История Ибрагим Сахи Дад Раджаби

18 ноября Ибрагим Сахи Дад Раджаби, проведя 7 месяцев за решеткой, добровольно вернулся в Афганистан. Это тот человек, о котором мы рассказывали в материале «Депортировать …за того парня». Мы назвали его там вымышленным именем, но сейчас это уже не имеет смысла.

Ибрагим вернулся в Афганистан, потому что добиться отмены постановления о его депортации за нарушение, совершенное другим человеком, гражданином Пакистана Ибрагимом Мухаммад Сахидад, нам не удалось.

Надзорную жалобу на это решение, подтвержденное судьей Мосгорсуда, президиум того же суда вернул Ибрагиму без рассмотрения — на том основании, что он, Раджаби Ибрагим Сахи Дад, не может обжаловать судебное решение, вынесенное в отношении Ибрагима Мухаммад Сахидад. Выходит, сидеть в спецприемнике и ждать депортации за того человека Раджаби может, а обжаловать это решение – нет.

6 сентября спецприемник посетили представитель Уполномоченного по правам человека и руководитель нашего Комитета Светлана Ганнушкина (см. здесь, на фотографии постаревший за последние месяцы Ибрагим — крайний слева, рядом со Светланой Алексеевной). Она познакомила сотрудника аппарата Уполномоченного по правам человека с Ибрагимом, рассказала его историю. Он был возмущен, обещал помочь. Но и ему ничего сделать не удалось.

В то же время выслать Ибрагима Раджаби на основании постановления о выдворении человека с другими персональными данными было невозможно: посольство Афганистана не могло выдать ему свидетельство о возвращении, необходимое для пересечения границы, на имя пакистанца. Ситуация зашла в тупик и могла находиться в этом состоянии очень долго, если бы Ибрагим сам не принял решение вернуться в Афганистан.

Он принял такое решение потому, что не выдержал, не смог дальше терпеть несвободу, унизительные и вредные для здоровья условия содержания. Холод, сырость, скученность, вместо туалета – дырка в полу за занавеской прямо в камере. В спецприемнике у Ибрагима начал болеть желудок, позвоночник, стали отекать ноги — от всех болезней у местного врача было только одно средство: таблетка аспирина. Но больше всего Ибрагима мучало ощущение, что бесконечно тянется бесплодное временное существование, он не работает, не учится, не развивается, не движется вперед, что его жизнь проходит впустую. Он решил вернуться в Афганистан, чтобы прервать эту дурную бесконечность.

Как сложится его жизнь в Афганистане, где его будут подстерегать опасности со всех сторон? Его могут преследовать и как нежелательного свидетеля так и не расследованного чудовищного теракта в Баглане, и как одного из хазарейцев (этническое и религиозное меньшинство), которых ненавидят талибы, и как человека, которого фанатики могут заподозрить в неверности только из-за длительного проживания в неисламской стране. Кажется, единственное, что нам осталось, это обратиться в Европейский суд. Правда, защитить Ибрагима в Афганистане это все равно не сможет.

18 ноября Ибрагим Сахи Дад Раджаби, проведя 7 месяцев за решеткой, добровольно вернулся в Афганистан. Это тот человек, о котором мы рассказывали в материале «Депортировать …за того парня». Мы назвали его там вымышленным именем, но сейчас это уже не имеет смысла.

Ибрагим вернулся в Афганистан, потому что добиться отмены постановления о его депортации за нарушение, совершенное другим человеком, гражданином Пакистана Ибрагимом Мухаммад Сахидад, нам не удалось.

Надзорную жалобу на это решение, подтвержденное судьей Мосгорсуда, президиум того же суда вернул Ибрагиму без рассмотрения — на том основании, что он, Раджаби Ибрагим Сахи Дад, не может обжаловать судебное решение, вынесенное в отношении Ибрагима Мухаммад Сахидад. Выходит, сидеть в спецприемнике и ждать депортации за того человека Раджаби может, а обжаловать это решение – нет.

6 сентября спецприемник посетили представитель Уполномоченного по правам человека и руководитель нашего Комитета Светлана Ганнушкина (см. здесь, на фотографии постаревший за последние месяцы Ибрагим — крайний слева, рядом со Светланой Алексеевной). Она познакомила сотрудника аппарата Уполномоченного по правам человека с Ибрагимом, рассказала его историю. Он был возмущен, обещал помочь. Но и ему ничего сделать не удалось.

В то же время выслать Ибрагима Раджаби на основании постановления о выдворении человека с другими персональными данными было невозможно: посольство Афганистана не могло выдать ему свидетельство о возвращении, необходимое для пересечения границы, на имя пакистанца. Ситуация зашла в тупик и могла находиться в этом состоянии очень долго, если бы Ибрагим сам не принял решение вернуться в Афганистан.

Он принял такое решение потому, что не выдержал, не смог дальше терпеть несвободу, унизительные и вредные для здоровья условия содержания. Холод, сырость, скученность, вместо туалета – дырка в полу за занавеской прямо в камере. В спецприемнике у Ибрагима начал болеть желудок, позвоночник, стали отекать ноги — от всех болезней у местного врача было только одно средство: таблетка аспирина. Но больше всего Ибрагима мучало ощущение, что бесконечно тянется бесплодное временное существование, он не работает, не учится, не развивается, не движется вперед, что его жизнь проходит впустую. Он решил вернуться в Афганистан, чтобы прервать эту дурную бесконечность.

Как сложится его жизнь в Афганистане, где его будут подстерегать опасности со всех сторон? Его могут преследовать и как нежелательного свидетеля так и не расследованного чудовищного теракта в Баглане, и как одного из хазарейцев (этническое и религиозное меньшинство), которых ненавидят талибы, и как человека, которого фанатики могут заподозрить в неверности только из-за длительного проживания в неисламской стране. Кажется, единственное, что нам осталось, это обратиться в Европейский суд. Правда, защитить Ибрагима в Афганистане это все равно не сможет.