«Государство, где никто не помогает беженцам, по-моему, — это плохое государство»

Завершилось судебное следствие по делу о «резиновой» квартире обнинской правозащитницы Татьяны Котляр.

Прокуратура запросила штраф в размере 150 тысяч рублей для  председателя калужского отделения движения «За права человека» и участницы сети «Миграция и право» правозащитного центра «Мемориал» правозащитницы Татьяны Котляр. Ей инкриминируется фиктивная регистрация граждан России и иностранцев: правозащитница, в частности, прописывала бежавших от войны украинцев в своей «резиновой» квартире.

«Чтобы педагоги или врачи были у нас в списке востребованных профессий — такого нет»

Верховный суд РФ в четверг отменил решение калужского суда и признал неправомерным отказ 55-летней учительнице английского языка Наталье Мельниковой из Луганской области в участии в программе переселения соотечественников.

Калужская региональная программа предполагает возрастное ограничение для участия для женщин старше 55 и мужчин старше 60 лет. Госпожа Мельникова и ее представители сочли это ограничение дискриминационным.

Оборона «Севастополя»

Репортаж из гостиницы, которая много лет назад стала центром афганской диаспоры в Москве

Серая панельная многоэтажка тоскливо высится на выходе из метро. Бывшая гостиница, ныне торговый центр «Севастополь», в народе называется попросту — рынок «Севак».

Светлана Ганнушкина: «Приходится быть оптимистом»

К Светлане Алексеевне Ганнушкиной, главе «Гражданского содействия», руководителю Сети «Миграция и Право» ПЦ «Мемориал», обращаются за помощью не только бесправные беженцы, но и влиятельные чиновники. Она четырежды «иностранный агент» — вместе с «Мемориалом», «Гражданским содействием», Сахаровским центром и Международным Мемориалом; при этом более деятельного патриота не найти. На ее счету премия имени Нансена и Альтернативная Нобелевская премия. С 2009 года Светлану Ганнушкину ежегодно выдвигают на Нобелевскую премию мира, и каждый год она входит в «100 самых уважаемых людей страны», по версии «РР».

Как математик Светлана Ганнушкина вдруг решила помогать беженцам? Началась перестройка, а с ней и новые процессы в обществе.

«Я как заключённая»: Беженки о жизни в России

В России формально беженцев нет, говорят эксперты, имея в виду ничтожные цифры официальной статистики — во время сирийского конфликта Россия, например, признала беженцем всего одного жителя этой страны, ещё тысяча получила временное убежище. Из всех категорий беженцев на гостеприимство России могут рассчитывать в основном выходцы из Украины, а многие граждане стран дальнего зарубежья оказались в подвешенном состоянии: какое-то время они работали в России, но из-за боевых действий не смогли вернуться на родину, в результате их документы оказались просрочены и они были вынуждены просить убежища.

Мы поговорили с четырьмя женщинами, приехавшими в Россию из разных стран — Афганистана, Камеруна и Сирии, — о том, как они оказались здесь, об их жизни в России и о планах на будущее.

Зайнаб (имя изменено по просьбе героини)
Афганистан
Мне двадцать семь, я живу в Москве семь лет. Я родилась в Афганистане, в городе Мазари-Шериф — окончила двенадцать классов школы и бакалавриат.

Россия депортировала в Азербайджан талышского учёного Аббасова

Россия депортировала в Азербайджан талышского учёного, одного из лидеров талышского национального движения Фахраддина Аббасова, после прилёта из Москвы он был задержан в аэропорту Баку. Об этом заявила Служба безопасности Азербайджана.

Не дожили до паспорта

В 2018 году благодаря поддержке Комитета 15 лиц без гражданства получили легальный статус в России.

Многие ситуации, в которых оказались лица без гражданства, являются неразрешимыми. С точки зрения российского законодательства.

Хочется поговорить

Восемь лет живет сирийка Захраа в России. «Спасибо», «макароны», «нормально» — это почти все слова, которые она может сказать по-русски. Но ей надо знать больше — иначе она никогда не начнет общаться с людьми, живущими в России.

«Скромная, молчаливая, всем всегда помогает», — так о Захре Шевхнех говорят в сирийской общине Ногинска. «И дети хорошие, послушные», — добавляют о ее старшем сыне, двенадцатилетнем Ахмеде, и двух дочерях, одиннадцатилетней Айше и пятилетней Шахад.

Двух государств сирота

Афганец Ясин попал в СССР одиннадцатилетним мальчишкой — вместе с сотнями других детей его отправили в братскую страну на учебу. Сейчас Ясину угрожает депортация на родину, которая давно перестала быть его родиной.

«Я бы куда угодно поехал»: детство и отъезд в СССР

«Мы жили очень близко к горам, и у нас всегда было много осадков. Зимой иногда человек утром просыпается и дверь из дома не может открыть из-за снега, приходится как-то перелезать и все это откапывать», — вспоминает Ясин свое детство в Чарикаре, городе в 60 километрах к северу от Кабула.

Дети мигрантов претендуют на места в школах, из-за чего школы переполнены и качество образования снижается?

«Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» в Международный день мигранта завершают цикл мифов об иностранцах, живущих в России.

Доцент НИУ ВШЭ антрополог Екатерина Деминцева объясняет, из-за чего в школах становится больше детей мигрантов и почему эта тенденция — положительная для российского общества.

ЕКАТЕРИНА ДЕМИНЦЕВА, антрополог, доцент НИУ ВШЭ

Детей мигрантов в школах становится действительно больше, просто потому что больше семей оседает в России и для них важно, чтобы ребенок вливался в общество, не чувствовал себя чужим. То есть это скорее положительная тенденция: если родители-мигранты привозят ребенка в Россию, то они с большей долей вероятности работают здесь легально, планируют получать гражданство и так далее.

Мигранты пользуются льготами и получают социальные пособия, положенные российским гражданам?

 «Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Доцент НИУ ВШЭ антрополог Екатерина Деминцева опровергает заблуждение, что иностранцы пользуются многочисленными российскими льготами, и объясняет, почему нам всем было бы лучше, если бы это было правдой.

ЕКАТЕРИНА ДЕМИНЦЕВА, антрополог, доцент НИУ ВШЭ

Многие представляют себе мигранта, приехавшего в страну и затем получающего годами пособия. Но так не бывает.

Денежные переводы на родину, которые делают мигранты, — это колоссальная утечка финансов из России?

«Такие дела» и комитет «Гражданское содействие» продолжают разбирать мифы о мигрантах.

Профессор факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге Сергей Абашин считает, сколько денег мигранты отправляют на родину и так ли велики эти цифры на самом деле.

СЕРГЕЙ АБАШИН, профессор факультета антропологии, Европейский университет в Санкт-Петербурге

В 2017 году физические лица отправили из России в страны СНГ почти 13 миллиардов долларов. Крупнейшие получатели (более 1 миллиарда долларов): Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан и Армения.