом — метро — автобус — Сахарово — автобус — метро — «Гражданское содействие» — метро — дом. Обычно я выхожу из дома в 5.30, еду от «ВДНХ» до конечной станции «Новоясеневская», потом пересаживаюсь и еду до «Лесопарковой». Там жду автобуса до Сахарово: в одну сторону ехать 54 минуты, если без пробок. Туда приезжаю в 8.30, а выхожу уже после обеда. Но это еще ничего. В прошлом году в декабре я ездила туда подавать заявление на квоту на РВП. Очередь была не в здании, а на улице, было очень-очень холодно. Стояла с восьми утра до трех часов дня на улице в мороз.

В московских ресторанах…

Обычно мы готовим дома, а на улице покупаем только что-то дешевое и быстрое — в «Макдоналдсе» и KFC. Иногда захожу во вьетнамское кафе поесть суп фо бо, дома его долго готовить. В парке Горького, например, есть кафе «Бо». Когда я в первый раз увидела вьетнамское кафе в Москве, очень удивилась, а сейчас они повсюду, даже в «Сити» есть.

Место в Москве, куда давно хотела попасть, но пока не удалось…

Мне очень нравится Останкинская башня. Хотела один раз туда попасть, но мне сказали, что нужно заплатить много денег. Вообще я очень боюсь высоты, но все равно хочу подняться на Останкинскую башню. Когда я чего-то сильно боюсь, наоборот, еще больше этого хочу. Я знаю, что если это сделаю, то уже больше не буду бояться. Поэтому надо пробовать то, чего боишься.

Москвичи отличаются от йеменцев…

У моих родителей вьетнамско-арабские корни. Когда мы с мамой ходили по улицам в Йемене, люди показывали на нас пальцами и говорили плохие слова, называли меня китаянкой… Когда слышали, как я с мамой говорила по-вьетнамски, повторяли за мной, передразнивали. Они нам мешали спокойно ходить по городу, поэтому я с ними всегда ругалась. А в Москве мне никто ничего не говорит: гуляю где хочу, делаю что и как хочу. В России люди лучше, чем в Йемене.

Я в Москве уже пять лет, за это время изменилось…

Для меня Москва не изменилась. Хотя на ВДНХ стало красиво после реконструкции. Раньше там был парк аттракционов. Я часто приходила туда, смотрела, как люди катаются на разных каруселях и колесе обозрения. Просто смотрела, у нас тогда не было денег. Сейчас я работаю в магазине и могла бы за себя заплатить, но аттракционов уже нет.

Хочу изменить в Москве…

Менять ничего не хочу. Пусть так она стоит.

Мне не хватает в Москве…

Хочу хорошую работу и свой дом. На самом деле в Москве мне всего хватает. Сейчас у меня есть даже больше, чем раньше. В Йемене жизнь была тяжелая. Я мечтаю идеально выучить русский, поступить в университет и стать переводчиком с вьетнамского и арабского. Хочу жить в Москве.

Если не Москва, то…

Санкт-Петербург. По телевизору видела, что там очень красиво. Если в другой стране, то Сеул. Я смотрю много корейских сериалов. Люди там очень красивые.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Сейчас только дом, работа и Сахарово. И еще на проспекте Мира: два года каждый вторник и четверг мы с братом ходили на курсы русского языка в «Гражданском содействии». На этих курсах у меня появились друзья, с которыми мы до сих пор общаемся.

В Новый год планирую…

Обычно мы празднуем Новый год с друзьями. Готовим еду у кого-нибудь дома и сидим до утра. Иногда ходим в караоке, песни поем. В этом году хочу в первый раз встретить Новый год на Красной площади, посмотреть фейерверки. В прошлом году мы ждали салюта на ВДНХ, но его так и не было.

Интервью опубликовано в «Москвич Mag»

 

Read more
Hooray! We have collected 106 500 rubles
Нападение в «Магните»: продавец избила покупательницу

This money cured the victim at the hands of an employee of “Magnit” corporation. We ask you to support migrants and refugees so that we can respond in time and save the lives of families.

We spend 100% of your money on helping those in need

×
Scroll Up