Заключенный вспорол себе живот в зале суда: он настаивал, что дело против него сфабриковано

Халиду Азматгириеву дали еще два с половиной года колонии строгого режима за месяц до того, как он должен был выйти на свободу.

Чеченец Азматгириев должен был выйти на свободу в ноябре 2022 года. Однако по решению Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовии его срок увеличен на 2 года и 6 месяцев. 

Он обвиняется в «дезорганизации работы исправительного учреждения» (ч.2 ст.321 УК РФ). В основу нового уголовного дела легла словесная перепалка заключенного с сотрудником мордовской ИК-18. Позже в суде сторона обвинения заявила, что Азматгириев якобы не только грубо ответил сотруднику ФСИН, но и при выходе на прогулку левой рукой ударил его в грудь, и у сотрудника исправительного учреждения появился кровоподтек и «подозрение на перелом ребра». 

При этом экспертиза в отношении потерпевшего была проведена только в марте 2022 года, через три с половиной месяца после происшествия, а само уголовное дело возбуждено месяцем ранее, то есть тоже не сразу. И, хотя у сотрудника ИК на груди была камера, момент нанесения удара она не зарегистрировала. И нагрудная камера напарника потерпевшего, стоявшего рядом, тоже ничего не сняла. Суду также не были представлены записи еще с двух камер видеонаблюдения, которые находились на месте происшествия, хотя они могли подтвердить или опровергнуть факт избиения Азматгириевым сотрудника ИК.

По словам Халида, сотрудники мордовской колонии давили на него и провоцировали последние несколько лет. Он постоянно сталкивался с оскорблениями, его избивали, выставляли на мороз, лишали еды и не оказывали медицинскую помощь.

Руководитель проекта помощи заключенным с Северного Кавказа в тюрьмах Комитета «Гражданское содействие» Оюб Титиев считает, что «такое наблюдается повсеместно в колониях по всей России. Когда установленный судом срок наказания подходит к концу, сотрудники исправительных учреждений начинают провоцировать осужденных, чтобы сфабриковать новые уголовные дела». По мнению правозащитника, «жестокое отношение к мусульманам и выходцам из Северокавказских республик в местах лишения свободы — это месть сотрудников спецслужб России, которые беспрепятственно получают доступ к осужденным, отбывающим наказание в колониях. Это месть за участие в сопротивлении федеральным силам в ходе двух войн в Чечне» . 

Адвокат Марат Ашимов о деле Азматгириева

Как проходили суды по новому делу Азматгириева

По словам одного из адвокатов Халида Марата Ашимова, в Зубово-Полянском районном суде происходило «что-то из ряда вон выходящее». Не было удовлетворено ни одно из ходатайств стороны защиты: как об истребовании медицинских документов, на основании которых была проведена экспертиза, так и о вызове самого эксперта. Не были вызваны свидетели защиты. Обвиняемому не предоставили по его требованию переводчика, а значит, Азматгириев, плохо говорящий по-русски, был лишен базового законного права на защиту. 

Халид нанес себе больше десяти порезов в области живота в зале суда. Судебное заседание было прервано. По словам адвоката Марата Ашимова, Азматгириев изувечил себя от отчаяния от «беззакония суда». 

Несмотря на ходатайство защиты о переносе на другую дату, суд состоялся уже на следующий день, но без участия защитников Азматгириева по соглашению. Судом был назначен адвокат по назначению, которому Азматгириев заявил отвод. Азматгириев отказался от участия в судебном заседании без переводчика, но был насильно прикован наручниками с двух сторон и присутствовал на суде против своей воли. Замечания молодого человека о том, что он фактически лишен права на защиту, суд проигнорировал. 

За три дня до вынесения решения суда Халид снова нанес себе повреждения в области живота. Его экстренно доставили в лечебное учреждение и провели операцию по сшиванию брюшной полости. Врачи зафиксировали, что в момент поступления у заключенного было сломано ребро. 

Суд вынес решение в отсутствие как обвиняемого, так и его защитников по соглашению. 

Протокол судебного заседания и приговор по ходатайству адвокатов судом предоставлены не были. Защита готовит апелляционную жалобу. 

«Когда перед освобождением против человека фабрикуется дело, очевидно, что это должностное преступление. Но суды выступают соучастниками этих деяний. Судья Зубово-Полянского района в деле Азматгириева поступил именно так.

Чудовищно, что все это делается открыто, без попыток соблюсти хотя бы видимость закона. В случае Халида сотрудники ИК-18 просто взяли за основу случай двухмесячной давности и, не заморачиваясь с доказательной базой, сфабриковали уголовное дело, добавив срок, прямо перед тем как человек уже должен был выйти на свободу», — комментирует дело правозащитник Оюб Титиев.

Фото: Markus Winkler // Unsplash

Читать еще
×