Ничего не было, ничего не знаем

Sorry, this entry is only available in Russian.

Ничего не было, ничего не знаем…

16 марта в Басманном суде проходили слушанья гражданского дела по иску известного московского адвоката, заслуженного юриста РФ Абдуллы Майрбековича Хамзаева к Правительству России, Минфину и Минобороны о возмещении имущественного и морального вреда, причиненного в результате ракетно-бомбового удара, нанесенного 19 октября 1999 года бомбардировщиками российской военной авиации по жилым кварталам г. Урус-Мартан Чеченской Республики.
В результате бомбардировки 6 человек погибло, 16 – получило осколочные ранения различной тяжести, 20 домов разрушено до основания, 27 – получило повреждения различной степени.

Во время бомбардировки у А.М. Хамзаева был разрушен дом №24а по ул.Достоевского, принадлежавший ему на правах собственности, общей площадью 184,5 кв.м. Это событие дало возможность адвокату превратиться в истца и с помощью суда запросить документы, которые ему не удалось бы получить иным способом.

Полученные по запросам истца и судьи Карпушкиной документы представляют картину, достойную внимания.
Оказывается, в Чечне “все ракетно-бомбовые удары выполняются по целям, расположенным не ближе 2-3 км от населенных пунктов; это вызвано соблюдением мер безопасности. Начальник штаба Военно-воздушных сил РФ генерал-лейтенант Б.Чельцов. 16.11.2000.
При этом “объектами для авиационных ударов в ходе проведения контртерраристической операции назначаются только заранее выявленные цели: скопления боевиков, склады с вооружением, штабы, узлы связи и другие военные объекты. ВрИО начальника штаба Военно-воздушных сил РФ генерал-лейтенант А. Ионов и ВрИО Главнокомандующего Военно-воздушными силами РФ генерал-полковник В. Михайлов.
На запрос о событиях в Урус-Мартане 19 октября 1999 г. ответ таков: “Настоящим довожу до Вашего сведения, что по моему поручению проведена проверка информации в связи с якобы имевшим место 19 октября 1999 г. фактом нанесения ракетно-бомбового удара по жилым кварталам Урус-Мартана. Установлено, что армейская авиация 19 октября 1999 г. задачу по нанесению ракетно-бомбового удара по жилому массиву в районе Урус-Мартана не получала и удар не наносила.
…в период проведения контртеррористической операции сведений о скоплении боевиков, складирования вооружения, размещения боевой техники, штабов, узлов связи, бандформирований в жилом массиве Урус-Мартана, ограниченном улицами Достоевского, Маяковского и Больничной, в том числе и в доме №24а по ул.Достоевского не поступало. Объекты в указанном районе к огневому поражению не подавались. ВрИО командующего войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-лейтенант В. Булгаков, 23.11.2000.
Аналогичный отрицательный ответ на запрос о каких-либо распоряжениях о нанесении удара по указанным кварталам Урус-Мартана 5 декабря 2000 г. дает и генерал-полковник Манилов, Первый заместитель начальника Генерального штаба, по распоряжению которого была проведена “дополнительная тщательная и системная проверка”.
Таким образом, пять генералов Манилов, Ионов, Чельцов, Михайлов и Булгаков со всей ответственностью утверждают, что бомбового удара не только не было, но и быть не могло, поскольку на то не было никаких причин, и никто не давал приказа бомбить Урус-Мартан.

Однако, помощник военного прокурора в/ч №20102 капитан юстиции Ю.В. Милостивый придерживается иного мнения. 7 апреля 2000 года, отказывая в возбуждении уголовного дела, он сообщает, что “в результате точечных ракетно-бомбовых ударов были разрушены и повреждены жилые дома, в том числе на улицах Достоевского, Маяковского, Больничной и Первомайской.”
Не сомневается том, что событие имело место и старший военный прокурор Управления надзора за исполнением законов при расследовании преступлений Главной военной прокуратуры С.В. Боков, который в своем заключении констатирует, что “согласно выписки из журнала учета боевых действий штаба ОГВ(С). 19 и 29 октября 1999 г. фронтовой авиацией нанесены бомбовые удары по целям согласно установленным координатам.”
В то время как высшие чины генералитета утверждают, что Урус-Мартан 19 октября не бомбили, на месте также проводится проверка. Уже 21 июля 2000 года по ее результатам Прокуратурой Чеченской Республики возбуждается уголовное дело по ст.105, часть 2, пп. (а) и (е) (умышленное убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом), и 167, часть 2 (умышленное уничтожение имущества общеопасными способами, повлекшее тяжкие последствия) УК РФ.
В числе других, 1 марта 2001 г потерпевшим по возбужденному по его жалобам уголовному делу был признан и А.М. Хамзаев.
Представитель Генеральной прокуратуры, Главной военной прокуратуры и Прокуратуры Чеченской Республики В.П. Тен на слушаньях 16 марта 2001 года согласился с тем, что факт нанесения бомбового удара по Урус-Мартану 19 октября 1999 г. имел место, а результаты проверки, проведенной высшими воинскими чинами, не соответствуют истине. Он также признал право пострадавших на возмещение материального и морального вреда в том случае, если в ходе уголовного дела не будет доказано, что удар был нанесен в условиях крайней необходимости.
Обращение к концепции “крайней необходимости”, после всего заявленного генералами, было бы верхом цинизма и выглядело бы нелепо. Генералу Манилову и др. следовало бы объяснить, каким образом остается неизвестным высшему военному руководству, что происходит в Чечне на самом деле.
Слушанья по гражданскому делу А.М. Хамзаева из-за отсутствия представителя Правительства РФ и Минобороны перенесены на 11 мая 2001г., и, скорее всего, будут отложены до принятия решения по уголовному делу.
Хотелось бы надеется, что это дело не удастся замять. Абдулла Хамзаев прокладывает дорогу к закону всем пострадавшим в этой войне. В успехе этой тяжелой работы заинтересовано все российское общество, включая и тех, кто всеми силами стремится сейчас противостоять ей.

Светлана Ганнушкина
Read more
×
Scroll Up