«Дом — это не только место, где ты родился». Четыре истории об опыте миграции

Sorry, this entry is only available in Russian.

В России мигрантами обычно называют иностранцев, которые приезжают в столицу на работу. Но причины для переезда могут быть самыми разными. И процесс миграции происходит как из одной страны в другую, так и внутри государства. Кажется, что это совершенно разные ситуации, но на самом деле у людей, которые решаются изменить свою жизнь и двигаться вперед, очень много общего. Молодые люди уезжают из маленьких городов в мегаполисы в поисках новых возможностей. Они ищут не только лучшей жизни, но и себя.

Мы поговорили с россиянками и иностранками, которые переехали в Москву и Санкт-Петербург, о том, как они на это решились, с какими трудностями столкнулись и об их планах на будущее.

«Дом — это не только место, где ты родился». Четыре истории об опыте миграции

«Денег было максимум на воду»

Настя из Челябинска в 2014 году окончила школу, поступила в вуз и начала подрабатывать. Жила на окраине города, с очистительных сооружений постоянно доносилась вонь, а небо утром бывало зеленого или розового цвета. «Экология в Челябинске ужасная. Если там жить всю жизнь, можно заработать необратимые изменения в легких», — говорит Настя. В родном городе Насте было одиноко, не было друзей, которые разделяли бы ее интересы, с такими людьми она познакомилась в интернете.

«Я заработала немного денег и полетела в Москву, это была моя первая поездка куда-либо, потому что я из довольно бедной семьи и мы никогда не путешествовали, — вспоминает Настя. — Когда я возвращалась, мне было очень грустно, ехала из аэропорта и рыдала».

После поездки в Москву Настя ушла из вуза, ей подвернулась подработка на выставке индийских товаров, которая курсировала по России. Начальству ее работа понравилась и ей предложили поехать с выставкой в Омск. Настя говорит: «Когда отработала там, начальник спросил, куда покупать обратный билет, я написала своим московским друзьям и попросила билет в Москву. У меня было 10-12 тысяч. Казалось, меня ждет хорошая жизнь».

Насте было 19 лет, когда она переехала в Москву. Некоторое время девушка жила у друзей, родители не могли ей помогать, поэтому крутилась сама. Первая работа была у отца новой подруги, Настя работала курьером и помощником юриста, жила у них же на квартире.

«Я получала копейки, но было более-менее постоянное жилье. Следующие два года таскалась по впискам, был миллиард работ, я влилась в концертную тусовку, помогала организовывать, сидела на входе с билетами, сменила мест десять в плане подработок, работала в магазине одежды, постоянно гоняла курьером, последние два года работала в баре», — вспоминает Настя.

Был случай, когда девушка осталась на улице, денег не было даже на проезд, пришлось ночевать в парке Горького. «Просидела на рампах для скейтеров всю ночь, держала телефон и думала, что делать дальше. Денег было максимум на воду. Я написала всем, кого знаю, и к утру мне ответил какой-то друг. Случаев, когда приходилось ночевать на улице, было один или два, и это для меня памятные даты, но я всегда находила, куда пойти, — говорит Настя. — Нужно не чураться никакой работы, не бояться обрастать связями, пользоваться группами “Отдам даром” и инициативами активистов по раздаче еды, тогда в городе не пропадешь, можно выкрутиться».

Сейчас Настя занимается СММ в крупном СМИ, в Челябинск она почти не приезжает и хочет увезти оттуда своего отца.

«Я наконец почувствовала себя как дома»

Гульнаре 24 года. Она из города Нукус в Узбекистане. Пять лет назад она поступила на бюджет в РУДН и переехала в Москву. Сейчас она учится уже на втором курсе магистратуры по специальности энергомашиностроение. Для Гульнары сложнее всего было привыкнуть к ритму жизни в большом городе.

«В моем городе все будто замерло в полуденном сне, все события разворачиваются неспешно и предсказуемо. А в Москве же все меняется быстро, много разных событий, куда хочется успевать, участвовать, пробовать, — говорит Гульнара. — Наверное, как и многие, я полюбила Москву не сразу, а постепенно, как узнавала ее, находила себя в этом большом городе».

С дискриминацией девушка сталкивалась неоднократно. Слышала фразы “Россия не резиновая”, “Приезжим пора бы разъехаться по домам” и прочее.

«Дом — это не только место, где ты родился». Четыре истории об опыте миграции
Мифы о мигрантах

«Это были совершенно мне незнакомые люди, бабушка в очереди в супермаркете или попутчик в метро. Одна такая фраза может испортить весь день, ведь начинаешь осознавать, что ты всегда здесь “не свой”, — говорит Гульнара. — Я в таких случаях стала отвечать, что я россиянка. Мне кажется, так я заставляю людей задуматься о том, что Россия — многонациональная страна, где проживает сотни народностей, которые носят тот же паспорт, что и вы, ходят на выборы и называют Россию домом».

Работать Гульнара начала с первого курса, сначала работала репетитором английского языка, сейчас работает в небольшой компании в сфере логистики.

«Могу сказать без сожаления, что по дому я не скучаю. Не потому что не скучаю по родным и воспоминаниям, а потому что я наконец почувствовала себя как дома. Это не только место, где ты родился, но и где ты чувствуешь себя в полной гармонии, а в Москве я себя так чувствую. Я могу с уверенностью сказать, что не собираюсь возвращаться в ближайшие несколько лет».

«Надо двигаться дальше»

Влада работала поваром в Ростове-на-Дону и за последние три года успела переехать внутри России три раза. Первый переезд был в 2017 году, Влада решила последовать в Санкт-Петербург за тогдашней девушкой. Отношения вскоре разладились, но планы Влада менять не стала.

«Мне стало тесно и душно в Ростове. Я уже бывала в Питере, видела этот размах, красоту и перспективы и решила ехать, — рассказывает Влада. — Мой друг переехал буквально за несколько месяцев до меня. Мы решили снимать квартиру вместе. Работу я нашла в поезде, написав в инстаграм человеку, который работает в сфере общепита, как мне казалось, он мог что-то мне подсказать, и мне сразу же поступило предложение о работе».

Скучать по дому она начала тоже в поезде, на первой станции, на которой вышла покурить. Владе тогда было 20 лет, и это был первый опыт самостоятельной жизни вдали от родителей, совмещать работу поваром и новый быт было трудно, но думать об усталости просто не было времени. В 2018 году у Влады появились серьезные отношения с новой девушкой, Сашей, и пара решила переехать в Краснодар, где Владе предложили работу в одном из лучших ресторанов России.

«Какое-то время мы развивалась там, но потом приняли решение, что в Краснодаре наши амбиции реализовать нереально и надо двигаться дальше», — рассказывает девушка. Так пара оказалась в Москве. Жили у друзей, долго не могли найти постоянное съемное жилье, Саша училась программированию на ускоренном интенсивном курсе, а Влада работала барменом.

«Переезд в Москву был самым сложным из-за неопределенности и бешеного режима, мы не виделись и тратили очень много сил. Потом было много разных трагических событий в моей семье, я уволилась с работы, начала учиться в IT, совершенно новой для себя сфере, это все морально давило», — рассказывает Влада. Но в Москве девушки могли держаться за руки и не бояться негативной реакции прохожих, как это было в Краснодаре. Саша нашла работу сразу после окончания курсов, Влада устроилась через полгода. «Но начался карантин, и мы до сих пор не прочувствовали, что у нас все получилось и мы молодцы», — говорит Влада.

«Я больше года не видела сына»

Айзат родом из Кыргызстана. В Москву ее привез муж в 2017 году. У него были проблемы с алкоголем, и девушка надеялась, если они оторвутся от его семьи и ему придется брать на себя больше ответственности, он бросит пить. Но переезд не помог, и через четыре месяца Айзат развелась с мужем.

Девушка осталась совсем одна в большом городе, работала в суши-магазине по 14 часов, тратила на дорогу три часа, а деньги ей в итоге не заплатили — зарплату и моральную компенсацию удалось получить через год судебных разбирательств. После суши-магазина Айзат устроилась в продуктовый магазин, где работала по 15 часов. Сейчас она работает оператором колл-центра и получает 40 тысяч рублей в месяц. И все это при том, что у Айзат диплом по международным отношениям.

«В Кыргызстане зарплата мизерная, по своей профессии я буду получать примерно 8 тысяч сомов (по нынешнему курсу это 7 190 рублей. — Прим. “Гражданское содействие”), а аренда жилья будет стоить как минимум 5 тысяч, ни на ребенка, ни на себя не будет хватать. Родители живут далеко от Бишкека. Я решила поработать в Москве, накопить и купить жилье, но у меня пока не получается, потому что я помогаю родителям, они смотрят за моим ребенком, — говорит Айзат. — Мне не на кого надеяться, нет права сдаваться, ради сына я должна жить и находить силы идти дальше».

Айзат живет в двухкомнатной съемной квартире с четырьмя другими иностранцами. Первые два года ей было очень трудно прийти в себя и она обращалась к психологу «Гражданского содействия». Девушка рассказала, что часто сталкивается с дискриминацией по национальному признаку.

«Дом — это не только место, где ты родился». Четыре истории об опыте миграции
Как вернуть долг по зарплате?

«Был такой случай, когда я продавала выпечку, пришла женщина, заказала еду и попросила подогреть, потом сказала, что не нужно. Когда я ей подала холодное, она начала на меня кричать: “Почему не подогрела? Нужно думать головой! Приехали из своего аула, строят из себя, забирают нашу работу, едят нашу еду. Не забывайте, что вы за наш счет живете”, — вспоминает Айзат. — Чаще всего можно услышать, как в метро говорят: “Приехала из своего аула, сидит у нас в метро”. Говорят друг другу, но все слышно и неприятно. Я думаю, так думают и говорят недалекие люди, зачем спускаться до их уровня и что-то им объяснять? Я вообще стараюсь не конфликтовать».

На свою квартиру на окраине Бишкека нужно примерно полтора миллиона рублей, говорит Айзат, копить придется очень долго, но другого выхода нет, потому что в Кыргызстане столько она не заработает.

«Я больше года не видела сына, обычно езжу раз в год, сейчас из-за пандемии рискованно выезжать, могут не впустить обратно, к тому же билеты очень дорогие, — говорит Айзат. — Мы созваниваемся каждый день. Очень скучаю по сыну. Когда я уезжала, ему было три года, сейчас он уже в первом классе. Конечно, я бы хотела видеть, как он пошел в первый класс, как он растет. Он у меня очень смышленый, все понимает, ждет, когда у нас будет свой уголок, спрашивает меня, сколько я накопила денег, сколько еще осталось. Очень тяжело ему отвечать на эти вопросы. Я даже не знаю, когда я уже приеду насовсем».

 

С героинями беседовала Виктория Ли

Read more
Hooray! We have collected 106 500 rubles
Нападение в «Магните»: продавец избила покупательницу

This money cured the victim at the hands of an employee of “Magnit” corporation. We ask you to support migrants and refugees so that we can respond in time and save the lives of families.

We spend 100% of your money on helping those in need

×
Scroll Up