От агентов слышу! Заявление Льва Пономарева

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Наша благотворительная организация «Гражданское содействие» полностью поддерживает все, сказанное Львом Александровичем Пономаревым в его заявлении (ниже). Мы считаем, что включение в реестр физических лиц – иностранных агентов Льва Пономарева возмутительно и абсурдно, как и собственно создание этого и ему подобных реестров. Такие действия власти направлены на уничтожение гражданского общества России, а в итоге и самого Российского государства, поскольку современное государство не может существовать и развиваться, не основываясь на принципах демократии и прав человека.

Заявление Льва Пономарева:

«ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ СОЗДАНО И РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА». Таким абзацем Роскомнадзор обязывает меня предварять любую мою публикацию. Размер шрифта, чтобы вы понимали, тоже определен в приказе Роскомнадзора. Оцените!

Чем глубже Россия погружается в кризис, тем громче звучит антидемократическая риторика власти, уже открыто демонстрирующей свою тоталитарную природу. Права и свободы, сменяемость власти – это все, по их мнению, «западные ценности», чуждые россиянам, «угроза национальному суверенитету», а те, кто их в России отстаивает, – предатели, враги народа, иностранные агенты. И это не просто риторика – это политика, подкрепляемая законами и репрессиями.

Но демократическое правовое государство – это слова, записанные в Конституции России. Права человека и свободы закреплены в ней и сохранились даже после путинских поправок. Со стороны власти слова про «чуждые западные ценности» – это ложь, а отказ от базовых принципов – это преступление, называемое государственным переворотом.

Я правозащитник, и суть моей работы – отстаивание прав любого российского гражданина, если они каким-либо образом нарушаются государством. Это не насаждение неких чуждых русскому человеку ценностей и не действия в интересах врагов России, в чем нас обвиняют, приклеивая ярлык иноагента. Наоборот, правозащитники в России, как и в других европейских странах, исходят из интересов своих сограждан и основываются на Декларации прав человека, поддержанной в том числе Россией. Напомню первые слова клятвы президента при вступлении в должность: «Клянусь при осуществлении полномочий президента Российской Федерации уважать и охранять права и свободы человека и гражданина…»

Такова моя работа на сегодняшний день, и такой она была последние 30 лет. Если хотите, это мое призвание. Я никогда не работал на иностранные правительства и корпорации, не продвигал чужие интересы в ущерб народу России. Я никогда не был никаким «иностранным агентом» в общеупотребимом и даже юридическом смысле и воспринимаю такой ярлык как личное оскорбление. Моя цель – цивилизованная демократическая Россия, успешная, безопасная и комфортная для жизни и самореализации каждого гражданина страна. И я верю, что она будет такой. В моем представлении те, кто считает, что это недостижимо для русских людей, как раз и являются русофобами и агентами врагов России, не желающими своей стране благополучия и процветания. Так что от агентов слышу!

У правозащитных организаций в России были разные периоды. В 90-е годы, когда в стране не было денег, они совершенно беспрепятственно получали гранты от международных фондов, и это ни у кого не вызывало ни удивления, ни протеста. Точно так же из-за рубежа поддерживались и наука, и искусство. Позже многие правозащитники перешли на отечественное финансирование. Я, например, в течение 8 лет получал президентские гранты на две организации. Но затем произошел перелом, который связан с изменением политической ситуации в стране.

До какого-то момента сохранялась иллюзия, что деятельность правозащитников полезна власти, поскольку помогает устранить нарушения в области прав человека. Но с тех пор, как власть фактически перешла в руки силовиков, которые вытирают ноги о конституцию и права человека, правозащитники попали в опалу. Началась открытая конфронтация. На какие отечественные гранты мы можем теперь рассчитывать?

В европейских странах правозащитников, как правило, поддерживает бизнес. Это обусловлено уважением к правам человека и признанием пользы правозащитников для борьбы с злоупотреблениями властей. Но только не в России. В нашей стране бизнес трепещет перед всемогущими силовыми структурами и готов служить им, а не обществу.

Сейчас ни одна из наиболее деятельных правозащитных организаций не может рассчитывать ни на правительственные гранты, ни на поддержку бизнеса и вынуждена обращаться в международные фонды. В преддверие нового года президент подписал пакет наспех состряпанных репрессивных законов, в том числе о физических лицах – иноагентах. Так торопились их принять, как будто хотели ударно закончить високосный год, который и так принес стране много бед.

Формулировки нового документа настолько невразумительны и запутаны, что ни я, ни мои коллеги, ни даже профессиональные юристы не можем понять, каким образом его выполнять. А результатом его применения неизбежно станут трудности в работе, колоссальные штрафы и в конечном счете уголовное преследование правозащитников, журналистов и общественных активистов.

Все это укладывается в четкую преступную логику, далекую от защиты общественных интересов. В этом году предстоят выборы в Государственную Думу и в местные законодательные органы, и в интересах власти – убрать все, что может помешать сохранению контроля над парламентом со стороны «Единой России». Этим объясняются и покушение на жизнь Алексея Навального, и отстранение от политической жизни Юлии Галяминой, и попытка нейтрализовать наиболее активных правозащитников, блогеров и журналистов. Правозащитники не принимают непосредственного участия в выборах, но выступают за соблюдение закона, за честные и свободных выборы, публично критикуют власть, фиксируют нарушения и злоупотребления и участвуют в наблюдении на выборах.

Нас фактически уничтожают. Чтобы выжить, мы должны либо попытаться исполнять абсурдные требования нового комплекта законов, либо полностью отказаться от зарубежных грантов. Первое кажется невыполнимым, а второе зависит только от возможности найти источники финансирования в России.

Я благодарен всем, кто выразил мне поддержку и солидарность. Таких людей оказалось немало, а многие даже публично заявили о том, что готовы добровольно внести себя в список иностранных агентов, создать со мной вместе сообщество иностранных агентов. Это предложение дорогого стоит!

Но самый сложный и тревожный для меня вопрос – возможность продолжать работу. Решение этого вопроса зависит не только от моральной, но и от материальной поддержки граждан. Из опыта благотворительных фондов известно: их стабильное существование поддерживается не разовыми, а пусть и небольшими, но регулярными пожертвованиями. Если в России найдется несколько тысяч человек, готовых по подписке регулярно переводить в нашу организацию от 300 рублей в месяц, то эта проблема в моем случае будет решена. Когда тысячи людей становятся соучастниками правозащитной деятельности, это дает надежду на изменение ситуации в стране.

Власти правозащитники не нужны. Дальше неизбежно возникает вопрос: нужны ли мы гражданам?

P.S. В одном «почетном списке» со мной на сегодняшний день оказалось еще четверо человек, и нет никаких сомнений, что он будет пополняться. Обещаю, что мы объединим усилия, чтобы защищаться всеми доступными нам законными способами.

Оригинал заявления опубликован на сайте «Эха Москвы»

Read more
×
Scroll Up