Помощь беженцам с Донбасса — необходимость или нет?

В городском суде Обнинска рассматривается апелляция правозащитницы Татьяны Котляр: она настаивает, что регистрировала у себя украинцев, так как действовала в условиях крайней для них необходимости.

Обнинский городской суд Калужской области начал рассмотрение апелляционной жалобы Татьяны Котляр на приговор Мирового суда, который обвинил ее в фиктивной постановке на учет в своей квартире 166 беженцев с Донбасса и одной семьи из Киргизии. 12 сентября правозащитница была признана виновной в совершении 167 преступлений по статье 322.3 УК РФ. Этим приговором Татьяна Котляр, которая возглавляет Калужское отделение движения «За права человека», была приговорена к выплате штрафа в размере 150 тысяч рублей и одновременно освобождена от наказания, так как истек срок давности по делу.

Это второе уголовное дело Котляр. В 2014 году она уже была признана виновной в совершении аналогичного преступления, но попала под амнистию. Однако обвинительный приговор все равно был обжалован в Европейском суде по правам человека, и на данный момент ЕСПЧ ведет коммуникацию с Россией по этому делу.

Татьяна Котляр категорически не согласна с решениями суда и считает, что признание ее вины в фиктивной, то есть без предоставления права на проживания, регистрации беженцев суть игнорирование проблемы, которая лежит в основе того, почему мигранты обращаются к ней за регистрацией. А именно – потому что в квартирах, где они живут, их не регистрируют, а больше негде. Подробно о позиции Котляр и доводах защиты в ходе слушания последнего дела Комитет «Гражданское содействие» рассказывал ранее.

В апелляции, которую 26 января рассматривал Обнинский городской суд, правозащитница отметила, что считает вынесенный ей приговор незаконным, так как в решении мирового суда не было указано, что Татьяна Котляр ставила беженцев на миграционный учет безвозмездно, то есть в ее действиях не было корыстных мотивов.

Также в решении отмечено: в действиях Котляр «не усматривается состояние крайней необходимости» (действия в таких условиях не являются преступлением), в то время как в каждом отдельном случае речь шла как раз о чрезвычайных обстоятельствах. На это не раз обращал внимание юрист сети «Миграция и право» ПЦ «Мемориал» Илларион Васильев, представлявший интересы правозащитницы в суде. Об этом же говорили в ходе слушаний и свидетели – беженцы, которых регистрировала Котляр. Они отмечали, что хозяева, которые сдавали им квартиры, не соглашались делать регистрацию, а без этого документа у мигрантов не было возможности ни устроиться на работу, ни подать документы на участие в Госпрограмме переселения соотечественников, ни обратиться за медицинской помощью. Иначе говоря, вообще невозможно было нормально жить. При этом любая регистрация не по месту фактического пребывания считается фиктивной, а значит, люди не имели возможности встать на миграционный учет по закону ни при каких обстоятельствах. Разве что силой заставить хозяев квартир, в которых проживали, зарегистрировать их.

Мировой суд в своем решении сослался на то, что чрезвычайной необходимости в том, чтобы Котляр регистрировала у себя беженцев с Украины не было, так как у них была принимающая сторона – Пункты временной регистрации (ПВР) в Калужской области. О том, что они были, суд сделал вывод из слов прокурора Обнинска Дмитрия Чумака журналистам региональной газеты «во многих городах создаются специальные центры по регистрации беженцев». То есть прокурор сказал, что в некоторых городах они есть, но не говорил, что они есть в Обнинске. Но суд решил, что такие центры были, и на этом суждении выстроил обвинение.

«Я ставила на учет только тех беженцев, кого не регистрировали ни там, где они проживали, ни в другом месте на территории Калужской области родственники и знакомые. Для обоснования отсутствия крайней необходимости для граждан Украины моей регистрации судье достаточно было разъяснить, как и где они могли получить временную регистрацию (оформить миграционный учет по месту пребывания), если бы я их отказалась ставить на учет. Куда я должна была их направить регистрироваться? Если бы какая-то организация (должностное лицо) осуществляли помощь беженцам с Украины – ставила их на учет – то не было бы крайней необходимости для граждан Украины в моей регистрации. Но никто этого не делал», – отмечает в тексте апелляции Татьяна Котляр.

Адвокат Илларион Васильев в дополнение отметил, что не видит логики в том, что раньше его подзащитную судили в общем за регистрацию всех беженцев, а теперь каждая отдельная постановка на миграционный учет рассматривается как отдельное уголовное дело. Причем по 9 эпизодам Татьяна Котляр была оправдана, так как суд счел, что она предупредила власти о нарушении, а в примечании к статье, по которой ее судят, говорится: «Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно способствовало раскрытию этого преступления и если в его действиях не содержится иного состава преступления». По мнению юриста, Котляр во всех случаях содействовала раскрытию, так как никогда не скрывала факта регистрации, непрерывно писала письма чиновникам, в которых говорила о существующей проблеме, регулярно давала интервью журналистам, в которых рассказывала, что регистрируют у себя беженцев с Украины, потому что больше им негде встать на миграционный учет.

В заседании был объявлен перерыв почти на две недели. Следующее слушание в Обнинском городском суде Калужской области назначено на 8 февраля.