Команда Комитета "Гражданское содействие"

Координатор проекта помощи лицам без гражданства_Елена Буртина

Елена Юрьевна Буртина
elena.burtina@gmail.com

Координатор проекта помощи лицам без гражданства

Образование: историк

В Комитете с 1995 года

О своей деятельности: «До того, как я пришла в Комитет, у меня было ощущение, что я стою на обочине и лишь наблюдаю жизнь, которая течет мимо.  В Комитете я чувствую, что живу, нахожусь в гуще событий. И еще  для меня важно, что в Комитете очень высокий уровень свободы — разумеется, в рамках миссии и этики Комитета. Здесь каждый может выбрать и даже создать подходящее для себя поприще и делать то, что считает нужным»

Начала ходить в Комитет в январе 1995 года. Это не было работой. Тогда Комитет не имел никаких средств, зарплату никто не получал, напротив, члены Комитета тратили на  деятельность организации личные средства.

Это было начало первой чеченской войны, в те дни как раз бомбили Грозный. Я пришла в «Мемориал» с предложением собирать сведения о погибших мирных жителях, опрашивая беженцев. Тогдашний председатель «Мемориала» Арсений Рогинский познакомил меня со Светланой Алексеевной, а она пригласила  в Комитет.

Он тогда базировался в  редакции «Литературной газеты». Никакого офиса у нас не было, члены Комитета раз в неделю вели прием беженцев прямо в вестибюле редакции, куда собирались толпы беженцев — в основном из Чечни.

Поначалу я только опрашивала беженцев из Чечни для своего мартиролога (эти сведения я затем передала Анне Политковской, и она опубликовала их в «Общей газете»), а потом стала вести прием. С 1998 года Комитет стал партнером УВКБ ООН и начал получать регулярную поддержку на работу общественной приемной. В конце того же года у нас появилось собственное помещение — на Долгоруковской улице.

С 1999 по 2015 год я отвечала за работу нашей приемной.  В 2003-2007 гг. параллельно руководила программой помощи больным из Чечни. Это был первый и самый большой из наших гуманитарных проектов в послевоенной Чечне.

За ним последовало несколько других  проектов, за которые тоже отвечала я. Они были направлены на помощь  пострадавшим от войны селам и школам в горах Чечни.  В эти годы я часто летала на Кавказ, видела страшные последствия войны,страдания людей. Тем не менее, это время было, наверное, самым счастливым для меня за 25 лет работы в Комитете:  то, что мы делали в Чечне, было, конечно, немного по сравнению с масштабом проблем, но безусловно имело смысл.

В конце 2007 года у нас появился  первый специальный проект в помощь трудовым мигрантам,  я  стала налаживать эту работу, которую в 2011 передала Стасе Денисовой. В 2010 году закрылся Центр приема беженцев  УВКБ ООН, и Комитет стал единственным местом в Москве, куда беженцы могли обратиться за правовой и гуманитарной помощью.

Как заведующая приемной, я пыталась организовать работу Комитета с беженцами. Думала, что если мы правильно и серьезно будем это делать, то сможем преодолеть практику тотального  непредоставления убежища — по крайней мере, в Москве. С 2010-2015 гг. я глубоко погрузилась в работу с беженцами.

Результаты этого погружения были крайне разочаровывающими. Они  нашли отражение в докладе «Россия как страна убежища», в котором содержится детальное описание и анализ системы убежища в РФ в сопоставлении со стандартами Конвенции 1951 года.

Этим докладом, изданным в 2015 году, я поставила для себя точку в работе с беженцами и сейчас отвечаю в Комитете за помощь лицам без гражданства. Эти люди — такие же изгои нашего общества, как и беженцы, но помочь им обрести легальный статус, а значит, и человеческие права, удается чаще, чем беженцам.

×
Scroll Up