Война с детьми

В комитет «Гражданское содействие» обратилась сирийка Нассер Кавтхар, которая никак не может отдать дочку в первый класс. Оказалось, что в прошлом году Департамент образования города Москвы утвердил очередной документ, согласно которому для поступления в школу необходимо подтверждение регистрации в столице

«Я хочу в школу»

«Моя дочь говорит на русском, ее с четырех лет учили наши родственники. И со мной она иногда разговаривает по-русски. Вчера она сказала: «Мама, мы столько ходим туда-сюда, сюда-туда… я устала, я хочу в школу».

Кареглазой сирийке с длинным именем Мохамад Ахъя Дуаа – всего семь лет, она действительно отлично говорит по-русски и представляется Дашей. Ее мама, Нассер Кавтхар, приехала из Сирии год назад – пообщаться с родственниками. родственниками. Но вернуться на родину не смогла: начавшаяся еще в 2011 году гражданская война пришла к ее дому.
И тогда женщина обратилась в миграционную службу с просьбой о предоставлении временного убежища для нее и дочери. Просьба увенчалась успехом, после соблюдения всех бюрократических формальностей временное убежище Нассер получила. Это произошло в конце мая 2014 года. А за несколько месяцев до этого, в январе, Дуаа исполнилось 7 лет – девочке пора было поступать в школу.

«Я хочу, чтобы дочка училась, с ней занимаются с раннего детства. Но мы никак не можем подать документы – нас отправляют с одного адреса на другой, и все без толку», — делится женщина. Она уже побывала в школе №1374, в ОСИП и в управлении образования СВАО, где выслушала одни и те же требования: чтобы ребенка взяли в школу, мама должна предъявить либо регистрацию в Москве, либо разрешение на временное проживание, либо вид на жительство. Одним словом, нужен официально подтвержденный московский адрес проживания семьи. Сделать регистрацию Нассер Кавтхар не может: хозяин съемной квартиры, где сейчас г-жа Нассер живет с ребенком, не дает согласия на их регистрацию. У отца и братьев Дуаа — российское гражданство, но они не живут в Москве, поэтому их документы никак не помогут девочке попасть в школу.

Нет в системе

В школе на Бабушкинской, куда сначала пришла Кавтхар, разводят руками – принять ребенка в первый класс здесь могут только в том случае, если его данные внесены в электронную систему документооборота. Это можно сделать двумя путями: самостоятельно, через портал госуслуг, или обратившись в операционный центр ОСИП с необходимыми документами. «Мы принимаем детей в первый класс по электронной системе АИС, это напрямую связано с попаданием ребенка в базу данных финансирования образовательного учреждения и другие списки. Мы не можем принять ребенка, если его нет в системе», — пояснила директор школы Галина Рябинская. Когда Кавтхар с Дуаа приехали к ней, Галина Рябинская обратилась к экспертам электронной системы «Образование» с простым вопросом: «Обязана ли школа зачислить в первый класс ребенка сирийской женщины, у которой есть свидетельство о предоставлении временного убежища в РФ, но нет регистрации в Москве?». В ответ она получила список необходимых для этого документов, в числе которых значился пункт «отрывная часть бланка о прибытии иностранного гражданина в место пребывания, либо отрывная часть заявления иностранного гражданина о регистрации по месту жительства». Ответивший «эксперт» ссылался в письме на приказ Минобрнауки России от 22 января 2014 года.

В самом же приказе информации о подобных ограничениях нет. Там говорится, что иностранному гражданину достаточно предъявить документы, подтверждающие его законное нахождение на территории РФ и связь с ребенком, поступающим в школу. В случае Кавтхар – свидетельство о предоставлении временного убежища на территории РФ и свидетельство о рождении Дуаа. Эти документы у сирийской мамы на руках. Но этого недостаточно – пояснили уже в управлении образования.

«Сейчас прием в школу регламентируется временными правилами департамента образования, — рассказала на приеме специалист управления, — и, согласно им, при внесении данных в электронную систему необходимо предоставить информацию о регистрации». Действительно, временные правила с такими требованиями были утверждены Департаментом образования еще 14 октября 2013 года. Неудивительно, что проблемы начались только сейчас – в прошлом сентябре, когда детей отдавали в школы, эти документы еще не действовали.

«Наш ответ Басаеву»

Заместитель председателя комитета «Гражданское содействие» Елена Буртина рассказала, что требование регистрации для приема детей в школу незаконно, и с подобной проблемой в комитете «Гражданское содействие», куда Нассер Кавтхар обратилась за помощью, сталкиваются не впервые. Оказывается, у проблемы образовательной дискриминации – длинная история. Первые попытки принять такие ограничения начались в 1995 году, после похода Шамиля Басаева на Буденновск. Это был «наш ответ Басаеву», и он был направлен против чеченских детей, бежавших от войны.

В 1999 году вышло постановление правительства Москвы и правительства Московской области об утверждении правил регистрации, и там был пункт 5, согласно которому в школы и детские сады принимали только детей, родители которых зарегистрированы на территории Москвы и Московской области. В 2000 году Генпрокуратура, в которую обратился комитет, подала в суд. 25 декабря жалоба была удовлетворена, и пункт об образовании был признан незаконным. образовании был признан незаконным. В мае 2001 года Верховный суд подтвердил решение Мосгорсуда, и 5 февраля 2002 года в правила наконец
внесли изменения.

Новый виток борьбы с неместными детьми начался в 2012 году, когда вступил в силу приказ №107 «Об утверждении порядка приема граждан в общеобразовательные учреждения». Пункт 12 этого документа гласил, что вместе с заявлением о приеме ребенка в школу родители обязаны предоставить свидетельство о регистрации ребенка по месту жительства на закрепленной за школой территории. Тогда информационная кампания в российских СМИ привела к тому, что занимавший на тот момент пост заместителя министра образования и науки Игорь Реморенко лично пообещал журналистам разъяснить эту ситуацию – и действительно, 28 июня 2012 года появилось циркулярное письмо Рособрнауки, в котором указывалось, что отсутствие регистрации не может служить основанием для ограничения права детей на образование.

«Отсутствие регистрации – это не повод отказывать ребенку в приеме в школу. За это предусмотрена совсем другая ответственность. Конституция, федеральный закон «Об образовании», Конвенция о правах ребенка – все эти документы гарантируют право на получение начального и среднего образования каждому ребенку , без ограничения по какому-либо признаку, а значит, и по признаку регистрации. Так что никаких законных оснований для того, чтобы лишать Дуаа возможности учиться в школе нет», — пояснила Елена Буртина.

К сожалению, закон, Конституция, Конвенция о правах значат для чиновников и директоров школ меньше, чем указания непосредственного начальства. Правда, бывают исключения. В конце сентября из школы №1099 собирались отчислить из-за отсутствия регистрации восьмиклассника Валерия Петросяна. Валерий родился в Москве, сын гражданина России, так что по закону он – российский гражданин по рождению. Но его гражданство до сих пор не оформлено, а без этого зарегистрировать его невозможно. Комитет тогда направил в Департамент образования Москвы письмо, в котором ссылался на закон «Об образовании», Конституцию и Конвенцию о правах ребенка.
И не успело письмо прийти в Департамент, как из школы позвонили в «Гражданское содействие» и сообщили: инцидент исчерпан, Валерий продолжит учиться.

В связи с историей Кавтхар и Дуаа Комитет также обратился в Департамент. Если это не поможет – Комитет будет писать в министерство, в прокуратуру, в суд — до тех пор, пока не прекратится позорная война с детьми.