Не экстрадиция, так выдворение

Гражданина Таджикистана пытаются под каким-нибудь предлогом выслать из России.

Практика замены экстрадиции выдворением, то есть уголовного дела более легко реализуемым административным, продолжается. В конце прошлой недели гражданина Таджикистана Саидмаруфа Саидова, который находится в процессе обжалования решения об экстрадиции, чуть было ни выдворили из России. О недопустимости подобной практики уже не раз заявлял Европейский суд по правам человека.

Подмена понятий

Десятого апреля закончился максимальный срок содержания под стражей Саидмаруфа Саидова в связи с экстрадиционной проверкой по требованию Таджикистана. Находясь в СИЗО, Саидов подал ходатайство о предоставлении ему статуса беженца на территории РФ. Он обосновывал обращение за убежищем тем, что на родине ему угрожают пытки и обращение, унижающее человеческое достоинство. Эти опасения не беспочвенны: по данным международных организаций в таджикских тюрьмах и колониях распространены пытки и «другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинства виды обращения и наказания». Однако в статусе беженца Саидмаруфу отказали. С помощью юриста Сети «Миграция и право» ПЦ Розы Магомедовой Саидов обжаловал это решение в суде. Однако Генпрокуратура, не дожидаясь судебного решения по его жалобе, постановила экстрадировать Саидова, ссылаясь на Минскую «Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам» 1993 года. Адвокат Магомедова обжаловала решение заместителя Генерального прокурора РФ в Верховном суде.

Саидмаруф Саидов с адвокатом Розой Магомедовой.

Десятого апреля Саидов должен был выйти из СИЗО и под подпиской о невыезде ждать результата обжалования решения Генпрокуратуры. Но его прямиком из СИЗО доставили в ОВД «Якиманка». Там Саидмаруфу предъявили обычное обвинение в нарушении статьи 18.8 КоАП РФ – «нарушение иностранным гражданином режима пребывания в РФ, выразившееся в отсутствии документов, подтверждающих право на пребывание».

Саидов тут же связался с адвокатом Магомедовой, которая представила в ОВД доказательства того, что ее подопечный находился в СИЗО №4, а значит, никак не мог в это время нарушать режим пребывания на территории РФ. Также адвокат утверждала, что в СИЗО хранятся документы ее подопечного, которые подтверждают законность его нахождения в России до заключения под стражу.

Несмотря на приведенные доводы, дело Саидова было передано в Замоскворецкий суд. Там судья в считанные минуты постановил, что «вина Саидова С.Н. в совершении административного правонарушения ч.3.1 ст.18.8 Кодекса РФ об административных правонарушениях полностью доказана». И назначил ему наказание в виде штрафа в размере пяти тысяч рублей с принудительным выдворением в Таджикистан и помещением до исполнения решения в ЦВСИГ (Центр временного содержания иностранных граждан). Таким образом, экстрадиция в Таджикистан была заменена выдворением.

Отработанный сценарий

Эти сценарии повторяются регулярно. Впервые Комитет «Гражданское содействие» столкнулся с экстрадицией, закамуфлированной под выдворение, в 2006 году. Тогда был выдворен в Узбекистан Рустам Муминов. Прокуратура отказала в его экстрадиции, но ФСБ распорядилось выдворить Муминова из России, что и было сделано, несмотря то, что постановление суда первой инстанции еще не вступило в силу, а жалоба на него еще не была рассмотрена судом второй инстанции. Позже жалоба была удовлетворена, ЕСПЧ принял по делу Муминова постановление, в котором Россия была признана виновной в нарушении нескольких статей «Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод». В первую очередь это касалось ст. 3, запрещающей пытки и обращение, унижающее человеческое достоинство, а также ст. 5 о незаконном лишении свободы. Начальника Центра содержания иностранных граждан судили и наказали штрафом и временным запретом на профессиональную деятельность. Но Муминову это никак не помогло: в Узбекистане его на долгий срок лишили свободы. Нам не удалось получить сведения о его дальнейшей судьбе.

В 2011 году по сценарию замены экстрадиции на выдворение была проведена попытка выслать из России гражданина Узбекистана Абдулсами Рахмонова. Тогда это было связано, как и в истории Саидова, с СИЗО №4 в Москве. Рахмонову повезло больше: он получил временное убежище, благодаря вовремя принятому решению ЕСПЧ, согласно правилу 39 Регламента Европейского суда, запретившему России его выдачу и высылку.

В случае Саидмаруфа Саидова адвокат Роза Магомедова также намерена обратиться в ЕСПЧ с просьбой применить правило 39 Регламента и запретить высылку и выдачу Саидова до вынесения окончательного решения ЕСПЧ по его делу. Адвокат Саидова также составила запрос в СИЗО №4 с просьбой предоставить информацию о том, в котором часу и при каких обстоятельствах Саидов покинул следственный изолятор 10 апреля, почему ему не были выданы документы, и каким образом он оказался не на свободе, а  в ОВД «Якиманка».

Отметим, что описанный сценарий замены экстрадиции депортацией не единственный способ выполнить просьбу коллег из дружественной страны и передать запрашиваемого ими гражданина, минуя все правовые нормы.

Так, 13 апреля в Екатеринбурге вместо освобождения из СИЗО были выданы Узбекистану двое узбекских граждан – Жамолиддин Хасанович Пирматов и Хасан Йулдашевич Пирматов, несмотря на отказ Генеральной прокуратуры в их экстрадиции. В их случае все произошло слишком быстро, адвокатам не удалось вмешаться и ввести процедуру в законное русло: сотрудники ФСБ попросту посадили их в самолет и отправили на родину. То, что произошло с Пирматовыми можно смело назвать похищением людей и незаконным перемещением их через границу.

Дарья Манина, «Гражданское содействие»