Христианина из ЦАР просят покинуть Россию

Преследуемого на родине по религиозно-политическим мотивам Кевина Канги могут разлучить с семьей в РФ.

«Канги Кевин Фруменс не привел убедительных доводов, свидетельствующих о том, что его опасения за свою безопасность на территории ЦАР являются более существенными, чем у других жителей страны, проживающих в ЦАР». Именно по этой причине Басманный суд Москвы отказался предоставить временное убежище Кевину Канги – человеку, который бежал из Центральноафриканской республики в Россию в 2013 году от преследования по политическим мотивам, а сейчас вместе с женой – гражданкой РФ – воспитывает в Москве дочь. За четыре года Кевину, отца и брата которого убили по политическим мотивам, так и не удалось доказать местным властям, насколько опасно ему возвращаться на родину и как важно сохранить семью здесь. Хотя в Женевской конвенции о статусе беженцев прописано, что на статус могут рассчитывать люди, которые боятся вернуться домой из-за проблем, которые связаны с «религией, национальностью, принадлежностью к определенной социальной группе или политической деятельностью», Российским миграционным службам этого недостаточно. В РФ необходимо не только доказательство принадлежности беженца к группе риска на родине, но и то, что из всей группы риска ему угрожает особая опасность.

Кевин Канги с юристом Сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Филиппом Шишовым.

Убийства родственников недостаточно

Кевин Канги – христианин, в ЦАР его преследовали мусульмане-повстанцы. В 2013 году мусульманская коалиция «Селека» свергла в республике христианского президента Франсуа Бозизе и путем государственного переворота привела к власти своего лидера Мишеля Джотодиа. Тогда же повстанцы начали грабить и убивать христиан, которые в ответ создали отряды ополчения.

Канги предоставил Басманному суду перевод статьи газеты «Ле Демократ» от 3-го апреля 2013-го года. Вот отрывок из материала: «…Родители Фруменса Канги беспокоятся за своего сына, который покинул дом, не оставив нового адреса. Дело в том, что молодой человек на свою беду состоял в рядах активистов КНК, партия Бозизе пыталась дать отпор повстанцам, возглавляемых Мишелем Джотодиа. Сегодня Фруменса Канги подозревают в незаконном хранении оружия… После обысков, проведенных боевиками «Селека», дом этого молодого человека превратился в руины».

Членство Кевина в партии КНК (Kwa Na Kwa – «Труд, ничего кроме труда») подтверждает учетная карточка кандидата: в документе прописано, что Канги является заместителем федерального председателя КНК по делам молодежи. Мужчина уверен, что в случае возвращения на родину ему грозит преследование политического и религиозного характера и, возможно, смерть.

«В 2013-м году мусульмане пришли на работу к Кевину и обокрали его. Он принял решение бежать, когда повстанцы ворвались в его дом и убили брата. Вероятно, они приняли его за Кевина. В статье «Ле Демократ» писали об этом, но официальных доказательств нет», – рассказывает жена Канги Анаит Мкртчян.

Не самый гуманный суд в мире

Согласно Федеральному закону о беженцах РФ, временное убежище может быть предоставлено лицам, которые «не имеют оснований для признания беженцем по обстоятельствам, предусмотренным настоящим Федеральным законом, но из гуманных побуждений не могут быть выдворены (депортированы) за пределы территории Российской Федерации». Что имеется в виду под «гуманными побуждениями» в законе не расшифровывается, но возможность кормильца семьи, отца и мужа гражданок РФ находиться рядом с родными, вполне могло бы подойти под определение «гуманности».

Статус беженца в свою очередь может быть дан на основании преследования на родине по «признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений». То есть не получив статуса беженца по причине преследований в 2016 году (борьба за статус велась два года), Кевин попытался апеллировать к гуманности и просить хотя бы временного убежища.

Однако формулировки судебных отказов и в 2016-м, и в 2017 были одинаковые – «недостаточно оснований». И это несмотря на веские доводы и даже выступление свидетеля, что в таких процессах – редчайшее явление. Канги поддержал сотрудник посольства ЦАР в Москве Бисса Жискар Аркадиус. Он подтвердил, что знает Кевина с 2010 года, так как состоял с ним в одной политической партии, и Канги действительно угрожает серьезная опасность на родине. О показаниях лица с дипломатическим иммунитетом в заключении суда было сказано: «суд доверяет показаниям истца, однако отмечает, что указанные показания не содержат сведений, подтверждающих факт преследований истца по политическим мотивам».

Без статуса беженца или временного убежища Кевин Канги не имеет право работать на территории Российской Федерации. Сейчас он помогает жене воспитывать дочку. Анаит рассказывает, что муж уже хорошо говорит по-русски, и даже с маленькой Мирабелой говорит не на родном французском, а на русском. Если ему придется покинуть страну, семья последовать за ним не сможет: у Анаит есть дочь от первого брака, которой сейчас 14 лет. Девочка выросла в России, здесь живет ее отец. Кого из дочерей лишить отца – выбор не самый простой.

В марте этого года ООН опубликовала доклад World Happiness Report, в котором назвала самые неблагополучные страны мира. Критериями оценки были уровень ВВП, соцподдержка граждан, продолжительность жизни, свобода и доверие жителей и др. Центральноафриканская республика оказалась в рейтинге одной из самых несчастливых стран, наряду с Сирией, Руандой и Танзанией.

По данным ФМС России, на момент апреля 2016 года в РФ пребывало всего 64 гражданина Центрально-Африканской Республики. ЦАР – одна из самых малонаселенных стран Африки. Экономика республики, которая не имеет выхода к морю, держится на добычи золота, алмазов и производства обуви. Потока беженцев из ЦАР в Россию нет, и на примере случая с Кевином очевидно, что «достаточные основания» для того, чтобы здесь остаться, найти, мягко говоря, непросто. Но Канги еще пытается, в первую очередь, ради своей семьи.

Дарья Манина, «Гражданское содействие».