Интеграция по-взрослому

Бесплатные курсы интеграции для взрослых беженцев и вынужденных переселенцев в «Гражданском содействии».

Ежегодно в Россию прибывает значительное число мигрантов из разных уголков планеты. Согласно официальным данным, на конец 2016 года в нашей стране находилось чуть больше 9,5 миллионов граждан иностранных государств.

К сентябрю 2017 года правительство по просьбе президента должно разработать законопроект, регулирующий социокультурную адаптацию и интеграцию иммигрантов в российское общество. Но пока никакой госпроект не запущен, функции интеграции выполняют неправительственные организации и школы русского языка. Специализированных бесплатных языковых школ в Москве всего две, и обе – для детей.

Интеграционные курсы

В 2014 году Комитет «Гражданское содействие» открыл бесплатные интеграционные курсы для совершеннолетних мигрантов и беженцев. Курсы включают в себя занятия русским языком как иностранным (РКИ), правовое просвещение и уроки компьютерной грамотности.

«Изначально существовал Детский центр адаптации, и взрослых там не обучали. Родители приводили детей на занятия, а сами оставались в коридоре ждать. И тогда я поняла, что вот эти мамы, которые приходят, они также не говорят по-русски. Так появилась идея заниматься русским языком и со взрослыми», – рассказывает координатор проекта Карина Котова, которая пришла в Комитет волонтером-преподавателем РКИ в 2011 году.

Занятия русским языком проходят три раза в неделю. На данный момент курсы посещают двадцать один человек – мигранты из Конго, Нигерии, Афганистана, Палестины, Ирана, Йемена. У каждого из них своя история и свои причины, по которым они приехали в Россию – война, политико-экономический кризис или авторитарный политический режим на родине.

По оценкам социологов, основным барьером к трудоустройству и социокультурной интеграции в принимающее общество является незнание языка. Латифа, приехавшая в Россию десять лет назад из Афганистана, согласна со специалистами: «Без знания русского языка я не могла решить ни одной возникающей проблемы, в том числе и с документами. Теперь я чувствую себя немного увереннее при общении с работниками государственных органов или с местным населением. Эти занятия мне очень помогли».

У Латифы трое детей. Они лучше интегрированы в среду. В первую очередь – за счет того, что ходят в школу.

«Школы – это, пожалуй, самое важное связующее звено между семьями иностранных граждан и россиян. Дети общаются с ровесниками, учат язык, родители приходят на собрания в школы, знакомятся с другими родителями, учителями. Мы стараемся помочь иностранцам освоить русский язык, и важно, чтобы школы, со своей стороны, поддерживали иноязычных родителей участвовать в жизни школы. Вовлекали в подготовку внешкольных мероприятий и детей, и родителей, а не отталкивали из-за возможного языкового барьера», – подчеркивает координатор проектов Комитета «Гражданское содействие» Анастасия Денисова.

Нежелание интегрироваться – миф

Говоря о проблеме интеграции, отдельные представители власти и бюрократии апеллируют к нежеланию иммигрантов учить язык, соблюдать российские обычаи и знакомиться с культурой. Координатор проекта «Интеграционные курсы» Карина Котова считает, что такая ситуация складывается из-за стремления власти найти оправдание своему бездействию и неудачам в сфере интеграции. «К сожалению, до сих пор нет инициированных властями программ в этой области, которые бы успешно работали. Все время анонсируются громкие проекты: то мы узнаем, что в 2015 году в Москве будет открыто 30 центров толерантности, однако в действительности этого не происходит, то с помпой отмечается день мигранта, который ежегодно проходит на фоне ухудшающейся ситуации с положением иностранных граждан».

Правда, иногда власти все же берутся за решение некоторых проблем: так, в 2012 году был принят закон об обязательном экзамене по русскому языку для мигрантов. Сейчас этот тест должны сдавать те, кто подают документы на временное проживание, вид на жительство или хотят получить патент. Планировалось, что эта программа ляжет в основу интеграционного процесса для мигрантов, но в реальности, к сожалению, получилось иначе. «На деле это привело к увеличению коррупции, а не к интеграции. Многие из тех, кто сдал экзамен, не владеют русским языком на необходимом для получения сертификата уровне», – отмечает Карина Котова.

Основная проблема заключается не в том, что иммигранты не хотят интегрироваться в российское общество, а в том, что они не могут: государство не создает таких возможностей. «За десять лет, проведенных в России, я так и не смогла найти ни одной организации, которая помогла бы мне выучить русский язык. В результате, осваивать язык пришлось посредством повседневного общения, но из-за этого я не знала, как говорить правильно. В нашем языке нет такого грамматического разнообразия», – рассказывает Латифа.

По мнению преподавателя русского языка как иностранного Жанны Никитушкиной, все, кто посещают занятия в «Гражданском содействии», хотят говорить по-русски. «У кого-то процесс идет быстрее, у кого-то медленнее. Зависит от окружения, от индивидуальных особенностей. Те, кто поставлены в жесткие условия, – не имеют рядом соотечественников или на работе вынуждены общаться на русском, – очень быстро осваивают азы, позволяющие им коммуницировать с русскоязычными», – рассказывает Жанна.

Преподаватель Жанна Никитушкина.

Сейчас появилась возможность улучшать знание русского языка с помощью современных технологий. Не все участники проекта с легкостью ими овладевают, поэтому те, кто нуждаются в помощи, получают индивидуальные консультации по работе с компьютером.

Правовое просвещение

Правовое просвещение – еще одно направление проекта «Интеграционные курсы».  Тем, кто посещают эти занятия, рассказывают о возможностях легализации в России, устройстве на работу и трудовом праве, о правилах общения с сотрудниками полиции, о возможностях защиты в суде и основах прав человека. Темы, которые поднимаются на лекциях, зависят от состава группы и от общего уровня владения русским языком. Для тех, кто свободно говорит, профессиональный психолог проводит тренинги по разрешению конфликтов. Это подразумевает знакомство с гендерной теорией, обсуждение роли гендерных и этнических стереотипов в повседневной жизни, изучение оптимальных способов разрешения конфликтов. «К сожалению, женщины часто не включены в жизнь общества. Многие из них не работают, сидят дома и общаются только со своими соотечественниками в силу определенных традиций. Опасаясь полиции или агрессии со стороны местных жителей, они боятся выходить на улицу без сопровождения. В результате, нередко мы сталкиваемся с тем, что женщины, годами живущие в России, не знают русского даже на так называемом «уровне выживания». Психологическая поддержка направлена на облегчение их адаптации, и мы активно развиваем направление психологической помощи женщинам», – комментирует Карина Котова.

«Если у меня какая-то проблема дома, я запоминаю и потом обсуждаю ее на занятиях с психологом», – улыбается ученица Сона. Она приехала в Москву из Афганистана, закончила здесь парикмахерские курсы, но в салон на работу ее не берут. Девушка зарабатывает на жизнь преподаванием дари детям. Сейчас Сона находится в процедуре получения временного убежища в России, и надеется, что сможет здесь остаться.

Программы психологической поддержки в комплексе с языковым и профессиональным обучением действуют во многих западноевропейских странах как на базе государственных организаций, так и неправительственных. Такие занятия позволяют не только преодолеть проблемы личного и семейного характера, но и социальную депривацию людей, попавших в другой социокультурный контекст. Значительная часть таких программ сосредоточена на женщинах, поскольку считается, что они хуже мужчин адаптируются к реалиям принимающего общества.

Интеграционный курс «Гражданского содействия» существует благодаря поддержке Норвежского Хельсинкского комитета. Помимо занятий русским языком в Москве, Комитет также реализует проекты по обучению детей и взрослых языку (детям, кроме русского, преподают арабский и английский) в Ногинске и Лосино-Петровском.

«Интеграционные курсы для иммигрантов – проект небольшой, – говорит Карина Котова. – Люди, готовые заниматься, приходят каждый день, но в силу ограниченных ресурсов мы не можем пригласить на занятия всех желающих, поэтому эта инициатива, несмотря на все положительные аспекты, – капля в море».

Текст – Анастасия Гаева, Дарья Манина.

Фото – Алиса Рехтман.

Комитет «Гражданское содействие»